65

Особняк сокровищ

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30 25/07/2001

Петербург уже месяц как заражен кладоискательской лихорадкой. "Вирус" занес депутат Госдумы Константин СЕВЕНАРД. Будучи внучатым племянником знаменитой Матильды Кшесинской, он заявил, что под ее особняком на Петроградке имеется тайничок, где лежат сокровища балерины. Депутат собирается извлечь клад и направить его на благо города.

Где карта, Билли?

Народ наш падок на приключения и затею с оптимизмом заглотил. Тем более что обставлено все так завлекательно: молодой депутат вошел в доверие к последним русским аристократам, и они ему поведали о царских сокровищах, схороненных в неведомых тайниках под питерскими дворцами. Тайники якобы находятся на чуть ли не десятиметровой глубине, буквально ниже уровня воды, и сооружали их военные инженеры. И вот депутат, помогая ремонтировать особняк прабабки, обнаружил некую "систему тайных знаков", указывающих, что и тут есть клад. "Итальянцы в России" просто отдыхают, и Стивенсон с ними. "Костик, хочешь миллион?" - загадочно улыбается старый эмигрант и дает карту Питера - пятнадцать шагов от скелета, девять метров в глубину:

И ладно бы просто увлекся человек историей. Ну, может, даже что-то узнал и с этим пришел к историкам и археологам, мол, проверить бы надо. Так ведь нет, пиастры уже манят, и депутат твердо намерен чуть ли не своими руками извлечь клад. Во всяком случае, он за все платит и за последствия отвечает. Мешают только работники Музея политической истории, который расположен в злосчастном особняке, не понимают важности момента. Впрочем, как оказалось, они давно от Константина Юрьевича отбиваются:

Как рассказал директор музея Евгений Артемов, первое знакомство состоялось в 1991 году. Музей тогда готовил выставку, посвященную Кшесинской, и историки решили поискать родственников балерины. И нашли одного - небезызвестного строителя дамбы Юрия Севенарда. Он, сославшись на чрезвычайную занятость, сотрудничество с музеем перепоручил своему сыну Константину, нынешнему кладоискателю. Молодой Севенард дал несколько интересных экспонатов для выставки, что-то музею подарил и зачастил сюда с предложениями. То просил сдать ему в аренду подвалы особняка Брандта, то, став депутатом ЗакСа, хотел устроить в цокольном этаже особняка элитное кафе или ресторан.

- Будучи уже депутатом Госдумы, Константин Юрьевич пришел к нам с историей о кладе, - рассказывает директор. - Правда, место его нахождения депутат все время менял: подвал помещения для прислуги, винный погреб, подпол служебной лестницы. Первого вообще в природе нет, во втором ничего не нашли, как и под лестницей, где как раз меняли полы. Дальше назывались дымоход, печка, камин, чердак. Мы позволяли искать, все-таки он депутат, наш даритель, да и нам, историкам, тоже было интересно. Кончилось все тем, что, забравшись в вентиляцию, он нарушил декор камина в одном из залов. Мы заставили его за свой счет восстановить разрушенное. После этого Константин Юрьевич заговорил о том, что он спонсирует музей, и выдвинул версию, что клад закопан во дворе.

Музейщики как раз планировали там ремонтировать ливневую канализацию, и "на счастье" объявилась некая фирма, обещавшая провести бесплатно исследования и ремонт. Оказалось, что фирма эта имеет отношение к депутату. По словам директора, они встревожились, когда их перестали пускать на площадку, где уже образовался котлован в 4 метра глубиной, что ни в каких контрактах не оговаривалось. Депутат явно продолжал свои поиски:

Клад в стиле модерн

Музейщики землекопов еле выгнали и, пока депутат был в командировке, сами все восстановили. Но Константин Юрьевич не успокоился и продолжает заявлять, что тайник есть. Более того, им уже составлен и частично согласован проект котлована, который надо вырыть. Есть письмо из Министерства культуры, предписывающее музею все проверить и, если нужно, провести раскопки. Историки все уже сто раз проверили и уверяют, что не может быть никакого клада. Ну не могла его зарыть балерина или кто другой в 17-м году, тем более на глубине 9-12 метров, тем более незаметно. Но депутат требует копать. Археологи говорят, что они могут провести раскопки, только по всем правилам и осторожно. Но депутат хочет копать сам, немедля и глубоко. Откуда такое рвение? По словам Артемова, свою главную цель депутат недавно озвучил, сказав, что музею не место в особняке. "Мы теперь понимаем, что Константин Юрьевич ищет вовсе не клад - ему нужно совсем другое:"

В российском законодательстве записано: если подрядчик выполняет какие-то работы на памятнике и нарушает его целостность, то он немедля должен взять его на реставрацию и провести восстановительные работы. То есть можно предположить, что план таков: землекопы депутата начинают рыть котлован, а рыть его предполагается в непосредственной близости от стен особняка, и здание практически неизбежно покрывается трещинами. Тут же составляется акт о нарушении целостности, и особняк объявляют аварийным. Музей из него выезжает, а подрядная организация, читай Константин Юрьевич, в него въезжает и начинает ремонт, который закончится неизвестно когда и неизвестно чем: Именно этого боятся музейщики и бьют тревогу.

Если это действительно так, то впору оформлять патент на способ овладения историческим памятником без лишних затрат. Способ великолепен и может быть использован кем угодно. К примеру, завтра кто-нибудь из Романовых возьмет и сообщит, что под Зимним его родня в 17-м закопала несметные сокровища - надо только копнуть получше:

P.S. Заявление от автора. В мае этого года "АиФ" опубликовал фотографию года 1913-го - здания, где сегодня располагается редакция газеты. На втором этаже значится вывеска с фамилией автора. Категорически заявляю - родственник тут мой был. И припоминаю, что в детстве слышал, что закопали здесь родственники сундучок. В общем, беру лом и кайло, пошел в подвал. Уж больно квартирки на Невском хороши:

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах