aif.ru counter
94

В университете должна быть атмосфера свободы

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 20 19/05/2004

Близятся выпускные школьные, а вслед за ними и вступительные институтские экзамены. Об уровне знаний абитуриентов, студенческой жизни, последующем трудоустройстве молодых специалистов и о проблемах высшей школы в целом мы расспросили ректора Санкт-Петербургского государственного электротехнического университета "ЛЭТИ" Дмитрия ПУЗАНКОВА.

Об абитуриентах и ЕГЭ

- Дмитрий Викторович, как вы оцениваете уровень знаний нынешних абитуриентов?

- К сожалению, он ниже, чем, скажем, десять лет назад. И что настораживает, уровень знаний окончивших школу ребят продолжает снижаться. Оговорюсь, что это не касается выпускников специализированных или авторских школ.

Причин для снижения уровня подготовки абитуриентов несколько. Главная - общий кризис средней школы, где из-за низкой зарплаты катастрофически не хватает высококвалифицированных учителей. Кроме того нынешние старшеклассники более раскованные, свободные, самостоятельные. Это хорошо, но иногда приводит к тому, что они начинают думать, "а зачем мне история, зачем иностранный язык, зачем литература". Главное, мол, предметы, необходимые для будущей специальности. У нас и студенты на первых курсах такие есть. Зато на старших курсах студенты уже понимают, что лишних знаний не бывает, и ходят на дополнительные, в том числе платные, занятия по самым различным предметам, например по вопросам права. Потому что и для инженера, и для ученого сегодня важно разбираться в юридических вопросах.

- А что вы думаете о едином государственном экзамене?

- Я отношусь к нему с осторожностью. С одной стороны, он обеспечивает доступ в вузы тем, кто по каким-то причинам не может приехать в город сдавать экзамены. А среди них тоже есть много способных выпускников школ. С другой стороны, университетские требования к знаниям абитуриента в условиях конкурса выше школьных. С большинством поступающих к нам ребят мы в той или иной форме работаем в течение года перед экзаменами. Поэтому надо развивать систему очных и заочных подготовительных курсов, выходить в регионы. И обязательно сохранить систему всероссийских и региональных олимпиад, благодаря которой мы находим много талантливых ребят.

- Насколько оценка ЕГЭ соответствует реальным знаниям абитуриентов?

- При поступлении у нас два профильных предмета: математика и физика. Когда абитуриент приносит нам сертификаты ЕГЭ, мы зачитываем любую оценку из двух. А вторую просим подтвердить на вступительном экзамене. В прошлом году свои оценки подтвердили около 60% поступающих в вуз. Но надо учитывать, что в любом экзамене присутствует элемент случайности.

О бакалаврах и магистрах

- Вы сказали, что инженерам сегодня необходимо разбираться и в юридических вопросах. Зачем? И зачем техническому университету выпускать специалистов по связям с общественностью, менеджеров?

- Сегодня, чтобы продвигать и продавать свои идеи, и инженеру, и ученому необходимо знать, как работать с властью, со СМИ, с общественным мнением. Надо представлять процесс внедрения инженерного продукта, его экономику, чтобы уметь определять, какое решение будет экономически выгодным, а какое нет. Понимать, что такое интеллектуальная собственность, потому что иногда выгоднее воспользоваться уже существующими разработками, чем изобретать велосипед. Все это так же важно, как владение компьютерными технологиями. И лучше, когда студенты получают знания от специалистов, активно работающих в этих областях. Поэтому мы открыли гуманитарный факультет и факультет экономики и менеджмента. Они необходимы, чтобы научная среда в университете не была сугубо технической.

- То, что сегодня государство финансирует науку и высшую школу по остаточному принципу, - общая проблема. Тем не менее план по приему в университет вам спускают сверху. Насколько востребованы специалисты, которых вы выпускаете?

- Действительно, нам дают план, но фактически цифры не подкреплены реальными потребностями промышленности в инженерах. Поэтому несколько лет назад мы стали самостоятельно выстраивать систему стратегического партнерства с предприятиями. Создали независимые советы из представителей науки и промышленности, чтобы понять, какие специалисты нужны сегодня, как менять подготовку будущих инженеров.

И в городе и в регионах есть предприятия, которые динамично развиваются, получают серьезные заказы. Они испытывают острую необходимость в высококвалифицированных кадрах. При этом они предъявляют к выпускникам такие требования, которые государственный стандарт образования, рассчитанный на 5 лет обучения, не всегда может обеспечить. Им требуются специалисты, которые сразу смогут выполнять серьезные исследовательские работы, руководить конструкторской деятельностью. Но таких специалистов не требуется выпускать в массовом порядке. Их должно быть 2-3 на 10 человек с высшим образованием. И без активного участия заинтересованных в их обучении предприятий, таких специалистов не подготовить.

Большинству же предприятий на многие рабочие места требуются рядовые инженеры, которых можно подготовить и за 4 года обучения. Именно это нас и подтолкнуло к разработке двухступенчатой системы образования: подготовке инженеров-бакалавров и инженеров-магистров.

- То есть у вас нет проблем с включением в Болонский процесс?

- Да, это естественные процессы, которые идут в высшей технической школе. Что такое Болонский процесс? Это двухступенчатое образование - раз. Это внутривузовская система управления качеством - два. И мы ее тоже создаем, иначе проиграем конкурентную борьбу на рынке труда. Сегодня мы принимаем абитуриентов не на конкретную специальность, а на факультет. Специальность они уже осознанно выбирают только на третьем курсе. Причем на конкурсной основе. То есть первым право выбора предоставляется тем, у кого выше общая успеваемость, кто участвует в научной работе и так далее. А если у студента успеваемость невысокая, в течение года много пересдач, то мы его переводим на четырехлетнюю программу бакалавров и даем более прикладную подготовку.

Об отчислениях и университетском духе

- Считается, что сложнее всего учиться на первых двух курсах. Многих отчисляете?

- Каждый год мы принимаем 1100 бюджетников и 600 контрактников. Отчисляем ежегодно около 700 человек. С первых двух курсов - чуть меньше половины. Уходят студенты и с 5-го, и даже с 6-го курса перед самым дипломом. Многие на старших курсах уже активно работают, получают приличную зарплату. На учебу просто не остается времени. Это, кстати, еще один довод в пользу двухступенчатого образования.

- Многие вузы столкнулись с проблемой наркотизации студенческой среды. Предлагается даже ввести обязательное медицинское обследование студентов с последующим отчислением, если тест на наркотики даст положительный результат...

- К счастью, для нас это не очень серьезная проблема. В университете не только сильные технические традиции, но и особая творческая атмосфера. Это гораздо более действенная защита. Многие наши выпускники стали известными писателями, композиторами. Есть рок-группы, академический хор, другие коллективы. Мы сознательно не стали вводить пропускную систему, потому что кому надо - подделает любую корочку. А атмосферу творческой свободы мы можем потерять. Университет должен быть открытым для всех.

ЛЭТИ до сих пор носит имя Владимира Ульянова. Между прочим, это первое советское учреждение, получившее имя вождя революции с его согласия еще в 1918 году. Товарищ Ленин не смог отказать настойчивым просьбам революционно настроенных студентов Электротехнического института. В перестроечное и постперестроечное время вычеркивать эту строчку из истории института не стали.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество