aif.ru counter
47

Заведомо проигранная игра

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 19 07/05/2003

Согласно статистике, в странах, где игорный бизнес легализован, до 60% населения хоть раз посещали казино или зал игровых автоматов. Кто-то, раз проигравшись, больше туда не возвращается, кто-то продолжает время от времени щекотать себе нервы, кто-то становится завсегдатаем. Последним врачи ставят диагноз "игромания" или, если следовать международной квалификации психических болезней, "патологическая склонность к азартным играм".

Подсесть на игру

Игорные залы растут, словно грибы после дождя. Проверить свою удачливость, сыграть с "одноруким бандитом" можно в метро и на автобусной остановке, в магазине и в бане. В любом людном месте сегодня слышен звон падающих жетонов. Между тем психиатры отмечают увеличение потока больных, страдающих от игромании. "Игромания сродни алкоголизму и наркомании, - утверждает врач-психотерапевт, старший научный сотрудник Петербургского психоневрологического института им. Бехтерева Виктор Зайцев. - И то, и другое, и третье - зависимости, с которыми человеку самостоятельно справиться очень сложно. Разница только в том, что алкоголизм общество признает за болезнь, а игромания видится всем как невинное развлечение богатых людей. Однако первый наш пациент, обратившийся за помощью лет семь назад, в пересчете на сегодняшние деньги зарабатывал около 1000 рублей в месяц. Все спускал на автоматы, а семья голодала". За помощью к врачам обращаются и студенты, которые устраиваются на работу только для того чтобы каждый день иметь деньги на игру, и бизнесмены, спускающие по 50 тысяч долларов за одно посещение казино. При этом очень часто врачам приходится слышать от пациентов: "Если б я знал, чем это может кончиться, я бы никогда не сел играть".

"Выигрыши", "проигрыши", "отчаяние":

Игровая зависимость развивается постепенно. Сегодня врачи различают три стадии зависимости: стадия выигрышей, стадия проигрышей и стадия отчаяния. На первой стадии игрок еще может контролировать себя. И выиграв, вполне способен забрать деньги, повернуться и уйти из игрового зала. На стадии проигрышей выигрыш уже не имеет значения. Важен сам процесс игры. Выигранные деньги тут же пускаются в оборот. В конечном счете человек прекращает игру, только когда карманы полностью опустеют. "У меня был пациент, - рассказывает Виктор Зайцев, - который играл более суток подряд. И в итоге его сломил не голод или усталость. У него просто ничего не осталось. Ни денег, ни часов, ни обручального кольца, ни шапки, ни пальто, ни даже жетона на метро".

На стадии отчаяния у игрока проявляются социальные и психические последствия зависимости. С одной стороны - большие долги, потеря работы, распад семьи. С другой - депрессия, суицидальные попытки и, если есть предрасположенность, развитие психических заболеваний. При этом человек видит, что его "невинное увлечение" приносит одни неприятности, но остановиться не может. Один из подопечных доктора Зайцева даже в тюрьму пытался сесть, лишь бы оказаться подальше от игровых автоматов. Совершил мелкую кражу, пришел с повинной, отсидел полгода, освободился и: снова стал завсегдатаем игорного зала.

Попав в зависимость от игры, увязнув в долгах, игрок полагает, что заработать деньги и рассчитаться с кредиторами можно, только если "обыграть" автомат. Желание отыграться становится единственной целью в жизни.

Мой ласковый и нежный автомат

За привычкой к процессу игры скрывается та же причина, что и за тягой к рюмке, считают психотерапевты. А именно - состояние внутреннего эмоционального дискомфорта. Кто-то глушит его алкоголем, кто-то игрой. Как любой наркотик, игра - лишь способ уйти от реальной жизни, попытка найти дополнительный источник положительных эмоций. Но в конце концов игра создает все больше условий для эмоционального дискомфорта, проблемы накапливаются, а игрок, как алкоголик, уже не может остановиться, попадая в психологическую зависимость от игры.

"Очень часто игроманы - это люди, испытывающие сложности в межличностных отношениях, - говорит Виктор Зайцев. - Внешне они могут быть общительными, но настоящий эмоциональный контакт с другим человеком для них проблематичен. А игровой аппарат восполняет вакуум интимных отношений. Не случайно почти у каждого игрока есть свой любимый автомат. Не только конкретной марки, но и стоящий в определенном игровом зале, на определенном месте. С этим автоматом у игрока устанавливаются особые отношения. Во время игры он с ним разговаривает, поглаживает, что-то ему нашептывает. От пациентов можно часто услышать, что автомат такой милый, такой хороший, он всегда ждет, он ему рад, его понимает. Понятно, что иногда он обманывает. Но ведь это заложено в их с автоматом договоре: При этом игроманы никогда не запоминают отрицательных эмоций. Они до копейки помнят все свои выигрыши, но никогда не знают, сколько они уже проиграли. Кстати, то, что новичкам в игре всегда везет, не более чем миф. Работает все тот же механизм. Никто не помнит, сколько новичков, зайдя в зал, проигрывались в пух и прах".

Играют все

По оценкам специалистов, там, где развит игорный бизнес, от игромании страдают до 1,5% населения. Это западная статистика, где у общества с игорным бизнесом давние отношения и у населения уже выработан своеобразный "иммунитет" к игровым автоматам. У нас же любой знает, сколько он может выпить и что с ним после этого будет, но никто не представляет, что, сев раз испытать судьбу с "одноруким бандитом", можно превратиться в бомжа. И это несмотря на предостережения классиков русской литературы (читайте Достоевского). А поскольку почти весь российский игорный бизнес сосредоточен в Питере и Москве, то все мы в группе риска. По самым скромным подсчетам, около 50 тысяч петербуржцев страдают от игровой зависимости. Играют все. И бизнесмены, и студенты, и милиционеры, и механики игровых залов. "У меня был состоятельный пациент, - говорит Виктор Зайцев, - который, чтобы иметь возможность играть, открыл свой собственный игровой зал. И вечерами спускал на своих автоматах всю выручку. Он все равно терял деньги, поскольку надо было еще платить за аренду, налоги, зарплату персоналу: Скоро проигрывать самому себе ему надоело, и он стал забирать выручку, переходил через улицу и спускал все в чужом игровом зале".

Игровая зависимость приобретет скоро форму эпидемии, убежден доктор Зайцев. Тому способствуют и агрессивная реклама, и бесконтрольность размещения игровых автоматов, и несовершенство законодательства. В Монте-Карло лица младше 21 года не допускаются в казино ни под каким видом. У нас возрастной ценз ниже - 18 лет. При этом даже подросток может быть допущен в зал с разрешения директора, главное, чтобы он не играл. А что ему, тогда, спрашивается, там делать?

Доходит до смешного: страдающий от игровой зависимости едет на прием к врачу, выходит из метро и упирается в игровой зал. Мимо одного, второго, третьего он еще может пройти, а в четвертом - останется.

P.S. В Петербурге насчитывается около 6 тысяч игровых автоматов. Минимальная ставка - 50 копеек, но это не мешает играющему за одно "нажатие" кнопки спустить сотню рублей. При ставке в 2 рубля единовременный проигрыш может составить до 1000 рублей. По закону 75% выручки с игровых автоматов должно возвращаться играющим в виде выигрышей (в США - 90-98%). Однако эффективного контроля за соблюдением этой нормы на сегодняшний день в России не существует. В любой момент автомат может быть перепрограммирован. Сами владельцы сетей игровых залов цинично заявляют, что, прежде чем сорвать Джек-пот, игрок проигрывает суммы, в несколько раз большие.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах