aif.ru counter
78

Любимец Билла. Игорь Бутман играл для президентов, но предпочитает простой народ

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30. Аргументы и факты - Петербург 25/07/2012
Фото: Максима ЗМЕЕВА

Недавно он с большим успехом выступил на XIX Петербургском фестивале джаза «Свинг белой ночи».

«АиФ-Петербург»: - Вы как-то сказали, что, несмотря на гастроли по всему миру, на концертах в Петербурге постоянно сдаёте экзамен. Какую «отметку» получили на этот раз?

- Надеюсь, положительную, хотя в Петербурге непростой, изысканный слушатель. А я родился в Ленинграде, жил в Веселом посёлке, здесь мой дом, корни, и многие меня помнят начинавшим мальчиком. Поэтому выступать в родном городе - ещё бòльшая ответственность, чем в Кремле. В зале есть люди, которые меня воспитывали, и сегодня вправе спросить: «Ну, что там наш ученичок?» Не скрою, хочется показать: да, что-то сделал, добился. В то же время я до сих пор ученик, каких бы званий мне ни присваивали.

Был разгильдяем

«АиФ-Петербург»: -Как сегодня приходят в джаз? У нас эта музыка никогда большой популярностью не пользовалась, да и сейчас - на вторых ролях. 

- За жизненный выбор должен благодарить родителей. Отец, инженер-строитель, боготворил Бенни Гудмана, великого джазового кларнетиста и дирижёра. Наши фамилии созвучны и многие видели в этом некий знак. На кларнете играю с 12 лет, хотел освоить и барабаны, но однажды попробовал саксофон и был изумлён, как мощно и красиво он звучит. А потом я познакомился с легендарным педагогом Геннадием Львовичем Гольштейном.

«АиФ-Петербург»: - Очевидцы рассказывают, что вы оказались не самым прилежным учеником. 

- Был разгильдяем, опаздывал, дерзил, хамил, потом извинялся. Позже не раз получал подзатыльники от Давида Голощёкина, тоже моего учителя и друга. Были и приводы в милицию. Обстановка тогда была тяжёлая. Многие мои сверстники сидели в тюрьме, мой лучший друг умер от передозировки наркотиков. Правда, мне всё это было неинтересно. Я в шесть утра вставал и ехал играть в хоккей. Когда-то играл даже за ленинградский СКА, и любовь к спорту сохранил на всю жизнь.

А вы чем помогли?

«АиФ-Петербург»: - Девять лет вы прожили в Америке, на родине джаза…

- Я хотел одного - научиться играть. В Америке много хороших музыкантов, и туда следует поехать, чтобы набраться опыта и понять своё место в джазе. От мастерства некоторых я просто обалдел. Им не завидуешь, а испытываешь желание сыграть так, как они, только по-своему. Почему я не соглашался с Курёхиным и многими другими людьми, которым был нужен эффект? Потому что мне в первую очередь требовалось качество исполнения. На этом стоял и стою сейчас.

«АиФ-Петербург»: - Вы, признанный в мире музыкант, сегодня открыто поддерживаете власть. Вас даже стали называть придворным джазменом…

- Не обижаюсь, а честно пытаюсь что-то сделать, чтобы в стране многое изменилось. Надеюсь, что мой опыт, и отечественный, и западный, может пригодиться, хотя бы в той сфере, которую я понимаю и знаю. Хочу добиться, например, чтобы частный бизнес помогал джазу. Состоятельные люди часто плачутся, что власть не поддерживает культуру. В таких случаях обычно спрашиваю: «А вы сами, миллионеры, что-то сделали? Помогли библиотеке, провинциальному театру?» Отвечают, что платят налоги и считают, что этого достаточно. А мне кажется, нет. В то же время сотни коллективов, мало что умеющих и значащих, сидят на шее бюджета. С этим балластом тоже надо бороться, менять менталитет.

«АиФ-Петербург»: - А для достижения своих целей не прочь использовать административный ресурс?

- Почему нет? И во власти есть люди, умные, талантливые, болеющие за страну. Всё, чего достиг, я добился своим трудом: играю на саксофоне по много часов, привлекаю людей и средства, чтобы продвигать то, что мне нравится, то искусство, которое люблю. Хочу сделать так, чтобы джазовая музыка звучала в тех городах, куда она не может попасть, потому что это слишком дорого. Надеюсь организовать масштабный фестиваль, посвящённый джазу. Хорошая музыка и культура - это одни из главных наших богатств. Не только нефть и природные ископаемые, но и наша интеллектуальная, музыкальная мощь.

Конечно, какие-то вещи мне непонятны. Не нравится, например, что всё никак не можем определиться, кто мы и где: социализм у нас, капитализм, коммунизм - что?

«АиФ-Петербург»: - Хотите продвигать российский джаз, однако у нас считается, что это искусство для избранных. 

- С такой формулировкой категорически не согласен, на наших бесплатных концертах публика собирается самая разношёрстная. А российский джаз необходимо пропагандировать. И через него - нашу страну. Это надо не только для того, чтобы нас больше уважали и лучше относились другие, а прежде всего необходимо для нас самих. Как и в случае с балетом, родившимся не в России, но прославившим её... В джазе у нас тоже много талантов и хороших традиций. Есть все основания стать одними из законодателей моды в этом музыкальном направлении, несмотря на его американские корни.

Теряем школу

«АиФ-Петербург»: - Но вы сами говорите, что это направление по-прежнему у нас в стране не развивается. 

- Более того, джазу у нас вообще не обучают. В США, где я учился, на джазовом отделении пять тысяч студентов, а в нашей «Гнесинке» на эстрадно-джазовом отделении всего восемьдесят пять. Всё почему? Стоит ребятам чуть-чуть освоить азы, как у них появляется куча халтуры, они становятся популярны и не видят смысла оттачивать мастерство. В результате имеем слабых, недоученных музыкантов. Виной тому отсутствие нормальной школы. И так во всём! Мы все жалуемся, что поп-звёзды поют под фонограмму, но как не петь под «фанеру», если музыканты плохие, их не научили качественно играть. Мы теряем русскую школу музыкального исполнительского мастерства, перестали следить за тем, что происходит в мировой музыкальной культуре…

«АиФ-Петербург»: - Вы играли на саксофоне для Бориса Ельцина, Владимира Путина, Буша, Цзян Цзэминя, а Билл Клинтон в своей книге назвал вас своим любимым музыкантом…

- Согласен (смеётся). С Клинтоном нас действительно связывают очень хорошие отношения. Впервые я играл для Клинтона и Ельцина ещё в 1995-м, тогда же американский президент захотел со мной пообщаться. Мы говорили про наших кумиров, мундштуки, трости и подаренные ему саксофоны. Затем он написал, что не ожидал в Кремле джазового концерта. Думал, будет Рахманинов или балет. Конечно, приятно и почётно играть для известных людей, но мне, честно говоря, всё равно, для кого. Музыка - это вся моя жизнь, я получаю потрясающее наслаждение от звуков и хочется поделиться этим счастьем с окружающими. Играть и доставлять радость всем людям.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах