aif.ru counter
Елена ДАНИЛЕВИЧ 195

«Сколково - не офшор». Академик Алфёров - об идеях, молодости и походах в Кремль

29 мая состоялись выборы президента Академии наук. Общее собрание РАН выбрало на эту должность директора Объединенного института...

Коллаж Татьяны ШВЕЦОВОЙ

Санкт-Петербург, 4 июня – «АиФ-Петербург». 

АиФ-Петербург: - Жорес Иванович, а зачем вам - в президенты? У вас столько званий, должностей, наград. О достижениях знает весь мир. Да и возраст, 83 года, нельзя сбрасывать со счетов. Что ещё хочется доказать?

- Лично мне это ничего не даёт. Корысти нет никакой, к перечню титулов и регалий новый высокий пост мало что добавляет. И всё же есть обстоятельства, которые подтолкнули к принятию такого решения. От позиции президента РАН зависит очень многое, а значит, реально сделать прорывные вещи. И главное, добиться, чтобы научные результаты были востребованы экономикой и обществом.

Министр - фигура уходящая?

АиФ-Петербург: - Придётся вести диалог с властью, а в последнее время РАН и «родное» министерство «на ножах». Претензии высказываются в открытую. 

- Превращать академию в оппозиционную политическую силу - бессмысленно. Считаю, если вопросы не принципиальные, с властью ругаться не надо. Она должна определять генеральные стратегические направления, а конкретные проблемы сообщество решит само. Яркий пример - работы по созданию атомной бомбы. Тогда Кремль прислушался к советам учёных и вместе с оборонным проектом был принят целый ряд решений по образованию в целом. В итоге за 5-7 лет появились не только ракеты и бомба, но и электроника, вычислительная техника. Сейчас министерство пытается разделить академическую и вузовскую науку, чего делать нельзя. Думаю, что нынешний министр, поддерживающий эти идеи, кстати, тоже физик, - фигура уходящая. Мыслящие люди понимают: развитие науки - вклад страны в цивилизацию. Если этого не происходит, страна становится колонией.

Жорес Алферов считает нынешнего министра образования «уходящей фигурой» >>

АиФ-Петербург: - Вы сопредседатель научно-консультативного совета фонда «Сколково». Сейчас его тоже сотрясают коррупционные скандалы, заведены уголовные дела… 

- Думаю, что там действительно были нарушения. У меня даже Путин недавно спросил: «Вы не разочаровались в Сколково?» Нет, потому что Сколково - это не территория, а идеология. Другое дело, что его нельзя превращать в некую новую офшорную зону. Льготы и привилегии должны распространяться на все научные организации в стране, а не только на один центр. Успех самого Сколково может быть достигнут, если наладить симбиоз науки и высокотехнологичных бизнес-компаний. Причём высокие технологии должны идти, в том числе, в сырьевой сектор, столь важный для российской экономики. Только так мы можем слезть с нефтяной иглы.

В Кремль с… вентилем

АиФ-Петербург: - Но вы сами заявляли, что наладить отношения с бизнесом у отечественной науки пока не получается.

- Бизнесменов словами не убедишь. Они пойдут навстречу, только если увидят, что научные работы, в том числе фундаментальные, меняют ситуацию к лучшему. К сожалению, наше бизнес-сообщество думает лишь о быстрых деньгах. Иногда кажется, что просто ищутся способы распределения денег и под них ставятся задачи.

А надо наоборот: поставить задачи и под их решение выделять средства.

АиФ-Петербург: - Вы не раз говорили, что в науке самая большая ценность - не ожидаемые, а неожиданные результаты...

- В моей личной академической судьбе этот принцип сыграл огромную роль. В 29 лет я создал силовой полупроводниковый вентиль для нашей первой атомной подводной лодки. Зашла речь о том, что таких устройств надо много. И меня пригласили в Кремль для обсуждения работ по развитию полупроводниковой техники. Причём никого не удивляло, что поехал не начальник, не профессор, а простой МНС, даже не кандидат наук, который реально делал эти механизмы. Но как доказать высокому руководству, что моя разработка - передовая? Я не нашёл ничего лучшего, как просто взял вентиль весом 4,5 кг и понёс в Кремль. Спокойно прошёл, без всяких рамок и металлоискателей. Встреча продолжалась 2,5 часа, и я до хрипоты спорил с замминистра и генералами, доказывая свою точку зрения. Позже, в 1971-м, когда работал над гетероструктурами, в наш институт приехал Келдыш. И хотя он был далёк от этой области, понял их значение и поддержал. Так мы совершили рывок в этой области.

Платить за результат

АиФ-Петербург: - Вы совсем молодым вошли в науку. А сегодня в академии средний возраст - 74 года. Нет и преемственности поколений, научных школ, теряются результаты.

- Мой коллега математик Сергей Соболев говорил: когда все позиции в науке занимает старшее поколение - это трагедия. Когда младшее - комедия. Поэтому надо соблюдать баланс. Кстати, сам он стал академиком в 29 лет, Курчатов в 40, я - в 42 года. Сахаров в 32 - все конкуренты были старше, но выбрали его, поддерживая выдающиеся достижения. Сейчас ситуация иная. Считаю, надо давать дорогу молодёжи, чтобы были свободными места, должности. Чтобы молодых можно было назначить, продвинуть.

А для людей в возрасте - вводить высокие оклады консультантов. И платить только за результат, а не количество проектов. Более того: сегодня требуются специалисты на стыке физики, математики, биологии и медицины. Когда вы делаете УЗИ, не надо забывать, что родоначальник ультразвуковой диагностики в медицине - физик, профессор ЛЭТИ Сергей Соколов.

В раковых заболеваниях очень может помочь биоинформатика. А современные лекарства нельзя создавать без знания квантовой теории!

Алферов: Проблема российской науки – невостребованность ее результатов на практике >>

АиФ-Петербург: - Но как можно обеспечить прогресс, когда государство держит науку в «чёрном теле»? Вы давно и активно пропагандируете солнечную энергетику. Однако сегодня она явно на вторых позициях.

- До 80-х мы были законодатели мод в этой области, а наши спутники на моих солнечных батареях летали уже в 70-е. Сейчас это производство уничтожено. Когда в начале 90-х в Роскосмосе я просил.

5 млн долларов, чтобы купить две машины для перехода на новую технологию, одну - для лаборатории, другую - для производства, мне ответили, что таких денег нет. Сегодня государство тратит сотни миллионов долларов для покупки солнечных батарей на Западе.

Да и финансирование самой академии остаётся на уровне среднего американского университета. Конечно, положение не так плачевно, как в 90-е, когда бюджет Физтеха упал в 20 раз, нечем было платить за электричество и вывоз мусора. Я, директор, получал 50 долларов и продал видеомагнитофон, чтобы купить продукты. Сегодня престиж науки поднимается, несмотря на то, что бюджет некоторых институтов - это зарплата и коммуналка. Хотя давно пора идти вперёд! Президент поставил задачу к 2020 году создать в стране 25 миллионов рабочих мест. Однако без подъёма научных направлений, повышения производительности труда это сделать невозможно. Как получилось, что знаменитые предприятия Петербурга сегодня работают хуже шведских, американских заводов? В мире идёт жесточайшая конкуренция за рынок сбыта: выиграть можно только на прорыве, выдавая принципиально новые решения.

И Академия наук должна быть реальным инструментом исполнения этой задачи.

Смотрите также:




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Когда в Петербурге включат отопление?
  2. Правда, что в Петербурге установлен температурный рекорд последних 136 лет?
  3. Как оформить визу в Финляндию после 1 сентября 2019 года?
Сколько денег вы потратили на обновление осеннего гардероба?