45

До потопа мы не доживем

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46 14/11/2001

Проблемы глобального потепления климата обсуждаются всеми - и на уровне правительств крупнейших промышленных стран, и на кухнях взволнованных граждан, которые пытаются найти в доморощенных переводах Нострадамуса точную дату очередного Всемирного потопа.

Один из тех, кто бьется над загадками современного климата, - норвежский профессор Ола М. Йоханнессен, президент открывшегося на днях в нашем городе научного фонда "Международный центр по окружающей среде и дистанционному зондированию имени Нансена". Наши географические соседи норвежцы, следуя заветам Фритьофа Нансена, продолжают исследовать льды арктического океана, от которого во многом зависит североевропейский климат.

- Господин Йоханнессен, мы живем в городе у моря. Нас и так заливает время от времени. Как скоро нужно ждать повышения уровня Балтийского моря в связи с таянием полярных льдов?

- Мы с вами не доживем. На такие изменения природе потребуется не меньше века. И кто вам сказал, что после таяния пакового льда повысится уровень моря? Бросьте в стакан с водой кусок льда и понаблюдайте: когда лед растает, уровень воды не изменится.

- Что же тогда вызовет подъем уровня?

- Таяние береговых льдов. Причем если уровень Северного Ледовитого океана все-таки поднимется на 20 сантиметров - многие ученые считают, что это максимум с походом, - то климат севера России от этого не слишком изменится.

- Но ведь на Межправительственной мадридской конференции в 1995 году, которая была посвящена вопросу изменения климата, давались гораздо более суровые прогнозы. А британский профессор Мартин Пэрри в прошлом году заявил, что в России вообще потепление идет семимильными шагами - чуть ли не в три раза быстрее, чем в остальных регионах. Что же касается Европы - то к 2080 году Пэрри обещает всем отсутствие зимы вообще.

- Здесь я солидарен с профессором Капицей: по большей части рассуждения о катастрофическом потеплении являются околонаучными мифами, на которых удобно спекулировать, продвигая свои идеи. Между прочим, ваши же ученые из Карелии провели исследования температур региона от Санкт-Петербурга до Мурманска за последние сто лет. Как вы думаете, за последние сто лет зимы стали холоднее или теплее?

- Не знаю, я еще не жила сто лет.

- А вот старые люди говорят, что, мол, теплее. Но бесстрастные документы утверждают, что на указанной территории зимы стали: суровее! Профессор Николай Филатов из Карельской академии наук полагает, что такое восприятие зимы старожилами связано с тем, что лет пятьдесят и больше назад не было столь совершенных систем отопления, как сейчас, не было одежды из теплоизолирующей ткани. Естественно, что теперь цивилизованному человеку кажется, что зиму переносить легче.

- Почему США не ратифицировали Киотский протокол 1997 года, по которому они должны были существенно сократить выброс углекислого газа в атмосферу, что считается причиной глобального потепления?

- И США не ратифицировали, и Россия, и масса других стран. Сократить выбросы означает либо резко снизить объемы производства, либо потратить безумные деньги на модернизацию промышленности. А многие отрасли, не чадя, практически не могут работать. Вот вы лично согласны стать нищей, чтобы очистился воздух?

- Я пока еще не готова к такому самопожертвованию.

- Вот и все так думают. А тем временем ученые стран, которые не ратифицировали договор, ищут доказательства того, что вовсе не одни только выбросы в атмосферу вызывают потепление климата. Некоторые доказательства очень правдоподобны. Например, что колебания содержания углекислоты в атмосфере не связаны с человеческой деятельностью - судя по исследованию кернов из Антарктиды, такие колебания бывали задолго до зарождения человечества. Сербский математик и геофизик Миланкович вообще считает, что эти изменения связаны с космосом - с солнечной активностью, наклоном земной оси, с пылевыми облаками.

Суровому Йоханнессену помогает его бергенский коллега и генеральный исполнительный секретарь организации молодой доктор Лассе Петтерссон, не утративший пока чувства юмора.

- Лассе, ваш патрон нас немного успокоил, но все-таки, скажите, что будет с белыми медведями, если прибрежный лед растает? Ведь они кормятся в этих районах.

- Конечно, белым медведям придется туго. Но если они захотят жить, то переориентируются - и в плане еды, и в плане мест обитания. Если растает паковый лед, неизвестно, как поведут себя тюлени, которыми питаются мишки. Неизвестно, как поведет себя рыба, которой питаются тюлени. Одни говорят, что рыбы станет больше, другие - что меньше, потому что у нее тоже изменятся условия жизни. Мы ведь пока только констатируем факты: наблюдаем за изменениями в Арктике, но давать долгосрочные прогнозы не спешим. Если мы ошибемся, вы же нас пригвоздите к позорному столбу. Пока что можно сказать одно: тюлени приспособились поедать появившихся во множестве медуз, которые мигрировали из других областей океана или просто стали активнее размножаться. Поэтому тюлени пока не пропадут. А если не пропадут тюлени - выживут и медведи. В крайнем случае, уйдут снова в Обскую губу.

- А там что кушать?

- Ну, меня в крайнем случае, я не худосочный. А если серьезно, то надо позаботиться о корме для медведей, чтобы они не нападали на людей. Лучше отдать оленя или тюленя, чем себя.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах