aif.ru counter
22

Чтобы не "рябило в ушах"

5 января состоится один из заключительных концертов фестиваля "Площадь искусств". Молодой петербуржец Петр Лаул представит в Малом зале Филармонии музыкальную палитру ушедшего века: в программе фортепианные миниатюры - от Дебюсси и Равеля, через Рахманинова, Скрябина, Прокофьева, Шостаковича, до Мессиана и Кейджа.

- Когда мне предложили подготовить программу, поначалу испугался, - говорит Петр, - не будет ли это музыкальным винегретом и, если можно так выразиться, не зарябит ли в ушах у слушателей. Но в процессе работы - а я играю более сорока произведений - стало ясно, что получается очень интересно. Мне хотелось, чтобы программа воспринималась как диалог, дискуссия между композиторами. Если бы программа посвящалась XIX веку, ощущения такого необычного разнообразия стилей не было бы, его дал ХХ век.

9 января у меня еще один концерт, посвященный музыке ушедшего столетия: в Большом зале Филармонии играю Скрябина. С этим композитором особые отношения: его необычайно интересно играть на рояле. В июне я участвовал в Московском конкурсе имени Скрябина, где стал лауреатом первой премии.

- Участие в конкурсах для молодых музыкантов важно?

- Я к конкурсам отношусь очень плохо. Искусство - это не скачки и не гонки, но конкурсы сейчас получили такое распространение, что без них невозможно добиться концертов. Так, после московского конкурса меня пригласило Скрябинское общество США, и я выступал в Нью-Йорке, Сиэтле, даже на Гавайях. 7 января даю концерт музыки Скрябина в Москве.

- Насколько разная везде публика?

- Абсолютно! Непредсказуемо, на что и как отреагирует. Для меня стала большим сюрпризом московская публика, никак не ожидал, что она настолько остро и точно понимает музыку. Москвичи просто вспыхивают, а вот петербуржцы более отстраненные, холодноватые. На москвичей похожи немцы. Французы же - а я выступал в Париже в зале Лувра - очень громко хлопают, но при этом совершенно не понимают, когда это нужно делать: аплодируют и между частями произведения, и в паузах. Совершенно холодна эстонская публика, это действует угнетающе.

- Интересуетесь ли вы творчеством коллег - молодых музыкантов мира? И, кстати, ваше мнение о Ванессе Мэй и других популяризаторах классики.

- Ванессу Мэй и недавно появившегося Николая Баскова я не люблю. Когда слышу разговоры, что академическое исполнительство отжило свой век, будущее за популяризаторами, очень раздражаюсь, при том что их имена еще и чрезвычайно раздувают, рекламируют. Популяризировать классическую музыку все равно что издавать "Братьев Карамазовых" в изложении для 7-го класса.

Если же говорить о серьезных музыкантах, мне больше нравятся исполнители прошлого - Рахманинов, Горовиц, Софроницкий, чем современные. Все они были абсолютно разными, непохожими. Сейчас, мне кажется, происходит некоторый исполнительский кризис, все стали стремиться к техническому совершенству, стерильности игры, все похожи, почти нет личностей выдающегося масштаба.

- О чем вы как музыкант мечтаете?

- Хотелось бы играть как можно лучше, расти, развиваться, но главное, чтобы не появилась необходимость уехать из страны. Сейчас все уезжают, справедливо полагая, что на Западе возможностей неизмеримо больше. Я не хочу покидать Петербург. Где бы ни выступал, самые главные концерты - в Филармонии. Мечтаю, конечно, больше играть по всему миру, но жить - здесь.

Смотрите также:





Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Когда в Петербурге включат отопление?
  2. Правда, что в Петербурге установлен температурный рекорд последних 136 лет?
  3. Как оформить визу в Финляндию после 1 сентября 2019 года?
Лучшие сериалы, которые вы смотрели?