40

Когда бизнес берут на абордаж

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 26 28/06/2006

Времена "диких девяностых" с их "крышами", "наездами", разборками и стрельбой безвозвратно ушли. Канули в Лету и хозяйственные споры с непременными "масками-шоу" с автоматами и директорами, которых не пускали на свое рабочее место.

Теперь, чтобы завладеть чужим бизнесом, все это не требуется. Рейдеры все сделают "цивилизованно", без шума и пыли. Правоохранители и власти бьют тревогу - рейдерство становится едва ли не самой страшной язвой, разъедающей российский бизнес и экономику. Нынешние реалии таковы, что полностью защищенным себя не может чувствовать ни один предприниматель. Прийти могут к каждому.

Рейдеры разные, цель одна

Сегодня эксперты выделяют три вида рейдеров - "белые", "черные" и гринмэйлеры (корпоративные шантажисты). "Белые" свято чтут Уголовный кодекс и действуют в рамках закона. Это профессиональные юристы, которые ловко используют пробелы в законодательстве, манипулируют акциями и долями компаний, играют на противоречиях между собственниками бизнеса. "Черные" рейдеры - уже разновидность криминала, связанного с подделкой документов и печатей, подкупом суда, правоохранителей и чиновников, "силовым" развитием событий. Гринмэйлеры, став собственниками компании, начинают дестабилизировать бизнес, провоцировать конфликты, а затем, когда деятельность предприятия вследствие этого становится невозможной, продают свою долю по цене, во много раз превышающую рыночную. Впрочем, рейдеры могут и комбинировать упомянутые методы. Все зависит от конкретной ситуации и от "цены вопроса". Сначала могут попытаться захватить собственность, не нарушая закон. Если же попытки добиться своей цели таким образом ни к чему не приведут, воспользуются криминальными приемчиками из арсенала "черных".

В течение последнего года захватам подверглись десятки петербургских компаний. Среди них такие известные, как Фрунзенский плодоовощной комбинат, Пушкинский хлебозавод, швейная фабрика "Красное знамя", торговая фирма "Юбилей", завод "Измерон", вагоностроительный завод имени Егорова, горнолыжный курорт "Красное озеро": Работа рейдеров - это не просто "пришел-отнял-ушел". Это тщательно спланированная акция, на подготовку которой уходит от нескольких недель до нескольких лет. В штате рейдерских компаний задействовано множество специалистов, в первую очередь - юристов.

Как происходят захваты? Методов - множество. В большинстве из них так или иначе задействован топ-менеджмент захватываемых предприятий. Можно подделать подписи и печати, реестры и протоколы собраний акционеров, судебные решения и исполнительные судебные листы. Можно ничего не подделывать - суды сами быстро вынесут "нужное решение", а приставы рьяно возьмутся за свою работу. Можно, воспользовавшись "дружбой" с правоохранительными органами, изъять правоустанавливающие документы (под предлогом проверки), а затем "потерять" их и наскоро переписать собственность. Можно провести, никого не поставив в известность, дополнительную эмиссию и получить таким образом контрольный пакет акций. Те же акции можно скупить, предварительно запугав их держателей. Или инициировать незаконный арест акций. Много что можно предпринять, было бы желание. А желание есть, и великое - ведь подчас речь идет о миллионах долларов.

Парадокс мегаполиса

Что происходит с руководителями уже захваченных компаний? Одни, смирившись с поражением, просто оставляют поле боя (особенно когда захвату предшествуют угрозы расправы над ними или над членами их семей). Другие бьют в колокол, обращаются в СМИ, в антирейдерские комиссии (о них чуть позже), к правоохранителям, пытаются судиться с новыми владельцами. В большинстве случаев это ни к чему не приводит. Случаев, когда новые владельцы решили бы оставить топ-менеджмент нетронутым, не было. Прежде всего потому, что в львиной доле случаев истинной целью рейдеров является не бизнес, а недвижимость. Эксперты называют данную ситуацию "парадоксом мегаполиса": в крупных городах бизнес плюс недвижимость стоит меньше, чем недвижимость без бизнеса. Норма прибыли, если ее разделить на площади, на которых она производится, существенно меньше, чем ставка арендной платы. И по этой причине рейдерам часто безразлично, крупный бизнес они захватывают или малый. Более того, в последние месяцы наметилась тенденция захвата именно небольших предприятий - парикмахерских, кафе, салонов красоты, магазинов (особенно если они располагаются в центре города). Тем более, маленькие компании не обладают достаточными ресурсами для защиты своих интересов:

"Мы пугаем - они отступают"

Борьба с захватчиками началась лишь тогда, когда рейдерство приобрело уже массовый характер. В Москве первые меры по противодействию рейдерам предприняли более двух лет назад. Были внесены поправки в местное законодательство (в частности, появилось постановление о запрете перепрофилирования компаний), открыта "горячая линия" для предпринимателей, образована межведомственная рабочая группа по противостоянию криминальным захватам. С осени 2004 года в столице было возбуждено 44 уголовных дела в отношении рейдеров, пресечено 25 попыток захвата, 8 предприятий возвратили законным владельцам. В Петербурге же на ведущуюся вокруг предприятий города борьбу обратили внимание только в конце прошлого года. Появились антирейдерские комиссии - в полпредстве, в администрации Петербурга, в ЗакСе, в Торгово-промышленной палате, в Общественном совете по малому предпринимательству при губернаторе. Но пока это сколько-нибудь ощутимых результатов не принесло. Бизнесмены утверждают, что ни одна из комиссий не в состоянии оказать реальную помощь в отстаивании бизнеса, все они могут лишь предоставить квалифицированную консультацию по защите бизнеса.

В самих же комиссиях считают, что смысл их работы - в оказании давления на рейдеров путем использования административного ресурса. "Строго говоря, бороться с захватчиками должны не чиновники, а силовики, - сказал в частной беседе корреспонденту "АиФ-Петербург" один из членов антирейдерской комиссии администрации города. - Мы же не милиция, не суд, чтобы задерживать и сажать. Но они полноценную борьбу вести не могут. В силу разных причин - здесь можно говорить и о проблемах с законодательством, в котором не существует самого понятия "рейдерство", и о коррупции в правоохранительных органах и в судах, и об отсутствии специалистов соответствующего уровня среди сотрудников силовых структур. Мы же, узнав о готовящемся захвате, можем только позвонить, припугнуть. И рейдеры действительно пугаются, отступают. Потом вновь подкрадываются - мы снова пугаем. Поверьте, это на сегодняшний момент единственная действенная мера".

Спасут ли законы?

В данный момент в Госдуме и Минэкономразвития готовятся поправки в различные законы, направленные на борьбу с недружественными слияниями и поглощениями. "Мы хотим в течение двух лет изменить корпоративное законодательство, сделав его инструментом для защиты прав собственности", - заявляет Герман Греф. По словам министра, эти изменения сделают нелегальными использующиеся сегодня способы захвата бизнеса. Кроме того, комитет Госдумы по собственности к осени нынешнего года обещает подготовить законодательные инициативы, которые позволят сократить количество преступлений по захвату предприятий. А в Комитете по безопасности уже создана "антирейдерская" рабочая группа.

Но помогут ли все эти нововведения? Проблема рейдерства, по мнению большинства специалистов, кроется не столько в недостатках законодательства (в конце концов, статью "мошенничество" никто не отменял), сколько в коррумпированности силовиков, налоговиков и судей. Пока за приличный куш одни будут регистрировать все что угодно, другие изымать все что угодно, а третьи постановлять все что угодно, не будет работать ни один закон. И спасение бизнесменов так и останется делом рук самих бизнесменов.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах