aif.ru counter
70

Медицина цвета хаки

Для военных медиков нет мирного времени. На мемориальных досках в центральном холле Военно-медицинской академии высечены тысячи имен врачей, погибших на войне. Только за последние пятнадцать лет в "горячих точках" погибли 11 сотрудников академии. По мнению начальника академии Бориса ГАЙДАРА, военный врач - особая профессия.

Для военных медиков нет мирного времени. На мемориальных досках в центральном холле Военно-медицинской академии высечены тысячи имен врачей, погибших на войне. Только за последние пятнадцать лет в "горячих точках" погибли 11 сотрудников академии. По мнению начальника академии Бориса ГАЙДАРА, военный врач - особая профессия.

Единая школа

- Борис Всеволодович, раненые из Чечни по-прежнему к вам поступают?

- Сейчас у нас никого из "горячих точек" нет. С последствиями диверсионных актов справляется госпиталь в Моздоке. Но там постоянно присутствует группа наших специалистов. Это обычная практика: профессор берет с собой одного-двух учеников и едет в полевых условиях преподавать, что такое военная хирургия. За период чеченских кампаний все наши сотрудники прошли через войну.

- В чем специфика работы военного врача?

- Он должен быть готов к работе в экстремальных условиях, очень часто с риском для жизни. Для этого требуется определенная подготовка. Например, без специальных знаний врач не сможет работать на подводной лодке, своя специфика у медиков, служащих в воздушно-десантных войсках, и так далее.

В академии накоплен колоссальный опыт работы в специфических условиях, который значительно отличается от постулатов мирного времени и гражданских учреждений. И поскольку все военные врачи проходят одну школу, мы всегда понимаем друг друга и никогда не делаем ничего лишнего. Когда раненый переходит с одних рук в другие, всем понятно, что было сделано на каждом этапе, даже если врачи не знают друг друга.

Мы первыми в мире ввели понятие оказания специализированной помощи по жизненным показаниям. Когда на госпиталь в 150 коек поступает 200 раненых, то из этого потока вычленяются те, кому промедление с операцией грозит смертью, остальные транспортируются дальше, и через 6-8 часов они оказываются в клиниках Москвы или Петербурга. Причем при необходимости анестезиолог вводит пациента в состояние наркоза еще на стадии транспортировки. Это позволяет значительно сократить летальность. Если во время афганской войны при поражениях нервной системы или ранениях головного мозга погибало более половины наших пациентов, то в последние годы только 7,5%.

Гражданские медики такими знаниями не обладают. Однажды во время второй чеченской кампании мне пришлось специально ехать в Грозный, где стоял госпиталь Минздрава, который комплектуется врачами из обычных городских больниц. В то время там работал нейрохирург из Москвы, который пытался делать операции, идущие вразрез с военно-полевой доктриной. Я запретил ему входить в операционную, сказал, что если хочет, может оперировать чеченцев, они сами с ним потом разберутся, а если тронет хоть одного военнослужащего, то я ему лично "руки оторву".

Курсант не студент

- Учиться в академии сложнее, чем в гражданском вузе?

- Подготовка военного врача занимает на 2 тысячи учебных часов больше, чем гражданского медика. И требования к нему значительно выше. Курсант должен быть физически крепким. Не можешь десять раз подтянуться, так будь ты хоть семи пядей во лбу, но иди учиться в гражданский вуз. Кроме того, все, кто к нам поступает, проходят психофизиологическое тестирование. Изуверский, должен вам сказать, процесс. Пять часов беседовать с психологом и заполнять карточки - это с ума можно сойти. Я как-то посмотрел на эти тесты, так у меня волосы дыбом стали (улыбается).

Наши курсанты - не студенты. У них есть время для самоподготовки: четыре часа в день. Хочет не хочет, но он не к девушке побежит, а будет заниматься под контролем командира. При таком прессинге качество подготовки выше, чем в гражданском вузе, где студент предоставлен самому себе.

- Случается, что, отучившись в академии, выпускники не желают тянуть армейскую лямку?

- Через два года после поступления курсант подписывает контракт на военную службу на период обучения и еще на пять лет после него. В свое время, когда я еще только заступил на должность начальника академии, из 325 выпускников 87 написали рапорта об увольнении. Но я решил идти ва-банк и обратился в гражданский районный суд. Суд рассмотрел 32 дела и всех обязал выполнить условия контракта. Большинство выпускников тут же забрали рапорта. Но двенадцать человек не поняли всей серьезности положения и продолжали настаивать на увольнении. Это позволило мне возбудить 12 уголовных дел. И на протяжении года все 12 человек были осуждены на условные сроки за уклонение от воинской службы.

В этом году вступил в действие закон о материальном возмещении при разрыве контракта. Курсанты получают денежное довольствие, обмундирование, питание: За 7 лет накапливается сумма почти в полмиллиона. Можно рассчитаться и быть свободным.

Операция - это праздник

- Что за переговоры вы ведете с Нобелевским фондом?

- В этом году нас посетила делегация из Стокгольма. Дело в том, что Альфред Нобель на протяжении восьми лет был учеником профессора академии Николая Зинина. Вот только Зинин в нитроглицерине видел лекарство, а предприимчивый Нобель разглядел в нем динамит. И первые испытания нового взрывчатого вещества проходили вблизи Каменного острова в присутствии императора и членов его семьи. Взрывали лед на Неве. Так что Альфред Нобель является учеником академии. И, согласно его завещанию, академия была одним из номинаторов на Нобелевскую премию в области медицины и физиологии. К сожалению, это право прервалось в семнадцатом году. Возможно, теперь оно снова к нам вернется. По крайней мере, переговоры об этом идут.

- Вы нейрохирург, насколько далеко шагнула медицина в этой области?

- За последние 20 лет произошел огромный скачок в технологиях. Когда я только начинал заниматься нейрохирургией, мы мрачно шутили, что в нашей области смертность составляет 120 %. 90 % среди больных и 30 - среди их родственников. Сегодня мы удаляем у пациента опухоль, расположенную рядом со стволом головного мозга, где находятся все центры, обеспечивающие жизнедеятельность человека, а на следующий день он уже выходит из стационара. Правда, это очень дорогостоящие операции. Только расходные материалы стоят тысячи долларов.

- Часто встаете за операционный стол?

- Последнее время поход в операционную воспринимается как праздник, когда можно отрешиться от всего, войти туда и снова почувствовать себя человеком. К сожалению, в основном приходится заниматься административной работой.

Смотрите также:





Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Может ли татуировка помешать устройству на работу?
  2. Где должна храниться медкарта?
  3. Кто сколько сейчас получает в Петербурге?