95

Соснобыль - рядом?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 36 08/09/2004

Пуск блока, уже отработавшего свой проектный срок - 30 лет, назначен на середину сентября. Руководители ЛАЭС уверяют, что блок модернизирован, системы безопасности на самом высоком уровне и никаких аварий произойти не может. Бывший работник ЛАЭС Сергей Харитонов уверен, что запуск блока грозит новым Чернобылем. За постоянные требования Харитонова выполнять правила безопасности его со станции уволили. Сергей несколько лет судился с атомной станцией, но выиграть процесс не смог. Сейчас он пытается добиться через суд признания незаконным решения чиновника Минатома о запуске завода по переплавке металлических радиоактивных отходов (ЗАО "Экомет-С") без акта государственной экологической экспертизы.

На Западе таких, как Харитонов, называют "сигнальщиками". В США сигнальщики защищены двумя федеральными законами и рядом статей Билля о корпоративной реформе. Существует и общественная организация, защищающая права этих смелых людей, - "Проект за ответственность правительства". В законах четко прописано, кто такой сигнальщик. Это работник, разоблачающий нарушения законов и правил на своем предприятии. И в этом случае закон должен защищать его, и при этом неважно, кому он об этих нарушениях сообщил - журналисту, собственному боссу, мэру города, шерифу. Все механизмы восстановления сигнальщика на работе, если он будет уволен незаконно, прописаны предельно четко и жестко. Кроме того закон требует, чтобы во время судебных разбирательств сигнальщика с его боссами суд выплачивал смелому гражданину денежное пособие. В 1999 году в Великобритании вступил в силу "Закон о раскрытии общественно важной информации". После того, как произошли тяжелейшие аварии и погибли сотни людей.

Штурмовщина

Наша ЛАЭС издала о себе, любимой, немало книг. Почитайте их, отсейте пропагандистскую шелуху - и станет совершенно ясно, что все четыре блока строились в атмосфере "хватай мешки, вокзал отходит".

Предоставим слово не академику, не "соловьям" из Минатома, а простому работяге Харитонову, приехавшему на комсомольскую стройку в январе 1973 года и решившему стать оператором реакторного зала.

- Шел как раз монтаж оборудования. И это оборудование мы принимали. Одновременно учились на полугодовых курсах. Смотреть было страшно, как шел прием, как монтировались системы. Это уже много лет спустя, когда я стал "зеленым" активистом и прочитал рассекреченные документы КГБ Украины о причинах аварии на 4-м блоке Чернобыльской АЭС, бросилось в глаза полнейшее сходство.

Состояние аврала было постоянным. Дефектоскопия тогда практически не существовала. Колоссальное количество необнаруженного брака было смонтировано. Практически в каждом помещении что-то текло. Работа была сумасшедшая. Персонал был как мясо для испытаний, расходный материал. Что творили! Перед запуском блока шла промывка, и ставились сетки на напорных или всасывающих клапанах, для того чтобы мусор не попадал. А он мог быть разный. Потому что во время ремонтов контур, по сути, был открыт. Что категорически было запрещено. Попадали в контур и ключи, и фуфайки, и просто куски металла. И вот потом мы все это извлекали с решеток. Залетали в эту трубу на четвереньках. В ней остатки воды, и она под 60 градусов, шлепаешь по ней, проползаешь до сетки, выдираешь ее. В бешеном состоянии, со стучащим сердцем, вылетаешь из трубопровода. И некоторые тут же падали в обморок. Почему многие из тех ребят сейчас умирают? Потому что в свое время они испытывали эти стрессовые ситуации, перепады температур, давления. Переоблучение.

Воровство

Сергей Харитонов считает, что на станции есть разные уровни воров. Это и мелкие воришки, таскающие металл - цветной и нержавейку. Тащат сотни метров кабелей. С охраной - в доле. В апреле 1998 года на ЛАЭС отключился трансформатор, осуществляющий электрическую связь между первым и вторым блоками станции. Оборудование настолько ответственное, что факт его отключения вызвал панику в диспетчерской "Ленэнерго". Оказалось, что ЧП произошло потому, что кабель был перепилен ножовкой. Рядом, как утверждают специалисты, находились кабели, повреждение которых могло привести к остановке работающих реакторов. Не-однократно со станции воровали сотни тонн металла. Об этом писала вся сосновоборская пресса.

А вот информация самая опасная. Из хорошо информированного источника стало известно, что с территории ЛАЭС была похищена 241 штука новых шариково-дроссельных расходомеров (ШАДР). Взамен на реактор были поставлены старые, дефектные. Они были дезактивированы, отполированы. И поставлены на 3-й блок. В работе по "реставрации" принимали участие работники трех цехов. Часть этих ШАДРов отказала, что привело к остановке блока в августе 2002 года. Возбуждено уголовное дело. Ущерб около 1 миллиона долларов США. Скорее всего, вину возьмет на себя "стрелочник". Но это ЧП доказывает, что на ЛАЭС сложились криминальные структуры с хорошими связями от Москвы до самых до окраин. И крутые эти ребята из-за денег готовы на все. Даже на кражу деталей, из-за которых блок может взлететь на воздух.

Пока гром не грянет...

- Сергей, в каком состоянии сейчас первый блок? Руководство станции, Мин-атом внушает общественности - блок безопасен, прошла дорогостоящая модернизация, он послужит на благо России еще лет пятнадцать. Твое мнение?

- Вся работа на блоке ведется в авральном режиме. Идут нестыковки, не хватает денег на программы, проекты переделываются "на коленке". Это я беру информацию из "станционной" прессы. Я внимательно читаю "Вестник ЛАЭС" и вижу, какие масштабные там проблемы. Персонал подготовлен плохо. Там блок на 90% новый, но запускать его в таком состоянии - безумие. Все новое железо нагромождено на старое кусками, заплатами. И я ни на минуту не сомневаюсь, что многие акты приемки фальсифицированы. Я получаю информацию о том, что при приемке систем безопасности идет перекладывание ответственности с вышестоящих должностных лиц на обычных работников. Вместо того чтобы начальники, инженеры участвовали в приемке оборудования, они в приказном порядке заставляют принимать системы безопасности рядовых работников - чтобы в случае аварии под суд пошел тот лопух, который подписал документ. Замену технологических каналов делали не специалисты, а шабашники. Привлекали работников с разных участков, в том числе и с хранилища ядерного топлива. За 30 тысяч рублей они шли на реактор и занимались несвойственной им работой.

- Если канал, куда будут опускать ядерное топливо, меняет неспециалист, чем это может закончиться?

- Последствия предсказать почти невозможно. Обществу вдалбливают: замена старого, ржавого железа - это повышение безопасности. Да чушь собачья. Специалисты ЛАЭС говорят - мы заменили массу оборудования, поставили такие-то насосы, каналы новые, насосы импортные. Но обслуживать все это будет все тот же оператор, находящийся в состоянии хронического стресса, по сути крепостной. В этой системе нет ничего от европейской системы управления, система осталась от Лаврентия Берии. Я везде открыто заявляю: запустить блок - это преступление. Будут аварии. Но, похоже, до тех пор, пока в городе, накрытом облаком радионуклидов, не завоют сирены, общество не поймет, что такое ЛАЭС.

Из справки по итогам работы комиссии под началом заместителя начальника ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области полковника милиции А.В. Пониделко во время расследования причин забастовки на Ленинградской АЭС в 1996 году: "В 1995 году против 21 сотрудника ЛАЭС возбуждены уголовные дела за хищения и вымогательства; хранение наркотиков и боеприпасов; незаконные валютные операции... В медицинском вытрезвителе в 1995 году проходили вытрезвление 140 человек, а за 6 месяцев 1996 года - 91 человек".

Cвидетельствует ведомственная пресса

"70% больных, проходящих лечение в оздоровительном комплексе, страдают психосоматическими заболеваниями". Из статьи "Не хочу лечиться, а хочу...". Газета "Вестник ЛАЭС", 18 ноября 1994 года. "В цехе ремонта зданий и сооружений (ЦРЗиС) есть 5-й участок, на котором работают 14 столяров... Г. Рогозин считает этот участок элитой цеха... Сегодня он производит окна, двери для цехов, плинтусы, наличники и такой "товар народного потребления", как гробы. Старший мастер С. Карачков говорит, что иногда в день приходится изготавливать по три гроба. По-видимому, этот "товар", действительно становится предметом массового "спроса" среди работников ЛАЭС". Газета "Вестник ЛАЭС", 28 января 2000 года. "...В определенной мере сказалось и господствующее на станции мышление: заботиться сначала о железках, а уж потом о людях. Простая мысль о том, что железки без людей мертвы, часто остается как-то вне сознания и практических действий, хотя формально признается всеми. Отсюда и пренебрежение к "социалке", и малая оплата труда ее персонала, материальное обеспечение по остаточному принципу, и многое другое.... Лаэсовское "население" отнюдь не блещет стопроцентным здоровьем. По итогам прошлогоднего медосмотра, на первом месте у работников - заболевания желудочно-кишечного тракта... Далее идут болезни органов дыхания: бронхиты, бронхиальная астма. Высок уровень нетрудоспособности из-за простудных заболеваний". Газета "Вестник ЛАЭС", 21 ноября 2003 года. "45% оперативного персонала Ленинградской атомной станции находится в состоянии длительного негативного стресса или психической дезадаптации и работает за счет мобилизации и истощения психофизиологических ресурсов". Из письма в газету "Атомград" Леонида Никитовича Аксютова. Из досье "АиФ". Кандидат технических наук Аксютов два с небольшим года отработал заместителем начальника лаборатории психофизиологического обеспечения ЛАЭС. Получил сертификат в отраслевом ОНИЦ "Прогноз" на право участия в анализе психологических причин неправильных действий персонала АЭС. Успел обследовать 280 операторов цехов станции. Как только выдал руководству цифру - 45% оперативного состава персонала станции находится в состоянии длительного негативного стресса, - должность его была ликвидирована, ему порекомендовали "уволиться по собственному желанию".

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах