3661

Сектантский Петербург

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 50 12/12/2001

В редакцию пришло письмо от родителей Татьяны Н. Они в ужасе - их единственная дочь твердо решила продать свою квартиру, деньги оставить секте, в которой оказалась полгода назад. Сама собирается уехать куда-нибудь в сельскую местность. Что-то говорит о "естественном оздоровлении", ничего кроме этого от нее не добьешься...

В начале "славных" дел

Многим памятно "Белое братство" и все, что с этим связано: бесследные исчезновения людей, высокий процент самоубийств. А также полутрагическая-полукомическая история о бывших комсомольских работниках Марине Цвигун (Мария Дэви Христос) и ее муже Кривоногове, впоследствии отделившемся от "Белого братства" и возглавившем новую секту.

Среди компетентных в проблеме людей существует мнение: "Белое братство" - это эксперимент неких спецслужб, позволивший отработать психотропное оружие в России. Поговаривают, что едва ли не ФСБ. Цель эксперимента - выяснить, с чего нужно начать "зомбирование" людей, какие ключевые моменты использовать в доктрине, определить основные функции фигуры лидера и т. д. Правда это или нет, утверждать сложно, но очевидно одно: эксперимент прошел "на ура", и всевозможные религиозные секты посыпались как из рога изобилия. Дело-то выгодное...

Наука - религия - бизнес - лохотрон

Когда-то писатель-фантаст Л. Рон Хаббард написал учебник о дианетике - науке о душевном здоровье. Но ни один ученый наукой ее не признал. Тогда Хаббард избрал самый простой и в то же время эффективный путь - объявил свое учение религией. Ведь тем, кто верит, не нужно ничего доказывать и объяснять. Известны слова Хаббарда: если вы хотите сорвать действительно большой куш, создайте собственную религию. И он сорвал. Хаббард умер, а дело его живет.

Курсы в той же Церкви сайентологии нужно либо оплачивать, либо отрабатывать. Последнее встречается чаще - руководители понимают, что народ нынче не богатый. Чего, впрочем, не скажешь о самой организации.

Истинная цель всех без исключения сект - выкачивание денег из адептов. А уж способы могут быть самыми разными. Что же касается секты Виссариона, в которую попала Татьяна Н., то ее религиозная деятельность по сути тот же бизнес, причем весьма нечистоплотный. Люди, уверовавшие в "оздоровление природой", отдают свои квартиры секте, а сами отправляются куда-нибудь в деревню. И не понимают, что их просто обманули.

Чем человеку хуже - тем секте лучше

В Петербурге сегодня более 400 сект. Не считая действующих незаконно, например сатанистов.

Психолог Максим Моисеев проводил исследование коммуникаций в религиозных группах и внедрялся в различные секты. Он говорит, что чаще всего в секты попадают люди, находящиеся в нестабильных жизненных ситуациях. Например, из неблагополучных семей. Одинокие, неуверенные в себе. Либо пережившие смерть близкого человека или переехавшие в другой город. Короче, чем хуже человеку, тем больше у него шансов попасть в секту.

Часто людей даже не надо заманивать, они сами приходят. Их сразу же окружают вниманием и заботой. Им кажется, что они кому-то нужны: Все это не может не подкупить. К тому же адепт уверен в своей избранности, в своем спасении в случае третьей мировой войны или конца света.

Мнимые и реальные угрозы

Часто адептам, собирающимся покинуть секту, угрожают. Иногда - даже физическим уничтожением. Пока подобных фактов в Петербурге не было, угрозы угрозами и остаются.

Вред же секты причиняют ощутимый. У людей наступает психологическое, а иногда и физическое истощение. И им даже после ухода требуется серьезная квалифицированная помощь специалистов-психологов. Так, велико давление на человека у мунистов (Церковь объединения Муна), где адепта заставляют посвящать этому учению большую часть свободного времени.

Часто адепты не выдерживают строгих диет и агрессивных постов, созданных, по мнению многих психологов, для обеднения работы головного мозга.

Нет проблемы?

Консультант-методист городского центра "Семья" Валерия Рычкова, работающая с пострадавшими от деструктивных религиозных сект (к ней и посоветовали мы обратиться Татьяне Н.), считает, что государство совершенно равнодушно относится к этой проблеме. Причем разговор идет не о борьбе с сектами, а об элементарной помощи пострадавшим. Да, в нашей стране свобода вероисповедания, человек вправе выбрать любую религию. Но когда верующий начинает страдать, когда налицо изменения негативного характера, в этой проблеме нужно разбираться, причем весьма тонко, чтобы не задеть чувств верующего человека. Так что речь идет только о социальных последствиях для человека - почему, например, он бросает учебу, или плохо относится к родным, или пытается покончить с собой.

Всего в мире существует более 500 специализированных центров, оказывающих помощь пострадавшим от деструктивных религиозных сект. В России их только два. Оба в Москве. В Питере, кроме консультации в городском центре "Семья" и Межрегионального комитета спасения от тоталитарных сект, организаций такого профиля нет.

А между тем в "Семье" подсчитали, что из десяти пострадавших от тоталитарных сект помочь удается примерно двум.

Крупнейшие секты Санкт-Петербурга и их численность:

Церковь сайентологии - около 70 тыс. человек.

Церковь свидетелей Иеговы - около 12 тыс. человек.

Международный духовный университет "Брахма-Кумарис" - около 10 тыс. человек.

Церковь Иисуса Христа святых последних дней (мормоны) - около 3 тыс. человек.

Церковь Христа - 2 тыс. человек.

Церковь последнего завета (секта Виссариона) - около 300 человек.

Церковь объединения (секта Муна) - около 200 человек.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах