aif.ru counter
717

Как в блокаду «спрятали» Ленинград

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25. Аргументы и факты - Петербург 19/06/2019 Сюжет Ленинград - город живых
Архитектурные шедевры Северной столицы сохранились благодаря подвигу горожан.
Архитектурные шедевры Северной столицы сохранились благодаря подвигу горожан. © / Татьяна Швецова / Коллаж АиФ

Умирая от голода и холода, люди самоотверженно защищали свой город, чтобы сохранить его для потомков в неизменном виде. 

Подвиг альпинистов

С первых дней блокады Ленинград подвергался интенсивным артиллерийским обстрелам. Золочёные шпили и купола, все высотные доминанты города использовались немецко-фашистским агрессором как ориентир для ведения прицельного огня по важным стратегическим и социальным объектам. Необходимо было в кратчайшие сроки решить вопрос с их маскировкой. 

Альпинистки Ольга Фирсова (слева) и Александра Пригожева (справа) во время маскировки шпиля Адмиралтейства в Ленинграде.
Альпинистки Ольга Фирсова (слева) и Александра Пригожева (справа) во время маскировки шпиля Адмиралтейства в Ленинграде. Фото: Коллаж АиФ/ Татьяна Швецова

Для этого сформировали бригаду из 30 спортсменов-альпинистов, выполнявшую эту задачу на протяжении всей блокады. Самыми сложными и опасными были работы по защите Адмиралтейства, Инженерного (Михайловского) замка, Петропавловского и Исаакиевского соборов. Их выполняли альпинисты Михаил Бобров, Алоизий Земба, Александра Пригожева, Ольга Фирсова, Михаил Шестаков
Шпиль Петропавловского и купол Исаакиевского соборов решили закрасить серой краской, чтобы они сливались с хмурым питерским небом. Самой трудной оказалась маскировка шпиля Петропавловки. В ноябрьскую стужу 1941 года Леонид Жуковский и Михаил Бобров поднялись по лестнице внутри шпиля к наружному выходу. Дальше на штормовом ветру нужно было преодолеть ещё 20 метров до фигуры ангела. Путь пролегал по внешней лестнице столетней давности, о состоянии которой никто ничего не знал. Альпинисты сильно рисковали. Но, к счастью, всё прошло благополучно. Михаил Бобров закрепил у основания ангела кольцо с тросом, при помощи которого во время работ поднимались люди и материалы.

С Адмиралтейством ситуация тоже была непростая. Если большинство питерских шпилей и куполов золотили при помощи гальванопластики, то здесь тончайшие листы золота крепились на специальный клей. Красить их было нельзя. Поэтому за одну ночь сшили громадный чехол весом в полтонны, который натянули на шпиль. 

Сегодня о героическом подвиге ленинградских высотников напоминает памятный знак, установленный у стен Петропавловского собора. Александра Пригожева и Алоизий Земба погибли от голода в 1942-м. Боброва и Шестакова отозвали в армию, Ольга Фирсова единственная проработала всю войну и в сентябре 1945 года закончила демаскировку шпилей. После победы ей выпала честь срезать стропы, удерживавшие чехол на адмиралтейском кораблике. Благодаря подвигу альпинистов удалось не только защитить уникальные памятники архитектуры от уничтожения, но и сохранить жизни тысячам ленинградцев.

Сегодня о героическом подвиге ленинградских высотников напоминает памятный знак, установленный у стен Петропавловского собора.
Сегодня о героическом подвиге ленинградских высотников напоминает памятный знак, установленный у стен Петропавловского собора. Фото: Коллаж АиФ/ Татьяна Швецова

Вечнозелёные сети

Многие здания, например, Адмиралтейство, Смольный, прятали под защитной сеткой, которая создавала эффект видимости деревьев и кустарников. Обычная краска для «расцвечивания» таких сетей не годилась - существовали специальные фильтры, которые ставили на немецкие самолёты, чтобы «засечь» спрятанные объекты. Враг тут же видел, что парк - не парк, а руины - вовсе не руины, а лишь нарисованные цветовые пятна. Для действительно эффективной маскировки требовался специальный, так называемый недешифруемый состав.

Смольный во время блокады и в наши дни.
Смольный во время блокады и в наши дни. Фото: Коллаж АиФ/ Татьяна Швецова

До войны в Ленинграде существовал маленький химический завод, выпускавший бытовые краски, растворители, закрепители. На нём и было спешно налажено нужное производство. И тут появилась другая проблема. Для убедительности в маскировочные сети вплетались настоящие ветви деревьев. Но они быстро увядали, и это фиксировалось аэрофотосъёмкой. На помощь пришли ленинградские учёные-ботаники. Они разработали технологию консервирования срезанной растительности: теперь ветви, кусты и даже срубленные деревья на целый сезон сохраняли естественный цвет и вид! Маскировка города стала безупречной. 

Жив памятник - жив город!

Самые ценные городские монументы, такие как памятники Петру I на Сенатской площади, Николаю I на Исаакиевской площади, Ленину у Финляндского вокзала, знаменитые сфинксы на Университетской набережной и многие другие, были укрыты несколькими рядами мешков с песком и фанерными щитами.  

Многотонное изваяние Александра III, защищённое песчаной насыпью и накатом из брёвен, выдержало прямое попадание фугасной бомбы. Если статую можно было снять с пьедестала, её закапывали в землю. Знаменитые скульптуры Летнего сада и кони с Аничкова моста были обёрнуты тканью и зарыты до окончания войны. Незащищёнными и открытыми оставались памятники выдающимся русским полководцам: Суворову, Кутузову и Барклаю де Толли. Это сделали намеренно: образы героев прошлого должны были вдохновлять ленинградцев на борьбу с врагом. А вот Пушкина с Пушкинской улицы до начала вражеских налётов не успели укрыть. Жители блокадного Ленинграда наблюдали за изваянием поэта, которое не поразил ни один вражеский снаряд, с мыслью: «Пока жив памятник - жив и город».

Большинство ленинградских мостов маскировали «под руины»: установленные деревянные конструкции не мешали движению транспорта, но создавали иллюзию разрушений. Здания вокзалов также прятали, а неподалёку сооружали временные ложные дублёры, которые и бомбила вражеская авиация, в то время как реальные транспортные узлы оставались нетронутыми. 

- Важно было также замаскировать и промышленные объекты, - рассказывает кандидат исторических наук, научный сотрудник Президентской библиотеки Алексей Воронович. - Они значительно превосходили обычные здания, поэтому их превратили в жилые кварталы. На крышах цехов устанавливали макеты зданий, которые с воздуха выглядели как настоящие. Но полностью избежать разрушений не удалось. За время блокады Ленинграда разбомбили 187 исторических зданий города, в здание Сената и Синода попало 8 снарядов, была почти полностью уничтожена Синодальная церковь. Серьёзно пострадали помещения Гостиного Двора, Кунсткамера, церковь Святой Екатерины, Юсуповский и Шуваловский дворцы, Русский музей, Никольский Морской собор, Инженерный замок и многие другие.

Уничтожены фашистами

Невосполнимый ущерб был причинён архитектурным ансамблям в занятых немцами пригородах Ленинграда. 

Артиллерийский огонь практически полностью уничтожил дворцово-парковый ансамбль Петергоф.
Артиллерийский огонь практически полностью уничтожил дворцово-парковый ансамбль Петергоф. Фото: Коллаж АиФ/ Татьяна Швецова

При отступлении немцев сгорел Большой Екатерининский дворец в Царском Селе и утрачена знаменитая Янтарная комната, подаренная Петру I королём Пруссии. Артиллерийский огонь практически полностью уничтожил дворцово-парковый ансамбль Петергоф. В Павловске сгорел царский дворец, а в уникальном парке вырубили около 70 тыс. деревьев. Гатчинский дворец сожгли и заминировали. От Константиновского дворца в Стрельне остался только остов. В меньшей степени пострадал дворцово-парковый ансамбль Ораниенбаум. Благодаря Ораниенбаумскому плацдарму, образовавшемуся в сентябре 1941 года, советским военным удалось сохранить контроль над частью акватории Финского залива, создавать напряжённость в тылу немецких войск и сохранить историческое наследие Ораниенбаума. 
 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество