aif.ru counter
172

Нары для угрозыска

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 35 01/09/2004

Появляющиеся в СМИ время от времени сообщения о преступлениях, совершенных сотрудниками милиции, уже никого не удивляют. А уж после громких дел "оборотней в погонах" - тем более. И поначалу сообщение об уголовном деле в отношении замначальника угрозыска 44-го отдела милиции Виктора Гирвица (ему инкриминируют превышение должностных полномочий) не вызвало особого ажиотажа. Но при внимательном рассмотрении этого "дела" можно прийти к выводу, что майора "закрыли" вовсе не потому, что он якобы превысил полномочия, а потому что он перешел кому-то дорогу. Кому именно, остается только гадать: в "деле Гирвица" удивительным образом оказались замешаны сотрудники ГИБДД, Управления собственной безопасности милиции, Главного управления исполнения наказаний и прокуратуры Ленинградской области.

"Помощь" коллеги

Началась эта история банально и прозаично. 7 ноября прошлого года на Стародеревенской улице неизвестные избили гражданина Юрия Булыжкина и отобрали у него 6000 рублей. После этого несколько раз выстрелили в него резиновыми пулями из пистолета "Оса", сели в джип "Чероки" и уехали. На место преступления прибыли оперативники 44-го отдела милиции. Свидетелей происшествия было немало, и они рассказали сыщикам, что один из нападавших был в камуфляжной куртке. А самое главное, сообщили стражам порядка номер машины.

Расследование вел угрозыск 44-го отдела во главе с замначальника Виктором Гирвицем. Быстро установили хозяина авто, однако тот заявил стражам порядка, что еще полгода назад продал джип через своего знакомого Славу некоему Максиму - человеку в камуфляже с надписью "юстиция". Милиционеры выяснили, кто такой Слава - им оказался сотрудник дорожно-патрульной службы ГИБДД Владислав Муккель. Несколько раз его вызывали на допрос, однако Муккель не спешил давать показания и откровенно "посылал" коллег. В итоге пришлось выписать постановление о принудительном приводе гаишника (случай в милицейской практике невероятный)! Когда Муккеля доставили в отдел, он, как утверждают милиционеры, вел себя крайне агрессивно и даже пытался скрыться. И его пришлось утихомирить (как сказано в рапортах, "с помощью приемов самбо в соответствии с законом РФ "О милиции").

На допросе Муккель заявил, что никакого Максима не знает и что джип купил некий Федор, его случайный знакомый. Где работает этот Федор, где живет, кто такой - не знает. Но сыщики не поверили "дорожному" коллеге. И через некоторое время, проведя колоссальную работу, поняли, почему Муккель так не хотел давать показания и кого он покрывал. Подозреваемый в грабеже оказался сотрудником штаба ГУИН по Петербургу и области, лейтенантом Максимом Сидоровым. А вскоре вычислили и второго. Тоже серьезного человека, старшего следователя по особо важным делам прокуратуры Ленобласти Виталия Хана.

"Помощь" других коллег

Пока милиционеры расследовали дело о разбое, Муккель даром времени не терял и обратился в прокуратуру Приморского района с заявлением о том, что в 44-м отделе его жестоко избили. Представил справку из травмпункта, где было сказано о тупой травме живота (такие диагнозы обычно появляются со слов самих потерпевших и больше ничем не подтверждаются) и о небольшой ранке на внутренней части губы длиной в полсантиметра. Говорят, в 44-м отделе потом долго над этим смеялись: это как же надо было постараться, чтобы так слабо ударить...

Но в райпрокуратуре к заявлению Муккеля отнеслись крайне серьезно, и в отношении Гирвица возбудили уголовное дело по статье "Превышение должностных полномочий с применением насилия или угрозой его применения". Вскоре такие же дела появились и в отношении других сотрудников угрозыска 44-го отдела - Носова, Захарова, Сагаловского и Андрианова.

И тут начали происходить совсем уже странные вещи. Для того чтобы проводить следственные действия по делу об ограблении Булыжкина, потребовалась помощь Управления собственной безопасности ГУВД. Но уэсбэшники отказались помогать коллегам (несмотря на то, что письмо с просьбой о содействии подписал начальник Приморского РУВД), а в устной беседе настоятельно посоветовали забыть разбой на Стародеревенской. Потом один из полковников ГУИН предложил Гирвицу договориться полюбовно: менты прекращают дело о разбое на Стародеревенской, а Муккель забирает заявление из прокуратуры. Сыщики не согласились. После чего появилось еще одно заявление Муккеля в прокуратуру Приморского района- об оказанном на него психологическом давлении со стороны Гирвица. И в апреле майор оказался в "Крестах".

В изоляторе он отсидел четыре месяца. За это время жена Гирвица родила ему вторую дочку (удачно выбрали момент, чтобы посадить майора, ничего не скажешь)...

Суд разберется

Ну что ж, наверное, пришла пора немного рассказать о главном герое этой истории, страшном преступнике Викторе Геннадьевиче Гирвице.

Ему 32 года. У Виктора два высших образования: командное училище железнодорожных войск и Академия МВД. В милиции работает с 1995 года, начинал опером, затем возглавил отдел по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. После расформирования ОБНОНов работал в угрозыске 44-го отдела милиции. За девять лет службы взысканий не имел. Зато имеет десятки различных поощрений и награждений, среди которых две грамоты петербургского ЗакСа, нагрудные знаки "За отличную службу в МВД", "Лучший сотрудник Криминальной милиции", "За личный вклад в противодействие незаконному обороту наркотиков". А самое главное - безупречную, незапятнанную репутацию профессионального сыщика. Каких, к сожалению, не так уж много в Питере.

...В начале августа майора отпустили на свободу под подписку о невыезде. Суд над ним и его коллегами должен начаться в октябре. Корреспондент "АиФ-Петербург" обратился к Виктору Гирвицу с просьбой прокомментировать это дело, но майор отказался:

- Я не считаю этичным сейчас что-либо комментировать. Надеюсь, что решение суда будет справедливым. Это все, что я пока могу сказать.

Не те оборотни

Все-таки удивительную избирательность демонстрируют органы прокуратуры по так называемым "делам оборотней". В прошлом году мы писали об оперуполномоченном Юрии Виноградове, который ранил при задержании "тамбовца", объявленного в федеральный розыск, и едва не оказался из-за этого в тюрьме. Тогда прокуратура Петродворцового района по каким-то загадочным причинам проявила завидное рвение и приложила гигантские усилия для того, чтобы "закрыть" опера. И если бы не вмешательство нашей газеты, еще неизвестно, чем бы все закончилось.

А что касается "дела Гирвица", то особую пикантность этой истории придает следующее. Наша газета (и не только наша) много раз рассказывала о противоправных действиях сотрудников отделов милиции именно Приморского района - о выбивании показаний, о незаконных арестах и избиениях мирных граждан (в том числе беззащитных пожилых женщин). И о том, что прокуратура этого района, вместо того чтобы надзирать за нечисто-плотными стражами порядка, фактически покрывает их. И вдруг такая принципиальность!

"Стоп, - скажете вы. - С Гирвицем все понятно. Но как же дело об ограблении Булыжкина, с которого и заварилась вся эта каша?"

Да никак. Этим "делом" по-прежнему никто не занимается, оно благополучно замято. Ну что, ей-богу, за пустяки - избиение, стрельба из "Осы", разбой... У правоохранителей есть дела поважнее.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах