126

Игорь Масленников: «В России свобода порождает жуликов»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 12. Аргументы и Факты - Петербург 18/03/2009

«Рашен-калабашен»

- К сожалению, нынешний русский капитализм не имеет «певцов», которые могли бы отразить весь ужас, который происходит в стране. Но отечественный капитализм существовал уже 150 лет назад, и великий драматург Александр Николаевич Островский отразил этот поразительный процесс. Я и задался целью сделать трилогию. Первая картина по «Волкам и овцам» называлась «Русские деньги» - про всякие закладные, подложные письма, продажу имений, земли... Вторая - «Взятки гладки» по пьесе «Доходное место» - про петербургское столичное взяточничество. А сейчас мы снимаем, - дай Бог, если хватит денег, - по пьесе «Свои люди - сочтемся». Это история с ложным банкротством: то, что вы наблюдаете, открыв газету, где в разделе «Сведения о банкротстве» мельчайшим шрифтом напечатаны тысячи названий фирм.

Когда мы в советские времена смотрели пьесы Островского и слышали про акции, закладные, расписки, векселя, - ничего не понимали, теперь мы в этом разбираемся. Дело не в названиях, а в людях, в этих, с позволения сказать, рожах. Потому что те же самые «рашен-калабашен» - они какие были, такие и есть.

- Так за 150 лет ничего не изменились?

- Получается да. Применительно к нашей жизни первое, что порождает экономическая свобода, - не энергию и честное предпринимательство, а жулье. Это обнаружил Островский. Не хочу, конечно, сказать, что все жулики... Но народ смышленый не любит работать, а любит получать. Это мы видим и сейчас: все хотят денег, находят любые способы - от рэкета до рейдерства. А вкалывают пусть гастарбайтеры.

Кто формирует рейтинг

- Так ваша история русского капитализма абсолютно пессимистична?

- Оптимизм есть. Я хочу ткнуть в нос нашему народу эти фильмы, из которых ясно: дорогие друзья, мы это все уже проходили. И гениальный драматург вам рассказал, кто вы такие на самом деле. Кстати, современные сериалы «о бизнесе» - тот же самый Островский, но более грубый, жесткий и со стрельбой. А у Островского - без стрельбы, и это одна из причин, почему ни один канал не клюнул, когда я предлагал из трех пьес сделать большую телевизионную историю. Мне сказали: «Старик, ну что это такое - ни пальбы, ни взрывов. Какой же это капитализм?»

- Быть просветителем телевидение решительно отказывается?

- Оно давно уже хочет быть «развлекателем». Это пришло из Америки. Почти все голливудские компании имеют в своем названии слово entertainment - «развлечение». Американские фильмы завладели нашим прокатом, через него влияют на вкусы зрителей, особенно молодых. В кинотеатре сидят, положив ноги на переднее сиденье, едят попкорн, пьют пиво. Люди пришли развлекаться, какое уж тут киноискусство. Туда же устремилось и телевидение. Потому что тогда у него есть рейтинги. Каналы якобы отражают то, что хочет смотреть народ. На самом деле рейтинги формируют те, кто дает рекламу, среди них много бывших бандитов, у них другие вкусы. Только когда в ночи они разъедутся по клубам и ресторанам, трусливое «интеллигентное» телевизионное начальство начинает показывать хорошее кино. Раньше - боятся, чтобы не вызвать гнева рекламодателей.

- Откуда вы знаете, что хочет смотреть народ?

- Народ живет параллельно телевидению. Я очень часто бываю в театрах, особенно в Москве, где сейчас живу, так залы битком набиты, хотя билеты недешевые. Кинотеатры полупустые, потому что там сидят парни и гогочут под попкорн. Единственное место, где люди еще общаются с искусством - театр. Хотя и на ТВ есть пара-тройка каналов, выстраивающих «культурное вещание».

Ватсон интереснее Холмса?

- Зато телевидение по всем каналам крутит вашего «Холмса», и зрителям он не надоедает. Вы сами можете объяснить феномен?

- О, Господи! Про Холмса я уже не в силах говорить... В современных сериалах главное - сюжет. А тут сюжеты известны, интересно наблюдать за людьми, характерами, взаимоотношениями. Главная наша удача в том, что присутствует доктор Ватсон, потому что один Холмс - статуарен, везде одинаков. Счастье, что Ватсона сыграл Виталий Соломин, в нем успех.

Как и в «Зимней вишне». Мы тогда с Соломиным договорились, что ему надо сыграть человеческое, мужское ничтожество. Он это сделал замечательно, именно поэтому женская аудитория до сих пор на нашей стороне.

- Можно ждать от вас еще одной лирической киноистории?

- Хватит, мне уже 77 лет! Пока занимаюсь трилогией, а что будет дальше - не загадываю и никому не советую, потому что планы рушатся, и человек чувствует себя несчастным. Единственное, что нам оставляет судьба - это выбор: по какой дорожке пойти.

- А кто «герой нашего времени»?

- Зачем специально выковывать героя? Есть просто люди, хорошие и плохие. Сейчас, правда, началась мода по созданию фильмов по госзаказу. Может появиться и такой: снять про современного героя. Тогда и узнаем, кто это.

- Вы навсегда уехали в Москву?

- Я москвич только в той степени, в какой я преподаю во ВГИКе. Правда, перебрался в столицу довольно давно, когда на пять лет был избран первым секретарем Союза кинематографистов России. Ну и семью перетащил... А потом во мне проснулся педагог, мои выпускники уже снимают интересные картины. Хотя, должен признаться, за годы работы я столько видел фильмов, что объелся: я не люблю смотреть кино!

- А снимать?

- Да я ничего другого не умею!

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах