aif.ru counter
57

Виталий Мельников: "Кино - это наворот нелепостей"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18 30/04/2008

1 мая мастеру исполняется 80 лет. Он снял более 20 фильмов, причем известность пришла с первым же - с "Начальником Чукотки", вышедшим в 1966 году. Последняя (пока) картина - "Агитбригада "Бей врага"" 2007 года.

Наше время - мутное

- Виталий Вячеславович, вы и в советское, и в наше время умудрялись создавать "человечные" фильмы, не впадая в крайности: в поучительность или в развлекательность. Как удается держать "золотую середину"?

- Мой секрет "золотой середины", может быть, в том, что у меня всегда была и есть вера в нашу страну и в силу времени, которое многое ставит на свое место.

А сейчас время у нас сложное, противоречивое: добро и зло существуют рядом. Мы немножко сбились с пути, но ищем его. Иногда варварски - разрушая, пытаемся понять. Это кровавый путь, все это отражается и на людях, и на искусстве. Меня уже давно ничего не удивляет, но иногда просто интересно, каким же путем человек приходит к такой яростной ненависти ко всему "нормальному" и любви к отвратительному? Откуда это рождается? Если мы начнем над этим задумываться и понимать, в чем первоисточники, тогда легче определить, что с нами происходит.

- И в чем первоисточники?

- В том, что у нас и страна, и общество не устоялись. Мы все взболтали, появилась муть, взвесь, и мы не знаем, во что это уляжется. Процесс еще долгий, нужны адское терпение и надежда.

- Некоторые из ваших картин, к примеру "Отпуск в сентябре" по Вампилову, много лет пылились на полке. Но вы никогда не рассказывали о своих переживаниях. Создавали имидж "везучего" режиссера?

- Во все времена между государственной машиной и искусством, творчеством будет постоянное и естественное противостояние. Потому что государству нужна стабильность и имидж, а художнику - правда, а это не всегда совпадает. Нужно отдавать себе отчет в том, что за правду нужно отвечать, это тоже часть профессии.

В творчестве есть риск, как же иначе.

- Но ведь вашим картинам все труднее пробиваться на экран?

- Мои фильмы часто идут по телевидению, это успокаивает. Хоть мы, режиссеры, и ругаемся, потому что не получаем за это ни копейки. Ну, я хоть работаю, а есть те, кто на пенсии, кто нуждается. При этом их картины продаются, покупаются, демонстрируются - непонятно почему, на каких условиях? Авторское право нарушается элементарно.

- В последнее время с авторским правом ведь наводят порядок?

- Не заметил. Причем, будучи председателем Союза кинематографистов, я занимался этим очень много лет. А дело с места так и не сдвинулось, потому что там такие деньжищи, такие связи и взаимосвязи, что просто так нам это не отдадут.

"Ленфильм" гибнет?

- Знаю, что сейчас вы работаете над экранизацией Чехова. В его творчестве осталось еще что-то неизвестное?

- Это не совсем экранизация, потому что в основе - литературные документы, мемуары одной писательницы, Лидии Авиловой. Она много лет переписывалась с Чеховым, изредка они встречались. Это была любовь, говоря современным языком, "от "Стрелы" до "Стрелы"": Чехов жил в Москве, она - в Петербурге. Ну, кто-то считал, что отношения Чехова и Авиловой были близкими, а кто-то - что это ей так казалось. Антон Павлович был человеком скрытным, а Лидия Алексеевна - тем более, она ведь замужняя дама, мать троих детей. Впервые опубликовала воспоминания только тогда, когда умер сначала Чехов, а потом муж. Бунин считал, что, пожалуй, единственная трагическая и неповторимая любовь была у Чехова к Авиловой.

- Многие режиссеры, сняв очередную картину, заявляют, что это - последняя...

- После "Бедного Павла" я не хотел снимать, потому что работа была настолько сложной и ей сопутствовало такое количество неприятностей, что подумал: да зачем я буду это продолжать? Решил написать книжку "Жизнь. Кино". И чем это кончилось? Сценарием, а потом и фильмом "Агитбригада "Бей врага!"".

Конечно, жизнь режиссера настолько пестра, что часто хочется все бросить к чертовой матери. И многие мои приятели ежегодно кричат: "Все, больше не буду!" И снова снимают. Это зависит, скорее, от темперамента, нежели от профессии. Рязанов уже, по-моему, перестал и зарекаться.

Когда заканчиваешь работу, возникает ощущение такой пустоты, что ее хочется чем-то заполнить, и ты начинаешь делать новый фильм. Это такое перпетуум-мобиле, и - клинический случай. Неизлечимый. Я ведь в профессии с 1946 года, как только поступил во ВГИК. Помню, в монтажных были прессы для склеивания пленки, так на них было написано "Хонжонковъ и Дранковъ", так что представляете, куда уходят корни профессии, да и жизни! Кстати, у меня после первой же попытки склейки пленка загорелась - так что я начал ярко.

- "Ленфильм" в тяжелом состоянии, корпуса нуждаются в ремонте, техническая база - в совершенствовании. Задам крамольный вопрос: что же здесь сохранять?

- Есть вещи, которые не продаются и не покупаются. Они либо есть, либо их нет. На "Ленфильме" всегда было ощущение студийности, то есть общности человеческой, творческой, люди чувствовали взаимопонимание, у них были одинаковые этические и эстетические представления, которые передавались из поколения в поколение.

Вот, например, я считаю, что я связан с "Чапаевым", хотя не имею к нему никакого отношения. Было такое время, когда снимали мало картин, и на студии произошло повальное сокращение. Я перешел на "Леннаучфильм", там было много сосланных ленфильмовцев, среди них - главный оператор "Чапаева" Александр Иванович Сигаев. Он, кстати, совершенно не признавал авторитетов, имел склочный характер, был жутким матерщинником, но ко мне относился с симпатией. Как-то в Доме кино вдруг Сигаев кричит солидному, увешанному орденами человеку: "Оська!" Оказалось, это он - Хейфицу. И дальше, указывая на меня: "Слушай, ты вот этого парня возьми себе". - "Хорошо, пусть зайдет как- нибудь". - "Нет, не как- нибудь, а точно". Через некоторое время Хейфиц действительно сказал мне: "Может, попробуете поработать у меня вторым режиссером?" Счастью моему не было предела! Так что есть преемственность с "Чапаевым", пусть связанная со случайностями и нелепостями. Но кино, наверное, и есть наворот нелепостей.

Почти за полвека на "Ленфильме" я прошел все. Помню ежегодные конференции, на которых обсуждали фильмы, и каждый раз великие мастера - Эрмлер, Козинцев - выходили расстроенные: ""Ленфильм" гибнет, у нас нет режиссуры, все кончилось!" Но появлялись новые люди, интересные идеи. Так что я твердо верю, что с "Ленфильмом" все будет в порядке.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах