1055

Голод побеждали силой духа

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 3 21/01/2004

Один из самых страшных спутников любой войны - голод. Но такого чудовищного по протяженности во времени, по силе голода, который пришел во время ленинградской блокады, цивилизованное человечество не знало. Как смог человеческий организм преодолеть свои ограниченные возможности и практически выйти за его пределы?

Ленинградская болезнь

Все блокадные дни в городе продолжались медицинские исследования, например, в нынешней Медицинской академии имени Мечникова, в НИИ детских инфекций, в Педиатрической академии, в других клиниках.

К началу блокады половину городского населения составляли "иждивенцы" - те, кому полагался минимальный паек. До сих пор точное количество жертв блокады среди мирных жителей неизвестно. В сборнике "Жизнь и смерть в блокированном Ленинграде" указано, что городскими загсами было выдано 625 тысяч свидетельств о смерти. Но ведь многие эвакуированные блокадники умерли уже за пределами города. То, что реально умерло около двух миллионов людей, не кажется вымыслом.

Ленинградские врачи были хорошо подготовлены к военному положению. Но никто не был готов к голоду в таких масштабах. Многое приходилось начинать практически с нуля, например, изучать механизм возникновения алиментарной дистрофии (это когда полностью истощен весь организм) и научиться бороться с этой болезнью. До войны дистрофию не считали заболеванием и полагали, что дистрофика не надо лечить, надо только усиленно кормить. Но сам термин "алиментарная дистрофия" как причина смерти стал фигурировать только в 1943 году, а в быту ее называли "ленинградская болезнь".

От голода пухли и сохли

Увы, первая же блокадная зима показала, что просто накормить дистрофика нельзя - его организм зачастую не в состоянии был усваивать пищу, а практически все его органы видоизменялись. Блокадные патологоанатомы убеждались, что у человека, умершего от дистрофии, оставались неизменными только два органа - мозг и почки. Остальные органы уменьшались в размерах, как бы усыхали - организм, не получая пищи, начинал есть сам себя (сначала - жировые отложения, потом - внутренние органы, даже сердце могло уменьшиться почти на треть). У женщин-дистрофиков прекращались месячные - организм жертвовал функцией размножения, чтобы как-то выжить.

Но дистрофики шли сдавать кровь - помогая другим людям, они убивали себя. Судя по рассказам очевидцев, некоторые доноры шли на смерть сознательно: донору полагался дополнительный паек, который они отдавали своим семьям.

Одни дистрофики высыхали, как щепки - это называлось "сухая дистрофия", другие, наоборот, наливались болезненной полнотой - это означало, что организм не в состоянии вывести отработанную жидкость. Кроме того, отсутствие еды блокадники порой замещали водой - стакан кипятка для многих считался обедом. "Полный" дистрофик, как правило, погибал позже "сухого", но почти обязательно, тогда как "сухой" мог выкарабкаться при вовремя оказанном лечении. Трудно сказать, кто выглядел страшнее: "сухой" дистрофик имел абсолютно пергаментную темную кожу, которая обтягивала живой скелет, а "полный", наоборот, был мертвенно белым, одутловатым, и если надавить на кожу пальцем, то долго оставался вдавленный след, часто наполнявшийся сукровицей.

Загадка для физиологов

Современные физиологи утверждают, что при таком пайке все население Ленинграда должно было умереть за два месяца. А умер "всего лишь" каждый третий. За время блокады медики сделали удивительный вывод: жизнь в людях подчас поддерживалась исключительно силой духа. Известный ленинградский психиатр Т. Я. Хвилицкий утверждал, что способность выжить "обеспечивалась мобилизацией высших проявлений душевных качеств". Например, полностью истощенные, прозрачные, похожие на гравюры дети-дистрофики жили ради того, чтобы выхаживать своих младших сестер и братьев, но как только те умирали, сами уходили из жизни - у них больше не было стимула жить. Такие случаи описаны доктором биологических наук Светланой Магаевой, которая блокаду пережила в детском доме. Теперь науке стало известно, что стресс нарушает метаболизм в организме - то есть если человек психует, то у него хуже усваивается пища. Если человек верит в победу и пытается хоть как-то двигаться - он скорее выживет, чем тот, кто лег и похоронил себя.

Долгое время официальная литература отрицала случаи каннибализма в блокадном городе. Хотя в архивах НКВД были найдены документы, подробно описывающие каждый такой случай. В декабре 1941 года было зафиксировано 26 случаев каннибализма, в январе 1942-го - 366, а за две недели февраля 1942 года, признанные самыми голодными за период блокады, каннибалы 500 раз ели или пытались есть человеческое мясо. Самые несчастные, сходящие с ума от голода люди отрезали куски от покойников (одна старушка съела двух соседок по коммуналке, мать и дочь, когда они умерли от дистрофии, а 17-летний парень, похоронивший родителей и обезумевший от голода, притащил с Богословского кладбища труп мужчины). А другие убивали тех, кто с виду был "пожирнее". Рассказывали страшные истории про "домик в Девяткине" - мол, там из похищенных детей варили супы и делали пирожки. Именно поэтому так часто встречаются в воспоминаниях блокадных детей запреты не гулять в одиночку по улицам. Медики сталкивались с тем, что у них из моргов пытались выкрасть трупы - тоже, вероятно, с целью съесть. Как правило, каннибалов - и убийц, и трупоедов - расстреливали.

Те люди, которые детьми пережили блокадный голод, дистрофию, остались нездоровыми на всю жизнь - практически у каждого атеросклероз, диабет, специфические формы гастрита, почечная недостаточность и многие другие тяжелые заболевания, у женщин - выраженное ожирение (так выживший организм "мстит" за недоедание). Такие выводы делает в своих работах профессор Лидия Хорошинина - исследователь проблемы "блокадных детей". И у каждого осталась психологическая травма - все, кто пережил блокаду, долгое время делали "запасы впрок", прятали кусочки хлеба, сухари.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах