aif.ru counter
998

Владимир Атлантов: «Я не хожу в оперу»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 27. Аргументы и факты - Петербург 06/07/2011

«Человека надо научить не только петь, но и вести себя в обществе», - считает легендарный певец Владимир Атлантов, который недавно побывал в родном Санкт-Петербурге.

Это произошло благодаря XIV международному конкурсу им. П. Чайковского: Атлантов входил в жюри вокалистов.

Чувство меры

- Моё присутствие на конкурсе было связано с ожиданием новых встреч, открытий, удивлений, надежд, - говорит Атлантов. - Они оправдались. Среди лауреатов я увидел людей с большим будущим.

- "АиФ-Петербург": Владимир Андреевич, обязательным условием для конкурсантов было исполнение произведений Чайковского. У вас не возникло ощущения, что зарубежные вокалисты пели проникновеннее и искреннее, чем наши?

- …Я столько лет прожил в Москве, но ни разу не был в Мавзолее. Наши, наверное, думают - ну, Чайковский-то свой. А те-то понимают, что это - ЧАЙКОВСКИЙ! И что они поют в России.

-  "АиФ-Петербург": Вы сами были победителем Третьего конкурса имени Чайковского. В 1966 году советские участники пели задушевнее, чем современные российские?

- Наверное. Внешне мы были сдержаннее, стеснительнее, деликатнее, чем современные исполнители. Но гораздо больше эмоций шло изнутри. При этом было неловко сразу их выплеснуть. Показываешь «кусочек» и если находишь отклик - начинаешь открываться. Не хочу сказать, что мы были более воспитанными, но сейчас конкурсанты иногда держатся чересчур раскованно.

-  "АиФ-Петербург": В советское время вас, как спортсменов, нацеливали только на победу?

- Да, тогда мы должны были завоёвывать самые высшие награды - такая была установка. Перед конкурсом с нами разговаривали, напрягали, и мы, как могли, - реагировали. Иногда получалось, иногда - нет. Меня заставляли участвовать в конкурсах, и кроме страха ничего не помню. Выходя на сцену, ног не чувствовал, почти слепо шёл на тёмный предмет посреди. Наткнувшись на рояль, сразу хватался, чтобы не видели, как у меня дрожат руки.

-  "АиФ-Петербург": Умению побеждать нужно учиться?

- Конкурс - это турнир, надо готовить себя к нему, многое предвидеть, знать и уметь.

И, конечно, надеяться на удачу. За всем этим стоит адский труд, нервное напряжение и умение показать себя с наиболее выгодной стороны. Но всё надо делать со вкусом, потому что в искусстве многое определяет чувство меры, иначе оно перестаёт быть искусством.

-  "АиФ-Петербург": Почему не у всех победителей складывается карьера?

- Так случается крайне редко. В основном все победители сделали потрясающие карьеры, пели в лучших театрах мира: Образцова, Нестеренко, Богачёва, Охотников.

-  "АиФ-Петербург": Атлантов…

- Вот здесь как раз элемент случайности. Я просто везучий.

«Сапсан» жизни

-  "АиФ-Петербург": Знаю, что иногда вы проводите мастер-классы. А есть постоянные ученики?

- Нет, я слишком серьёзно к этому отношусь. Человека надо научить не только петь, но и садиться, вставать, разговаривать, вести себя в обществе. Пение - это ведь стиль жизни, а культура - необходимая среда, только в ней можно начинать пробовать свои силы.

-  "АиФ-Петербург": Голос - инструмент капризный?

- Бывает, ты в очень хорошей физической форме. Кажется, должен получиться тот спектакль, о котором мечтаешь.

А выходишь на сцену - и что-то с голосом не так. Бывает наоборот: идёшь на спектакль, как на Голгофу, и думаешь - как же обойти все эти страшные ямы и углы, а голос вдруг начинает звучать великолепно.

-  "АиФ-Петербург": Вы оставили сцену на пике популярности. В интервью говорили, что устали от бесчисленных выступлений и гастролей. Чем теперь занято ваше время?

- Всё ещё хочу отдохнуть от сцены, только вхожу во вкус. У меня появилось время поразмыслить над теми ошибками, которые я совершил. И в жизни, и в профессии, потому что они связаны. Ничего исправить нельзя, но можно подумать, попытаться разобраться. Жизнь так стремительно летит, как в «Сапсане» всё мелькает. Но сейчас такое чувство, что к остановке подъезжаю. Поезд - всё медленнее, и есть возможность понять, что же вижу в своей памяти. Конечно, посвящаю время книгам, музеям, друзьям. Люблю охотиться и ловить рыбу.

-  "АиФ-Петербург": Вы живёте в Вене, где великолепный оперный театр. Бываете на спектаклях?

- Нет! Когда мне хочется услышать приличный голос, то - простите - я немножко пою дома. Этого достаточно. Хотя Хворостовского вот слушал в «Риголетто». Это доставило мне громадное удовольствие. Или Анна Нетребко - и красавица, и божественная певица. Таким калибром меня можно заманить в оперный театр, а всё остальное - дробь.

-  "АиФ-Петербург": А как относитесь к тому, что сейчас режиссёры непременно переделывают классику на современный лад?

- Очевидно, что каждый человек в своих суждениях опирается на то, где, как, кем и когда он был воспитан, что является его фундаментом. И если фундамент, на котором стоишь много лет, из-под тебя вышибают, то естественная реакция - возмущение. Современным режиссёрам хочется сказать: «Если переделываешь то, что было создано до тебя, найди талантливое, яркое решение. И будь понятен зрителю, ведь гениальность - в простоте, ясности, вкусе». Когда видишь, что «новое» граничит со вседозволенностью и эпатажем - ну, такое сотворить нетрудно. А вот попробуй, как Дзефирелли, - это гениальный режиссёр, но он же ничего не нарушает из того, что было задумано композитором и либреттистом. Кстати, итальянцы очень строги к своему оперному наследию. Когда начинаются всякие «экивоки», у них кулаки сжимаются.

-  "АиФ-Петербург": А вам никогда не хотелось поставить оперу?

- Подумывал о «Кармен», поскольку много пел в этом спектакле. Но ведь режиссёр должен быть деспотом, а я им быть не умею.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах