54

Лоббизм в Петербурге, или Как "пробить" закон

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25 20/06/2001

"Топливное лобби провело выгодный для себя закон", "президент поддался автомобильному лобби". Слова лоббизм, лоббирование и им подобные кочуют по СМИ, ухо к ним привыкло, но что это такое, большинству граждан неведомо. В людском представлении это то же самое, что и коррупция: то есть когда богатый человек, чтобы решить свои проблемы, дает кому-то "на лапу". На деле все значительно тоньше.

Как это должно быть

Лоббизм происходит от английского слова lobby, что в переводе означает кулуары. То есть это такое место, где важную персону можно поймать и о нуждах своих рассказать. Лоббирование же - это способ влияния на власть, дабы она приняла решения, полезные для политической организации, отрасли промышленности, отдельной корпорации, завода или человека. На Западе такую форму "работы" с властью считают нормальным способом взаимодействия общества с властями. А потому лоббизм уже давно ввели в законные рамки. В США закон о лоббизме принят еще в 1946 году, а на сегодня в Конгрессе зарегистрированы тысячи лоббистских организаций. В немецком бундестаге их числится более полутора тысяч. По словам одного члена британского парламента, у них в нижней палате вообще слова не дадут, если не сообщить, чьи интересы ты представляешь. Деятельность лоббистов стремятся сделать предельно прозрачной, особенно в ее финансовой части. В той же Великобритании не считают предосудительным то, что парламентарий получает какие-то средства, но лишь тогда, когда все денежные поступления отражены в декларации. А вот если хоть фунт сокроешь - тогда можно лишиться своего кресла.

По словам руководителя Лаборатории социально-политических технологий Алексея Шустова, цивилизованная схема лоббирования сегодня включает несколько этапов. Допустим, некой финансовой структуре нужно подвигнуть власть на какое-то решение. Сначала силами пиар-кампаний активизируется общественное мнение по данному вопросу. Сюда может быть включена агитация через СМИ и разные пикеты, демонстрации, митинги и прочее. И лишь после этого в дело вступают собственно лоббисты. У них есть контакты с представителями власти, и они убеждают их отреагировать на запросы общественности, объясняя суть необходимых решений. Передают ли при этом тайно деньги? Возможно, но на Западе это серьезное нарушение закона, и идут на это редко.

- Лоббирование - очень дорогая услуга, - говорит Алексей Шустов. - Во-первых, лоббистам надо платить зарплату, а их доходы высоки. Во-вторых, надо оплачивать их накладные расходы. Ведь если лоббист не передает денег, это не значит, что он их не тратит на того же сенатора. Его же надо для беседы пригласить в дорогой ресторан, еще куда-нибудь позвать, в общем, расположить к себе, обеспечить удовлетворение его житейских слабостей.

Питерский вариант

В России закона о лоббизме нет, хотя принять его предлагают уже лет десять. Потому те, кого называют лоббистами, действуют скрытно и в своей работе не чураются никаких методов. О том, как покупаются голоса в Госдуме, написано немало. В СМИ регулярно можно узнать о том, сколько депутатов в российском парламенте принадлежит нефтяному лобби, сколько продвигают интересы той или иной финансово-промышленной группы. Но это в Москве. В северной столице все как-то мельче и тише.

Профессиональных лоббистских фирм, как говорят эксперты, у нас пока нет. Правда, некоторые из тех, кто раньше занимался политтехнологиями, сейчас дрейфуют в этом направлении. "Госдумовской" традиции, когда группы депутатов относятся к тому или иному лобби, в питерском парламенте тоже не наблюдается. В городе нет таких сильных финансовых структур, но главное, крупному бизнесу по большому счету просто нечего лоббировать в ЗакСе.

- Один знакомый бизнесмен, - говорит Алексей Шустов, - в свое время "помог" кандидату в депутаты победить на выборах. Но вскоре разочаровался: "свой" депутат оказался не нужен - нечего проводить через ЗакС. Так что, например, на будущих выборах в Законодательное собрание крупный бизнес вряд ли будет двигать "своих". Им это без надобности, все вопросы решаются на более высоком уровне. Зато в городской парламент сейчас идут и пойдут в еще большем количестве представители бизнеса районного и межрайонного уровня, которые стремятся приобрести вес, смогут лучше защитить свой бизнес.

Начинать надо со Смольного

Вообще обрисовать группы, на которые делятся депутаты в ЗакСе, сложно. Даже стандартное деление на "демократов" и "губернаторских" далеко от реальности. Можно лишь выявить, что одни депутаты склонны поддержать Смольный, а другие противостоять. Один чаще голосует за губернаторские законопроекты, а другой чаще против, хотя и тот и другой иногда может менять свою позицию. Это зависит от того, что, по мнению депутата, обеспечит ему большую поддержку избирателей: союз со Смольным или конфликт.

Потому, если в Петербурге надо пробить даже какое-то законодательное решение, акцент все равно будет смещен на "работу" с исполнительной властью, а не законодательной. Питерский лоббист, по словам Алексея Шустова, сначала определяет круг лиц, которые могут повлиять на принятие необходимого решения. На первом месте всегда - чиновники администрации. Именно к ним он в первую очередь пойдет проводить разъяснительную работу. Без поддержки администрации в ЗакС лучше не соваться - очень велик риск, что потом в Смольном вопрос "задробят" лишь потому, что решать его начали без них. Получив "добро" от чиновников, можно консультироваться с остальными: депутатами, налоговиками, работниками прокуратуры или Контрольно-счетной палаты. Это необходимо, иначе кто-то из них обидится, что не спросили его мнения, и, привязавшись к каким-нибудь "закорючкам", затормозит решение.

Нищий чиновник честным быть не может?

Конечно, никто не будет говорить открыто о том, что в ходе "работы" лоббисты убеждают представителей власти не только словами, но и материально. Ответственность за взятки никто не отменял. Однако понятно, что возможностей для подкупа у нас более чем достаточно. Причем не всегда нужно тупо передавать деньги в конверте. Можно, например, человека отправить на какой-нибудь международный конгресс на Таити, оплатив все расходы, или супругу его устроить к себе на работу и платить ей немалую зарплату, или помочь с лечением за границей и т.д. И, по мнению экспертов, истоки этого - в бедности наших чиновников.

- Я считаю, что коррупция и взяточничество среди чиновников будут процветать до тех пор, пока они получают нищенские зарплаты, - утверждает Алексей Шустов. - Сами подумайте, если чиновник получает официально 100-120 долларов, а распоряжается сотнями тысяч, может ли он удержаться? Так будет, пока не придет понимание, что нам слишком дорого содержать дешевую госвласть. А вот если, с одной стороны, чиновник будет хорошо зарабатывать, а с другой - станут чаще ловить взяточников, то цивилизованное лоббирование станет более эффективной формой работы.

Что же до того, какая часть принимаемых сегодня в городе решений "пролоббирована", а какая - результат самостоятельной политики властей, то, по мнению Алексея Шустова, на уровне стратегии три четверти решений власть принимает сама. Зато на низовом уровне все обстоит иначе. Например, решение о развитии дорожного строительства явно продиктовано желанием власти развивать дороги. Тут нечего лоббировать. Но вот дело доходит до распределения конкретных подрядов на конкретные объекты, и решение о том, куда пойдут миллионы рублей, находится в руках чиновника с маленькой зарплатой. Спрашивается, какова вероятность того, что подряд получит та организация, которая более щедро "пролоббировала" свои интересы?

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах