aif.ru counter
418

Лицо кварталов. Главный архитектор Санкт-Петербурга - о развитии города

- Когда речь идёт о «петербургском стиле», для меня в первую очередь это качество архитектуры и сохранение традиций, - отвечает Владимир Григорьев, председатель комитета по градостроительству и архитектуре, главный архитектор Санкт-Петербурга. - Наш комитет не случайно объединяет эти две ипостаси. Они неразрывны, а их цель - развитие Северной столицы, формирование городской среды.

Главный - заказчик

- Однако сегодня значительная часть Петербурга является охранной зоной. Без разрешения КГИОП в исторических зданиях нельзя вбить и гвоздя. Как в таких условиях развиваться?

- Моя позиция - в ходе преобразований мы не должны потерять целостность сложившегося пространства. Петербургская архитектурная школа достаточно профессиональна, чтобы новые включения не испортили историческую ткань. Ведь Петербург является самым регулярным городом России, то есть имеет чёткую планировку. Геометрия Васильевского, трёхлучевая сетка центра, ансамбли Каменноостровского, Московского проспектов - всё это предпосылки для преемственности, масштабных градостроительных композиций.

- Но в рыночных условиях всё зависит от бизнеса, а архитектор лишь выполняет желания заказчика, даже идёт на нарушения.

- Архитекторы во все времена подчинялись чьей-то воле и при этом как высококлассные специалисты получали за свой труд вознаграждение. Архитектура - это всегда компромисс между реальными условиями, желанием и бюджетом инвестора, а также собственными представлениями, умениями мастера. Но мы - люди, а людям свойственно ошибаться, а иногда и грешить против совести. Что касается нынешней ситуации, проблема ещё и в том, что у нас почти вся пригодная для освоения земля находится в частном владении. Поэтому городу часто трудно контролировать территории.

- Исторический центр - наша жемчужина, однако большинство горожан живут в типовых «спальниках», лишённых индивидуальности. Как сделать современные районы узнаваемыми и комфортными?

- О новостройках я сказал бы так: они монотонны в своей многообразности. Чтобы её преодолеть, возможно, надо вернуться к принципам, характерным для советского времени. Тогда Ржевка отличалась от Купчино, Купчино - от Юго-Запада и т. д. Эти районы проектировались разными мастерскими, были не похожи друг на друга. Сейчас подход иной: строительство ведётся на конкретном участке, и архитекторы работают только в его рамках.

К сожалению, их мало беспокоит, как новый объект впишется в сложившуюся среду. Это неправильно. Новое строительство в Петербурге должно отличаться от Нижнего Новгорода, Новосибирска, Москвы, а кварталы - иметь своё лицо.

«Кварталы в Петербурге должны иметь своё лицо». Фото: Пресс-служба Смольного

Можно или нельзя

- Ваш комитет находится в прекрасном здании, построенном Росси. Да и большинство дворцов, соборов, которыми мы любуемся, возводились под руководством иностранцев. Сегодня создаётся впечатление, что зарубежных зодчих в город не пускают. Опасаетесь конкуренции? 

- Иностранцы, которые работали в XVIII-XIX вв., приезжали в Россию раз и навсегда, не случайно их называли обрусевшими. За исключением, возможно, Лео фон Кленце, который спроектировал Малый Эрмитаж со знаменитыми атлантами, ни разу не приехав на берега Невы. Мы иностранцев тоже часто приглашаем, объявляем конкурсы, где они побеждают. Другое дело, что в силу ряда обстоятельств полноценно не реализован ни один из выигравших проектов. Причин несколько, от особенностей климата до различного мировоззрения. Я это прочувствовал на себе, когда работал с испанскими архитекторами. То, чему мы придаём большое значение, им сложно понять и принять.

Недавно американец Даниэль Либескинд рассказывал нам о своём проекте реконструкции Военно-исторического музея в Дрездене, где стеклянный клин буквально врезан в старинную кладку. С точки зрения наших представлений о работе с памятниками, абсолютно неприемлемое решение. В Риме по проекту Массимилиано Фуксаса построили стеклянную крышу прямо в районе семи холмов. Проект получил всеобщее одобрение, хотя мы бы сказали о нарушении сложившейся исторической панорамы. 

- Почему же то, что у них можно, у нас - нельзя? 

- То, что у нас - нельзя, я считаю правильным. Кроме того, за рубежом архитектор обладает большими правами и весом в обществе. Он часто распорядитель бюджета и несёт ответ- ственность не за соблюдение регламентов, которые многие считают необязательными, а за безопасность и функционирование. Испанец Рикардо Бофилл, с которым мы сотрудничаем, говорил мне, что, задумывая новый аэропорт в Барселоне, сам разрабатывал нормы. И удивился, увидев моё непонимание: «Кто же лучше архитектора, проектировавшего здание, может сказать, как его надо строить?»

- У нас тоже предлагают рискованные идеи. Например, засыпать Обводный канал и на его месте проложить дорогу. Или «пробить» магистраль через Удельный парк…

- Город должен развиваться и быть удобным, позволяющим быстро добраться из одного конца в другой. Сейчас активно обсуждается возможность полицентричного развития Санкт-Петербурга, чтобы не было только одного «полюса» - исторического центра, как точки всеобщего притяжения. Транспорт, система обслуживания, зелёные зоны имеют первостепенное значение. Поэтому если для того, чтобы избежать транспортного коллапса, необходимо засыпать Обводный канал - значит, надо засыпать. И дорогу через Удельный парк тоже необходимо проложить. Вопрос - как. Можно под землёй, полузаглублённым способом, с установкой шумозащитных экранов, над железной дорогой, на эстакаде. То, что дорога должна быть - очевидно. Она предусматривается уже третьим Генпланом, и отменять её сейчас - большая ошибка.

Обводный канал. Фото: Commons.wikimedia.org

Проверка на зрелость

- Кстати о Генеральном плане. 3 июня намечены очередные слушания, а сейчас туда десятками вносятся поправки. Что же нового будет построено в городе в ближайшие годы? 

- В течение 10-15 лет нас ждёт серьёзное развитие метрополитена. Планируется проложить и несколько линий легкорельсового транспорта. Также прорабатывается вопрос о создании нового типа поездов, которые соединят железнодорожную станцию Ржевка и Ладожский вокзал. Появится и современное здание Малого драматического театра Льва Додина. В данный момент проект проходит экспертизу, а на следующий год начнётся строительство. Будет реализован судебный квартал на проспекте Добролюбова. Надеюсь, что в «Пулково» начнёт функционировать в полную силу конгрессно-выставочный центр «Экспофорум», это даст мощный толчок к перспективам этой зоны. Проверкой на зрелость наших подходов, градостроительной культуры станет и город-спутник Южный. Скажу откровенно: как его реализуем, так и станут судить о нашем времени.

Кроме того, Петербург - единственный из европейских мегаполисов, не имеющий ни одного общедоступного подземного паркинга. Надо этот просчёт исправлять. В 2016-м будет сдана «Зенит-арена». Я бы считал важным сделать съезд с ЗСД на Крестовский остров для прибывающих и уезжающих со стадиона. Это нужно, чтобы Петроградская сторона не превратилась в транзитную, пропуская через себя во время матчей большой поток машин. Улицы и дороги такой нагрузки могут просто не выдержать.

Вообще ни главный архитектор, ни губернатор ничего не сделают, если люди не определятся: они хотят жить в красивом городе, требуя, чтобы коммунальные службы и власть обеспечивали порядок, или сами научатся беречь и ценить окружающую среду, поддерживая её в чистоте и комфорте? Так что начинать надо всегда с себя.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах