aif.ru counter
Елена БОЙКОВА
246

Алексей Горшенев, группа «Кукрыниксы»: Нужно все время таранить этот мир

Важно то, что ты переживаешь внутри себя

- В этом году группе «Кукрыниксы» исполняется 10 лет. В Петербурге у вас будет проходить итоговый концерт. Как прошли гастроли? 

Алексей Горшенев: - У нас десятилетие должно длиться год, как у нормальных людей. Мы начали играть месяц назад, а закончим осенью. Гастролировать начали с юга -  Адлера, 11 апреля поедем в Минск. В Петербурге на концерте будем играть значимые для нас вещи. Мы выбрали те песни, на которых строилась наша жизнь. Песня «Свадьба» - это для нас значимая вещь, как и песня «Попса».

- А какая песня самая-самая любимая?

А.Г.: - Песни, которые  крутит «Наше радио»  – «Солдатская печаль», «По раскрашенной траве» не самые любимые. Мне нравятся больше глубинные вещи – «Темный город», «Беспокойный», «Крайняя мера». Эти песни создают и показывают наш внутренний мир.

- А к какому стилю музыки вы себя сами относите?

А.Г.: - Стиль – это не очень важно. Важно то, что ты переживаешь внутри себя. Мы не стремимся идти в одном музыкальном направлении. Мы творческие люди.  И делаем то, что считаем нужным. Классификация музыкальных направлений запутывает людей. Человек – разный. У него много мыслей. И мне не ясно, как можно показать все это  в одном жанре.

- Как вы относитесь к понятию «формат», которое существует на радиостанциях и музыкальных телевизионных каналах? (Ivanov)

А.Г.: - Мы работаем 10 лет – мне уже не нужно подстраиваться под стандарты радиостанций. То, что у нас происходит в стране – это ужасно. Существует только один канал, где можно что-то смотреть. Это А1.

Раньше мы задумывались о том, чтобы делать темы под радийные форматы. Сейчас мне уже все равно. Это сейчас. Когда я говорю, что нам 10 лет. Когда тебе год, ты можешь думать о формате, но упираться в это все-таки не стоит. Нужно делать то, что нравится. Сейчас мы играем абсолютно неформатную музыку.

- А как раскрутиться молодым?

А.Г.:- Мы репетируем в Roks-club. И там выступают молодые команды, которые играют свою музыку, и никто не заставляет их играть форматные радийные вещи

- Но их никто не знает?

- Это их путь. Это не важно. Когда мы с Мишкой (брат Алексея, лидер группы «Король и Шут»)  начинали в клубе Там-Там, нам тоже было не до формата. И мыслей таких не было, чтобы делать форматные вещи. Мы просто жили, существовали. Молодость – это весело. И пока весело, ты можешь делать все, что хочешь. Не нужно никуда стремиться, бежать. Если человек будет думать форматно и будет стремиться к формату, то, в конечном счете, ему будет очень трудно выйти из этой связки. Но съест его публика со сценой. Ну, два, три, четыре года он будет популярен. А потом он просто не будет никому нужен. Московские группы стремятся в эфир, год их крутят, а потом они никому не нужны. Форматы имеют свойство меняться. Нельзя забывать, что у человека есть свой мир. И потом, радио не стало единственным источником информации

 

Суть в том, что ты в команде

- Процесс создания музыки сейчас очень упростился. Появились разные компьютерные программы – любой может сочинять музыку.  Как вы к этому относитесь? (В.В.)

А.Г.:- Создание музыки непростой процесс. Суть в том, что ты находишься в команде единомышленников.  Вы все ощущаете вместе. Вы друзья.  Рок-коллективы – это компания, в которой творят вместе. Вот что главное.

Можно играть в футбол в компьютере. Но это же мастурбация, которая ни к чему хорошему не приведет. Нужно все время выходить в люди. Нужно их чувствовать. То же самое и футбол – оставь компьютер! Выйди на улицу, погоняй в мяч. Это же интересно. В любом случае, жизнь все равно заставит тебя нажать «Esc»,  и ты все равно выйдешь к людям.

С друзьями в жизнь идти – это не игрушка. Игрушками занимаются люди недолго, они начинают надоедать. Можно, конечно, если это интересно. В конце концов, тебе нужно будет исполнять музыку для людей. Что ты скажешь людям, если ты их не знаешь?

Ты можешь делать музыку в компьютере, ты можешь стереть любое критическое замечание. А в жизни ты так не сделаешь.  Нужно все время таранить этот мир, чтобы понять нужно ли людям то, что ты делаешь.

Во-первых, ты должен понимать, кто ты. Во-вторых, нужно смотреть вперед. Завтра очень интересно. Но оно может быть жестоким. Завтрашний день из-за незнания окружающего мира может превратиться для тебя в жуть. Чем больше ты общаешься с людьми, тем больше ты узнаешь себя. Насколько ты сам способен к чему-то. Люди – аналог друг друга. Другого нет материала.  Можно, конечно, общаться со стенкой, но это будет монолог, а не диалог.

- Вам везло с людьми?

А.Г.:- Я смешной, люблю юморить. Для меня самое интересное, чтобы люди были непосредственными, чтобы из себя ничего не корчили, чтобы они были такими, какие они есть. А с помощью юмора из них  это можно вытащить – дать им понять, что ты такой же, как и они. Только таким образом можно найти общий язык.

- Каким на ваш взгляд может быть интересная девушка? (Lila)

А.Г.:- Должно быть все в меру. Главное, чтобы человек был немножко недосказанным и естественно веселым. Должно быть интересно ее (девушку)  раскапывать. А когда все показано, это не интересно. А вообще,  в людях я ценю то, чтобы они были светлыми и непосредственными.

- Когда появится новый альбом? (Света К.)

А.Г.:- Сейчас у нас появилась возможность что-то делать в США. И поэтому, скорее всего, у нас появится два альбома (на русском и на английском языках). Американцы сделали сначала нам сайт, потом предложили перевести некоторые песни . В альбом на английском языке войдут песни разных лет.

А в новом альбоме для России будут только новые песни.

- Вам нравится делать песни других групп? (Дарья)

А.Г.: - Я боюсь петь чужие песни. Боюсь забыть текст. Это не правильно. Хотя мне нравится, если песня заслуживать наше внимание.

- А какую песню вы хотели бы сделать?

А.Г.: - У меня есть желание сделать песню из кинофильма «Собака на сене». Для того чтобы исполнять вещь какой-либо группы должен быть мотив. Мне нравятся Гладков, Рыбников. У них нет проходных вещей.

Я занимаюсь только тем, что мне интересно

- У вас такой прекрасный голос. Где вы учились пению? (Наташа)

А.Г.: -  Это природа. Мой отец еще пел. И возможно стал бы профессионалом, если бы не пошел учиться в пограничное училище. Это оттуда идет. Я учился петь в театральном институте у Барсовой. Она мне показывала, как это делать, по больше мере вынимала артиста, а не голос.

А в музыкальной школе я учился играть на аккордеоне. Мне это не очень нравилось. А потом оказалось, что я могу сочинять музыку. Я не знал гитарных нот, я сам аккорды изобретал. Мне стало интересно. Я так и живу. Я занимаюсь только тем, что мне интересно. Я не собираюсь зарабатывать деньги, мне просто это интересно.

Когда я пришел из армии, я сколотил свою группу. Это путь нормальный – мы очень много ковырялись. Для любой молодой группы важно проковыряться, чтобы узнать, что такое дно, что такое сложности работы. И тогда, попробовав себя в этом деле, человек может остановиться и сказать – я в этом деле не участник, я, наверное, инженер.

Но если тебе это интересно, ты дойдешь до того момента, когда это станет интересным окружающим. Как только  интересно окружающим, можно говорить о том, что что-то у тебя получается.

-  А в армии было интересно?

А.Г.: - Для меня служба в армии - не потерянные годы. Хотя когда я уходил туда, мне  казалось каким-то злом. Я ушел в армию, когда  клуб «Там-Там» был в разгаре. И в принципе, зачем мне идти в армию, когда можно весело проводить время на Васильевском острове? Но так сложилось, что я там оказался. Я не упирался сильно. В армии были моменты не очень жизнерадостные. Но я не грустил особо. Там грустить не надо. Там, наоборот, нужно искать людей, с которыми весело. Потому что время в армии очень медленно тянется. А когда тебе весело, время и бежит быстрее. Единственный рецепт, как в армии прожить побыстрее – найти себе друга или друзей такого же мышления, такого же юморного склада,  как и у тебя. Только так можно там выжить.

Стихи я начал писать в армии. Мне повезло, у меня была гитара и я начал там писать песни. Возможно, я мог бы это делать и на гражданке. Но кто знает. Так получилось, и я ни о чем не жалею. В армии интересно находить общий язык быстро и четко. На гражданке можно и прохалявить. Только там, где все тесно, агрессивно и жестко, ясно и четко, только там можно понять,  нашел ты общий язык с человеком или нет. Эта наука, как найти общий язык с окружающим миром.

- У вас есть любимый поэт?

А.Г.: - Есенин. Я его понимаю внутренне. Может быть, потому что мы родились в один день. И то, что он писал в последние годы, для меня очень близко. Я лично сомневаюсь, что его кто-то мог убить. Я думаю, что он сам. Я понимаю его состояние – алкоголь и  так далее. Все наваливается как снежный ком. И он один в гостинице. И это одиночество может привести к тому, что человек может просто не захотеть в дальнейшем жить. Эти психологические вещи у него очень ясно прописаны в «Черном человеке». Я думаю, вряд ли кому-то надо было убивать Сергея Есенина. Скорее всего, это его личное дело было.

Я не очень люблю поэзию, когда люди описывают что-то. Мне больше нравится, когда описывается то, что внутри, как у Есенина. Поэтому я люблю его позднюю поэзию. Когда люди описывают свой внутренний мир, это интересно. Мне нравятся люди, которые пишут короткие вещи, но очень емкие. Допустим,  Роджер Желязны сильно отличается от Роберта Шекли, только тем, что Шекли умница, а Желязны – умник.

Роберт Шекли взял большую мысль, скомпоновал ее и положил в маленький рассказ. Он умница! А Желязны взял маленькую мысль и раздул ею до черт знает чего. Меня это раздражает, потому что это неправильно. Мне интересен Василий Шукшин, Михаил Веллер. Это не значит, конечно, что мне не нравится Лев Толстой. Очень нравится Эрих Мария Ремарк. Его настроение  – такой оптимизм. Если человеку плохо, то лучше всего  почитать Ремарка.

- А что касается музыки?

А.Г.: - Мне нравится Depeche Mode. Bad Religion. Я сейчас мало слушаю музыки – мне кажется, что сейчас часто в музыке отсутствует суть, а остается только эстетика рок-музыки. Этакая эстрада, основанная на жанре рок-музыка. Эстетика звука острой быстрой игры меня не очень привлекает. Если нет эмоций, меня это не привлекает.

- Можете ли вы спрогнозировать, какой музыка будет через 10 лет

А.Г.: - Все развивается по спирали. Сейчас забыто, потом на ура. Во времена Нэпа существовало сборище ржущих людей – сейчас это Камеди клаб. Поверьте, скоро появится Анна Ахматова, вернется честный панк-рок, потом жесткая музыка, альтернатива. Нам то сахар, то соль нужна. Мы же не квадраты, стоящие на одном месте.

Сейчас взрывается то, о чем пишется.  Хотя можно говорить и писать, но это не будет настоящим взрывом. Настоящим музыкальным взрывом был Beatles и Sex Pistols. В дальнейшем, может быть, появится марсианская музыка. О том, чего мы не знаем. Но такого взрыва уже не будет. Если вспомнить, то во времена Beatles был маленький доступ к информации. Сейчас все по-другому. Количество информации, в которое мы погрузились, исключает взрыв. Может, где-нибудь на другой звезде, где нас не знают, наша музыка будет взрывом. Но сейчас количество информации достаточно для того, что взрыва не будет. Появятся формы новые – люди будут петь на голове… Но суть остается сутью. Если это интересно, если человек живет эмоциями,  если это есть – это и будет взрыв.

Но, к сожалению, естественный хаос в голове упорядочен.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество