aif.ru counter
303

И Бог есть, и - всё дозволено? Борис Эйфман об искусстве и фальсификации

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 28. Аргументы и факты - Петербург 11/07/2012

 В этом году Театр Бориса Эйфмана отмечает 35-летие. 15, 17 и 19 июля труппа будет выступать на сцене Александринского театра.

Мода на уничтожение

«АиФ-Петербург»: - Борис Яковлевич, наконец-то на набережной Европы начинают строить ваш Дворец танца. Но всё время возникает противодействие: теперь говорят, что лучше бы здесь был парк. Что у нас за тенденция: выступать против, когда работа уже в разгаре?

Борис Эйфман: - «Набережная Европы» - яркий пример сегодняшней тенденции на уничтожение того, что было уже сформулировано, наработано во имя людей, обустройства города. Я убеждён, что если бы был запланирован парк, то и тут нашлись бы противники: зачем нам парк, нужно создавать инфраструктуру, архитектурный фасад Невы.

Принято распоряжение правительства, проделана колоссальная работа, вложены сумасшедшие деньги, всё это вот-вот начнёт жить… нет, нужно обязательно уничтожить, всех столкнуть лбами. Сейчас модно всё ругать и отрицать. Мы продолжаем жить не по законам, а по понятиям. Ну, сколько можно?!

«АиФ-Петербург»: - А как дела со строительством вашей Академии танца на Петроградской стороне?

Борис Эйфман: - Там всё продуктивно, все очень стараются: и городские власти, и строители. Ведь это будет не просто балетная школа, а райский уголок для детей, где они могут учиться разным театральным профессиям. Мы будем обучать в основном сирот, детей из необеспеченных семей. Будем их лечить, воспитывать, дадим им возможность прожить достойную творческую жизнь.

«АиФ-Петербург»: - В нашем обществе основными ценностями стали деньги и успех. Желательно - без всяких усилий. Балет - уникальное доказательство, что и россияне могут по-настоящему работать? 

Борис Эйфман: - В нашей труппе работают не за страх, а за совесть. Когда мы приехали в Москву в Большой театр показывать «Родена», и - усталые, невыспавшиеся, собрались на репетицию, я предложил: «Давайте «в полноги» проверим покат пола». Но артисты не смогли работать не в полную силу! Даже меня поразила такая отдача.

Ну, а насчёт лёгких денег и успеха, то я знал коллег, которые за деньги продавали душу дьяволу. Участь их печальна. Ты сам должен выбрать свой путь, судьбу. Праздность же, которая сегодня так влечёт моих современников… Я никого не осуждаю, никуда не зову. Но думаю, что всё, к чему они стремятся, можно купить за деньги. А то, к чему стремлюсь я, - за деньги не купишь. В этом я богаче всех (улыбается).

«АиФ-Петербург»: - Цена успеха в балете чрезвычайно высокая. Практически все звёзды жалуются: «Не бывает дня, чтобы что-нибудь не болело!»

Борис Эйфман: - У меня тоже всё болит. Иногда даже с трудом передвигаюсь, но когда захожу в зал - всё забываю, показываю движения, прыгаю с молодыми, эмоционально их заряжаю.

Балет - особая терапия, в танце забываешь о недугах, обретаешь новый энергетический заряд. Неслучайно балетные живут долго, а сегодня из фитнес-клубов люди уходят в танцевальные. Там они сбрасывают вес и становятся моложе и душой, и телом.

«АиФ-Петербург»: - Трупп «современного балета» в мире - немерено. За счёт чего вам удаётся занимать лидирующую позицию?

Борис Эйфман: - Мы не труппа современного балета, мы - театр, который создаёт новый востребованный и успешный балетный репертуар современной России. Наше искусство - это прошлое, настоящее и будущее отечественного искусства, так как мы не отвергаем отечественные традиции и не копируем западные образцы. Мы создаём особый вид балетного спектакля, в котором всё направлено на погружение зрителя в мир ярких театральных впечатлений, незабываемых эмоциональных переживаний.

 

 Фото russianlook.com

 

Не только кино

«АиФ-Петербург»: - За 35 лет руководства театром какие у вас были самые большие страхи?

Борис Эйфман:  - Страх, который всегда сопутствует, - вдруг почувствовать невозможность сочинять хореографию. За 35 лет было много не страшных, а тяжёлых ситуаций. Особенно в первые годы, когда негде было репетировать, когда унижали тем, что не выпускали за пределы СССР, когда не было финансирования. Когда открылся железный занавес, люди, в том числе артисты, хлынули толпой. Нужно было сохранить театр, а удержать было абсолютно нечем...

Сейчас хотелось бы, чтобы в театре появилось новое поколение талантливых артистов, лидеров. Это становится всё более проблематичным. Сегодня все с высшим образованием, а танцевать, учить, сочинять балеты некому.

«АиФ-Петербург»: - Тем не менее балет - одна из немногих сфер, в которых Россия остаётся «впереди планеты всей»...

Борис Эйфман: - Чудес не бывает, всё делается людьми. Царская семья создала систему императорских театров: вкладывались колоссальные средства, привлекались лучшие творческие силы со всего мира. И в то время, когда в Европе балет практически кончился, в России он достиг расцвета. К счастью, даже революция сохранила его, осознав, что это искусство не для элиты, а для народа.

С тех пор балет стал в России больше, чем балет. Во время холодной войны на Запад посылался Большой, Кировский театры, ансамбль Моисеева, и они растапливали лёд этих замёрзших по отношению к нам сердец. Балет сыграл колоссальную роль в мировой политике!

Когда началась перестройка, разрушение того, что было создано нашими гениальными предшественниками, с большими потерями, но всё-таки мы выжили. И сегодня смело можно сказать, что государство вернулось к пониманию того, что балет - одно из важнейших наших искусств. Не только кино…

«АиФ-Петербург»: - И опять возвращаешься к мысли, что балет - одинокий остров в море «фанерной культуры», эрзацев, подделок.

Борис Эйфман: - Да, история никогда не знала такой подмены. Истинное подменяется ложным и фальсифицированным. Пение под фанеру - оно не только на эстраде, оно во всём. Многие изображают из себя деятелей культуры, политиков, но «поют под фанеру». Люди почувствовали, что можно делать видимость: открывать рот и изображать, что ты личность, а на самом деле - никто. Просто кукла. Фальсификация стала формой жизни.

Я думаю, что это общемировая тенденция времени, но у нас, как всегда, достигает невероятных масштабов вседозволенности. Хоть мы сегодня и говорим, что Бог есть.

А ведь Достоевский утверждал другое: если Бога нет, то всё дозволено. Простая, ясная концепция, как маленькая библия. А мы пошли дальше, адаптировали гения: и Бог есть, и всё дозволено.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах