aif.ru counter
47

Хорошие спектакли с хорошими людьми

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 47 19/11/2003

70-летняя история театра насчитывает немало ярких страниц. В начале 50-х труппу четыре года возглавлял Николай Акимов, которого отлучили тогда от родного Театра комедии. Ну а расцвет "Ленсовета" связан с 40-летним руководством Игоря Владимирова. И сейчас, при Владиславе Пази, театр сохраняет свою индивидуальность.

...Широкой публике неизвестно, что в каждой труппе кроме главного режиссера обязательно работают еще один-два, так называемых "очередных". 33 года служила "очередным" Нора Райхштейн. Она была не только соратницей и помощницей Владимирова, но и сама ставила спектакли, ее "Малыш и Карлсон" идет до сих пор, вот уже больше 30 лет. Ну а переступила порог театра выпускница столичного ГИТИСа в начале 50-х.

Акимов, НП

- По окончании института я с мужем приехала в Ленинград, - вспоминает Нора Абрамовна. - Поскольку меня никуда не принимали на работу, как-то я в задумчивости открыла двери Театра им. Ленсовета и попросила швейцара проводить меня к главному режиссеру. Швейцар тут же выполнил просьбу, поскольку Николай Павлович был демократичен, к нему любой мог зайти с улицы. Акимов сидел в кабинете, он указал мне на стул, я рассказала, что училась у Захавы и Кнебель, но меня никуда не берут, потому что я еврейка. Николай Павлович неожиданно спросил: "У вас есть муж?" - "Да". - "Будет ли он вас кормить?" - "Наверное", - ответила я в недоумении. "Место ассистента режиссера у меня занято, когда освободится, я вас возьму, а пока будете работать бесплатно? Через 10 минут у меня репетиция". Я обезумела от радости. Через 8 месяцев получила место, а через три года, как НП (так за глаза звали в театре мастера) обещал, - самостоятельную постановку.

У Акимова я многому научилась. Он репетировал стремительно, никогда никаких задержек и предпремьерных авралов. Сказано, что репетиция с 11 до 14 - так и будет. Через 40-60 репетиций выходил спектакль. Для сравнения: в это же время в театре работала режиссер Надежда Бромлей, так у нее бывало по 240, 320 репетиций! НП с самого начала придумывал графический рисунок оформления спектакля в соответствии с его смыслом, знал, какая сцена будет кульминационной. Некоторые спектакли, из тех, что он сделал в "Ленсовета", можно назвать шедеврами: "Весна в Москве" (мне кажется, это был первый мюзикл в СССР), "Тень" Шварца, "Дело" Сухово-Кобылина - другого такого гражданского публицистического спектакля я с тех пор не видела!

...Потом НП вернули его Театр комедии, а у нас началась чехарда режиссеров.

Владимиров, Шеф

- Раз перед моим спектаклем "Опасный возраст", на который было не попасть, я увидела в фойе у кассы Игоря Владимирова. Он был в те времена уже известным режиссером, работал у Товстоногова, мы приятельствовали. "Игорь, а что ты не предупредил?". Он посмотрел куда-то поверх меня и холодно ответил: "У меня есть места". От неожиданности я окаменела. На спектакле стала за ним подглядывать. Зал помирает со смеху, а у него никакой реакции. Я тогда быстро соображала и заявила артистам: "Ребята, Владимиров у нас будет главным". Меня подняли на смех, а через неделю так и случилось.

До назначения он с половиной актеров был на "ты", а теперь, если к нему панибратски обращались: "Игорь", поправлял: "Петрович". Держал дистанцию.

...Мы проработали вместе почти 30 лет, хотя началось с того, что Шеф (так за глаза прозвали мастера) пригласил меня в кабинет (тот самый, где сидел Акимов) и сказал: "Я не вижу возможности дальше с вами работать".- "Игорь Петрович, так вы со мной еще не работали!" - "Да. Это получается, я должен дать вам возможность поставить спектакль?" - "Конечно". - "Выбирайте пьесу". Так появился мой спектакль "Хочу верить".

Владимиров разный театр построил: и музыкальный, и комедийный, и драматический, и гражданский. Как человек он был очень эмоционален: неважно, что шло на сцене - комедия, трагедия, но если это было хорошо, из его огромных глаз лились слезы. Он их не замечал, а мы наблюдали, и если - слезы, значит, со спектаклем порядок. Выпускал премьеры бурно, и когда из зала раздавался его приказ: "Громче и быстрее!", это значило - все, спектакль готов.

Шеф был в театре хозяином, барином, любимчиком судьбы, хотя порой и ему приходилось трудно. Поставил у нас Петр Фоменко "Мистерию-буфф" по Маяковскому. Состоялся единственный прогон со зрителями, он прошел на ура, а на второй здание оцепили, через кордон просочилась только комиссия из обкомовцев и горкомовцев. Спектакль играли в пустом зале, реакции комиссии - никакой. Когда занавес опустился, в молчании проследовали в кабинет Владимирова. Поначалу комиссия что-то мямлила, а потом кто-то произнес: "Антисоветский спектакль!" При этих словах Шеф выхватил из внутреннего кармана пиджака паспорт (партбилета у него не было) и бросил его на стол: "Если это антисоветский спектакль, то вот вам паспорт советского гражданина!" Вот как Владимиров спасал спектакль. Но его все равно не приняли.

Плеяда и Пази

- Игорь Петрович создал плеяду актеров, которые до сих пор составляют костяк труппы.

У нынешнего художественного руководителя театра Владислава Пази есть черты, которые роднят его с Владимировым: увлеченность и желание создавать что-то необычное, собственное, свое. Каждый год, когда спрашиваю, что будет ставить, - называет пьесу, которую я даже не знаю. Он внимателен и к истории театра - какой праздник устроил, когда исполнилось 30 лет "Малышу и Карлсону"!

...Конечно, режиссер - редкая для женщины профессия, иногда в театре употребляют слово "режиссриса". Но какие у меня были учителя! Вот важный принцип, я взяла его от Акимова: приглашаю в свои спектакли тех артистов, которых считаю хорошими людьми. С хорошим человеком мы сделаем вместе все что угодно. Очень бы хотелось поставить сказку - я всю жизнь этим увлекалась.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах