aif.ru counter
Елена БОЙКОВА
154

Петр Красилов: «Я люблю свою профессию»

Театр по правилам и без

- Петр вы сейчас на гастролях в Питере. Расскажите, пожалуйста,  о Независимом театральном проекте, в котором вы участвуете (Елена К.)

 - Независимый театральный проект, в моем понимании, это уже  не  просто антрепризное движение, а скорее стационарный театр. Он, конечно, не зависит ни от чего. Ни от государственных влияний. Собственного помещения у нас тоже нет. Мы репетируем в разных театрах,  перемещаемся с площадки на площадки, из города в город. И мне это нравится.

- А кто его придумал?

- Его придумал Ильшан Мамедов, он руководитель этого Независимого театрального проекта. Ранее он  занималась рекламой, продвижением фильмов, но поскольку у Ильшана было несколько образований и одно из них театроведческое, ему, конечно, было интереснее заниматься театром.

Я вошел в этот проект, когда он уже  был известен.  И  было сделано спектаклей 5-6, когда меня пригласили в постановку «Боинг-Боинг».

- Как вы попали в этот проект?

- Режиссер спектакля  «Боинг-Боинг» -  Сергей Алдонин. Ранее, я участвовал в его спектакле «Мастер и Маргарита». Играл поэта Бездомного. И вот Ильшан Мамедов пришел на этот спектакль, посмотрел. А после этого меня вызвали в кабинет и сказали: «Петь, почему бы нам не поработать вместе?»  Но я то рад. Я люблю работать. Я  люблю свою профессию. Так я и попал в этот проект.

 А когда мы начали репетировать «Боинг-Боинг»,  я думал тогда, что антреприза – это не очень серьезно:  набирается некоторое  количество известных людей, берется два стула, неважно какая сценическая площадка, и недели за две мы делаем спектакль, желательно не очень хороший, чтоб по-быстрому.  Но когда пошел третий месяц работы над спектаклем, я подошел к режиссеру и спросил:  «Я что-то не понял, это что творчество? Мы по-настоящему играем?»

«Да. Это творчество. Три месяца ты репетируешь – это что не творчество?»

Когда на четвертый месяц  мы выпустили  спектакль, у нас было много сомнений. Форма постановки достаточно интересная – буфф. Я с этим никогда не сталкивался! Только в училище театральном, когда можно позволить себе все, что угодно.

И выпуская спектакль, мы  не стали его сразу играть на зрителей, решили проверить его на своих. Сыграли два раза для пап и мам,  и только тогда  мы поняли, что имеем право его показывать уже широкой публике. Что, в принципе, для антрепризы не привычно.

- А это не мешает основной работе в театре?

- Дело в том, что не отношусь к Независимому театральному проекту как не работе. Это тоже моя работа. Я работаю в Независимом театральном проекте, и в Молодежном театре, плюс еще бывает, меня в кино снимают, что тоже приятно. Я отношусь к этому, как к своей работе. А профессия  у нас многогранная.

Независимый театральный проект – почему независимый?  Он не зависит от  времени. Например, в стационарных театрах есть некий период времени, когда ты можешь репетировать – с утра до обеда, или после обеда – часов до 10-11. А в Независимом театральном проекте можно всю ночь репетировать. Ты поработал где-то  в других местах днем, а потом ночью ты поработал здесь!

- А спите вы когда?

- А сплю я в перерывах (смеется).

- Насколько та чехарда, которая происходит в спектакле «Театр по правилам и без» соответствует закулисной действительности? (Valentina)

- Ситуации бывают разнообразными. Спектакль о том, как люди собрались именно для того, чтобы  за две недели сделать что-то и по-быстрому заработать денег.  Но друг к другу они относятся  так себе  и  особо друг друга не любят.

В театре есть такие взаимоотношения! Но мне повезло. Я с этим в театре вообще никогда не сталкивался.  Потому что мой характер позволяет не обращать  на это внимание.  У меня жена тоже актриса. В свое время я ей задал вопрос:  «Ира, скажи, пожалуйста, почему ты не хочешь работать в театре? И она мне ответила: «Я не хочу, я не смогу работать в театре. Потому что если я приду работать в театр, и за моей спиной будет кто-то что-то говорить (а это будет обязательно), я не смогу промолчать».

- А вы можете?

- А я просто не слышу. Мне задают вопрос: «Ты любишь гулять, Петя». Да я люблю гулять пешком. «Но тебя же могут узнавать!». Ну и что! Я люблю гулять. Иду и иду, подходят и подходят. Я понимаю. Это тоже часть моей профессии.

Дальше от Москвы – люди добрее

- Вы много ездили с гастролями. Во многих городах побывали? (Надежда)

- Да очень много ездил. И впечатления от людей с каждый узнаваемым мною городом,  улучшается. Дальше от Москвы – люди добрее. Условия жизни у них, конечно, хуже на много, но почему-то это не сказывается на их характерах.

- А, как Вы думаете, почему?

- Я не могу ответить на этот вопрос.

- Может быть, Москва пресыщена?

- Мне кажется, что Москва -  это гостевой город. Там мало людей, которые считают это место своим домом. Туда приезжают и уезжают, оставаясь в Москве, люди считают, что это не их город, дескать, родился я там то и там то, а здесь просто  зарабатываю деньги.

- Люди приезжают в Москву, у них есть культурная программа, они ходят в театр…

- Я не знаю, как часто ходят люди, которые приезжают на один день. Но мне кажется, что в условиях экономического кризиса люди стали чаще ходить в театр не только для того, чтобы развлечься.

- А для чего?

- Подумать, послушать. Мне, например, в последнее время очень нравится выходить к зрителям на сцену и понимать, что меня слушают. Потому что  бывало очень много случаев, когда зрителям все равно, что ты играешь. Они тебя видели по телевизору, пришли посмотреть на тебя в живую, а что ты им пытаешься донести - им все равно.

-  Это касается каких-то серьезных спектаклей?

- Не только. Вот «Театр по правилам  и без» – это комедия, но она не только для того, чтобы развеселить человека. Ведь об актерской профессии обыкновенный обыватель мало что знает. Он думает, что это развлечение. Он думает, что тоже так может. Вышел – что-то прочитал и ушел. Очень мало людей знают, что это действительно труд. И если спектакль получился, это не значит, что это случайность. Это значит, что люди над этим спектаклем очень сильно работали. И что происходило в процессе работы над этим спектаклем, не знает никто. Мне в партнеры может достаться такой человек, к которому я в жизни даже бы не подошел. Но моя профессия – это моя работа. Я обязан сделать так, чтобы зритель на 100% поверил, что я без этого человека жить не могу.

Я не имею право халтурить

- Вы стали широко  известны благодаря сериалам. Чему вас научила работа в сериале? (Zoya)
 
- Работа в сериалах мобилизует. Потому что сериалы снимаются так: ты приходишь – тебе дают текст, который написали ночью. Ты не знаешь, что будет происходить с твоим героем, более того ты не знаешь, что потом с ним произойдет! Тебе дали текст – и вперед, играйте. И ты говоришь – может, репетнём? Нет – тайминг, тайминг! Время! Время!  И ты живешь в этой беготне. Но если ты любишь свою профессию, ты не имеешь право халтурить. Всё окружающее подталкивает тебя к этому, но если ты любишь свою профессию, ты думаешь, у меня есть несколько секунд, ты думаешь – надо собраться, надо вспомнить все, чему тебя учили в театральном вузе. Этот момент импровизации очень важен. Тебе проще существовать, если ты владеешь импровизацией.
- На сериалы многие актеры идут срубить денег. И относятся к такому кино несерьезно. А ждут какой-то большой роли.

- Это неправильный подход. Я тоже хочу большого кино, я тоже хочу сниматься у известных режиссеров.

- У каких?

- Я не буду называть их фамилии. Потому что их много. Есть большое количество режиссеров, которые умеют работать с актерами и которым нравится работать с актерами. Когда нет ситуации потерянного времени. Работа над фильмом может длиться годами. Но если все понимают, для чего мы это делаем, то в результате, через 10 лет,  когда фильм выходит,  нет ощущения, что мы зря потратили время.

- Это вам с Алексеем Германом надо работать

 - Да, но фамилии режиссеров я все равно называть не буду. Да я хочу работать в кино, но не всегда это удается. Иногда я не успеваю подойти к телефону, иногда мне просто не звонят! Нормальная  ситуация. Но если я буду относиться к работе в сериалах снисходительно – дескать, это так, чтобы заработать деньги, у меня глаз не будет светиться. Это будет не интересно. Я включу телевизор и увижу, что это ерунда. И мне будет стыдно. А я этого не хочу. Потому что я люблю свою профессию.

- Вы играете достаточно легких людей в кино? Хотелось бы сыграть что-нибудь другое? (Anna)

- Конечно, хотелось бы. Я бы бандита с удовольствием сыграл! Сейчас в телевизионном фильме у меня роль отсидевшего человека. Рабочее название фильма «Лапушки». У меня был  пока один съемочный день в отделении милиции.

- Как вам российские фильмы? Вам нравится то, что сегодня идет в прокате?

Есть хорошие. Например, много за и против фильма «12». Но, на мой взгляд, фильм «12» -очень хороший фильм. Я могу говорить, что не надо делать несколько финалов, но это право режиссера.

- Киноиндустрия из-за кризиса переживает трудные времена. Производство многих картины останавливаются. Но есть мнение, что это хорошо, пена уйдет.

- Это плохо, потому что, в основном,  закрываются интересные проекты. На них не хватает денег. Остаются  те проекты, которые  ни к чему не обязывают. Огромное количество телевизионных вещей, которые снимаются быстрее-быстрее-быстрее, остаются,  и с ними ничего не происходит, они отбиваются рекламой. А в художественном кино  все  будет происходить по-другому. Пока кино не будет сниматься за кредитные деньги.

Спасибо Вам за сына

- Расскажите про свой самый первый выход на сцене (Татьяна Иванова)

- Я учился в пятом классе. У меня тетя учитель по литературе и она в школе  руководит театральным кружком в моем родном городе, в Балашихе.  И она занялась постановкой спектакля Шварца «Дракон». Для спектакля нужен был артист, который исполнял бы роль мальчика.  Роль заключалась в том, что нужно было стоять на сцене в толпе с другими школьниками. И периодически выходить вперед и кричать: «Мама, мама, смотри, дракону отрубили голову! Мама, мама, еще одну голову отрубили!»

Вот это и была моя первая роль. Я себе костюм придумал, стырил у мамы жилетку какую-то. Знаете, были тогда еще такие сапоги «дутики» - мечта ребенка, в них еще специальный носок вкладывался, как валенок.  Я этот валенок подворачивал, как ботфорты. Мне казалось нужно немного готики (смеется).

- А когда вы почувствовали, что стали актером?

- Когда закончил театральный колледж. Но если честно, понятия не имею, как меня туда занесло. Когда я заканчивал восьмой класс, и мне нужно было, в силу разных обстоятельств, перейти в другую школу. И мне посоветовали пойти в Московскую 123 школу эстетического воспитания. Иди, говорят, там есть театральный класс! У тебя получится!

Я поступил в этот театральный класс, и мне действительно понравилось. Было весело и интересно. Настолько весело и интересно, что я забросил всю учебу, и через полгода вызвали туда мою маму. А моя мама туда радостно пошла, потому что обычно, когда она приходила в школу, ей говорили: «Спасибо вам за сына,  он единственный человек, который нас слушает!».  Так вот,  вместо «спасибо за сына» сказали: «Ольга Петровна, а вы хотите, чтобы ваш сын хоть что-то знал? Забирайте его из этой школы, он перестал учиться, не нужен ему этот театр!»

После этого я перешел в школу к своей тетке, в школу № 23. Там я стал учиться и решил,  что стану химиком, либо биологом, потому что у меня по этим предметам было хорошо. А потом совместил в голове две эти профессии и подумал: «Я стану фармацевтом!» Долго искал гимназию химико-биологическую, и, слава Богу, не нашел. И тут мне позвонили из бывшей школы и сказали: «Петя, а почему ты бросил театральный кружок? Ты можешь не учиться в нашей школе, но на репетиции ты можешь приходить!»

Я спросил: «А зачем мне это нужно?» «А затем, что тебя возьмут в театральный колледж!» «А там математика есть? Нет! Все надо идти!»

Я – фантазер

- Как вы думаете, актерская профессия – это навсегда?

- Я пока не дорос, чтобы быть режиссером. Это самый плавный переход от актерской профессии. Мне пока нравится моя профессия. А стать инженером или фармацевтом я уже не могу.

- Хобби есть у вас?

- Хобби – это моя работа. Я не теряю к ней интереса. У меня еще есть семья, дочура растет, ей полгода. В те редкие моменты, когда я дома,  я с ней занимаюсь. Вот недавно я целую неделю ползал с ней. Целую неделю провел на полу.

- Есть ли у вас мечта?

- Я  - фантазер. У меня много всего в голове моей бывает.  Иногда хочется уюта. И я фантазирую: большой дом, хуторок, перевезти бы туда всех родственников. Но потом начинаю думать, а как я буду добираться по этим пробкам, потому что дом будет наверняка там, где автобусы не ходят. Значит, добираться только лесом. Нет, это не реально!  Ну,  хорошо, оставляем все, как есть.

И  начинаю мечтать о другом! О том, что хочу сняться во французском кино. Хочу поработать с Жераром Депардье. Когда-то очень хотел походить на него,  но у меня не получалось это – фактура другая, все другое.

- Вы знакомы с ним?

- Нет.

-Может быть, уже пора познакомиться?

- А нужно ли ему это?

- Вдруг, нужно!

 - Посмотрим. Все впереди.



 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество