45

Культурная прокуратура

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 48 29/11/2006

Памятник истории и культуры федерального значения - это почетно? Вроде бы да - значит, это здание или комплекс нужны не только нашему городу и области, но и всей стране.

Памятник как расчлененка

А на самом деле памятники регионального значения порой живут лучше и богаче, чем их федеральные соседи, потому что хозяин ближе. Чтобы изменить ситуацию с федеральными памятниками в лучшую сторону, почти 2 года назад была создана структура под названием Управление "Росохранкультуры" по Северо-Западному федеральному округу.

Глава управления Виталий КАЛИНИН говорит, что удалось сделать многое:

- Прежде чем заниматься какими-либо работами по памятникам федерального значения, мы должны согласовать документы и разрешить производство работ. Этим наше управление и занимается. Все обращения к нам получают ответ в течение 6-8 календарных дней - если, разумеется, представлен полный пакет документов. Если все документы в порядке, если они выполнены лицензированными компаниями, то мы не имеем оснований для отказа. Сейчас ситуация сильно улучшилась по сравнению с началом года. Петербургом мы вообще занимаемся только с июля прошлого года, а фактически - с ноября, пока все дела передавались.

- Как проводится вами проверка хода работ по вашим разрешениям?

- Наша деятельность делится на две части. Одна часть - это согласование всех работ, связанных с памятниками. А другая связана с надзором, и мы должны ездить, смотреть, фиксировать, составлять протоколы и понимать, что происходит с памятником. Честно говоря, на эту работу у нас остается очень мало времени. У нас проверяется ход работ либо планово, либо вне плана - по сигналу. Никаких регулярных проверок государственные органы не должны вести. Ни в одной статье действующего законодательства это не предусмотрено. Гораздо больше времени мы тратим на работу с документами. Вот приходят за разрешением на проектирование. Мы разрешаем - да, памятник требует ремонта, даем согласие на разработку проектной документации, но ее должна делать лицензированная компания. Необходимо разрешение на проведение археологических раскопок - да, нужно делать, но именно в таком виде, как это регламентируется подготовленными документами. Все эти бумаги приносит проектировщик, который имеет лицензию, вот он и осуществляет постоянный авторский надзор. И заказчик наблюдает. Поэтому наш постоянный надзор не нужен.

- А что если с памятником никто ничего не делает, если он просто разрушается? С кого спрашивать? Вот Ропша, например.

- Ропша несколько месяцев назад была сдана КУГИ в аренду на 5 лет. Там была подготовлена документация за достаточно большие деньги, которая не прошла согласование. Вторая трудность в том, что там сам комплекс расчленен, как сейчас Таврический сад пытаются членить или дом Савиной. А в Ропше расчленение произошло давно, часть комплекса принадлежит Федеральному селекционно-генетическому центру рыбоводства. Сходная ситуация в Юсуповском дворце, в ряде других памятников. При отсутствии единого хозяина может получиться так: один пользователь меняет отопление и чинит крышу, а его сосед, у которого нет денег, ничего не чинит, и страдает при этом весь памятник.

Архив не потерялся

- А были случаи, когда какие-то работы на федеральных объектах проводились без вашего разрешения?

- Да сколько угодно. Через нас в обязательном порядке проходят федеральные деньги, но если на объект выделены деньги частные, то мы порой о ремонте или даже реставрации узнаем задним числом. Если на здании работают снаружи, то это и мы можем увидеть, и граждане порой сообщат, и ВООПИиК, и пресса, и КГИОП. А если внутри - кто знает? Предположим, некто является пользователем одного помещения в здании. И он начинает его ремонтировать, никому ничего не сказав. Но по всем федеральным памятникам все ремонты согласуются с нами, а по региональным - в КГИОП. Иначе будет штраф, не меньше 20 тысяч рублей. Можно лишить лицензии ту компанию, которая проводила работы, в судебном порядке можно заставить вернуть все в исходное положение. Могут же быть случаи, когда ради "красоты" закрашиваются остатки фресок. Были большие проверки, в частности по ФИСПу (Фонду инвестиционно-строительных проектов). Мы за штрафами не гонимся, но если надо брать - берем. И, кстати, не скрываем информацию, наоборот, охотно делимся ею и с журналистами, и с общественностью.

- Архив - это тоже объект культурного наследия, который находится в вашем ведении. Как вы оцените его переезд?

- Да, "Росохранкультура" надзирает и за архивами - мы вообще этакая прокуратура при Министерстве культуры. Мы следили за тем, чтобы при переезде соблюдались нормативы по влажностному, температурному режиму, по сохранности документов. Наши специалисты были категорически против того, чтобы документы сначала переносились в дальнюю комнату, потом обеспыливались и упаковывались в ящики. Документы по нашему настоянию упаковывались прямо около стеллажа. Ведь только небольшая часть папок, которые хранились в архиве, имела полную внутреннюю опись. И теоретически при переноске этих папок из помещения в помещение можно было изъять несколько документов безвозвратно, даже не определив их ценность. Они там все бесценные, но есть совсем уникальные, невосстановимые. Поэтому мы настояли на упаковке в ящики со стеллажей. На мой взгляд, переезд прошел очень хорошо.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах