1403

В Летний сад – за деньги? Как Русский музей планирует выходить из кризиса

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 24. Аргументы и факты - Петербург 10/06/2020 Сюжет Проект «Адаптация»
Русский музей за месяцы пандемии потерял свыше 90 млн рублей.
Русский музей за месяцы пандемии потерял свыше 90 млн рублей. Commons.wikimedia.org

В Петербурге пока еще закрыты театры и музеи, однако хранители шедевров уже думают о возвращении к полноценной работе. При этом все понимают, что впереди немало трудностей. Как учреждения культуры переживают пандемию и каким образом собираются жить после нее, «АиФ» рассказал генеральный директор Русского музея Владимир Гусев.

Время остановиться и подумать

Елена Данилевич, SPB.AIF.RU: Владимир Александрович, мы все вот уже третий месяц находимся в самоизоляции, что большинству дается непросто. Вы говорили, что относитесь к такому состоянию философски и воспринимаете его скорее положительно. Какие плюсы в карантине?

Владимир Гусев: В ограничениях ничего хорошего нет. Но раз это случилось, и мы поневоле оказались под «домашним арестом», воспринимаю это как своеобразный пост, принятый в православии. У людей появилось время остановиться, подумать, очиститься. Такое состояние полезно для организма, физического и духовного здоровья. К тому же самый тяжкий грех - уныние, а при нынешних технологиях не пристало жаловаться на «заточение». Достаточно нажать кнопку компьютера или телефона - и можешь очутиться в любой части мира. Посмотреть замечательный фильм, полюбоваться произведениями искусства или побывать на спектакле. Поэтому при разумном подходе особых проблем в изоляции не вижу. Трудности начнутся после.

- Понимаю, что в первую очередь вы говорите о Русском музее, который закрыт для посетителей с середины марта. Что нужно сделать, чтобы он скорее распахнул двери и заработал, как прежде?

- Скорее не получится, да и не нужно. Сейчас одна из основных задач - как выполнить целый пакет предписаний Роспотребнадзора, необходимых для открытия. Все они правильные, и лучше перестраховаться, чтобы не допустить «второй волны», но вопросы возникают. Например, есть распоряжение провести тотальную дезинфекцию в залах Михайловского дворца. Что это значит? Поливать из распылителя «Девятый вал» Айвазовского? Обрабатывать химикатами картины Кипренского, Шишкина, Репина, Васнецова?

А как соблюдать социальную дистанцию? С какого расстояния, с учетом новых правил, можно смотреть на масштабное полотно «Последний день Помпеи» Брюллова? Сколько человек одновременно может быть возле картины? А если кто-то захочет подойти ближе, чтобы лучше разглядеть детали? Уже нарушение?

Интернет - союзник, а не конкурент

- Не легче и театрам. Там ломают голову, как расставить кресла в шахматном порядке, чтобы выдержать санитарные нормы.

- Знаю об этих требованиях, но во время спектакля зритель хотя бы будет сидеть на своем месте, в кресле, а все действие - происходить перед ним на сцене. В музее - наоборот, экспонаты статичны, а публика должна свободно передвигаться. Мы же лишаем посетителей такой возможности.

Билеты тоже будут продаваться по сеансам. Длительность каждого - полчаса, количество людей - до 10 человек. Уже подсчитано: если раньше в день в Русский музей приходили до 2 тысяч посетителей, сейчас сможем пропускать от 80 до 200. За всеми надо будет следить, поторапливать, если задержались. Доставит ли это удовольствие людям? Ситуация неоднозначная. Поэтому лучше не торопиться с открытием, а подождать, пока разрешат массовые мероприятия.

- Во время изоляции ваш музей, как и другие, активно присутствовал в онлайн-пространстве. Нет ли опасности, что зрители так и останутся в интернете, а шедеврами будут любоваться на экране смартфона?

- Передовые технологии - наш союзник, а не конкурент. Мы начали их внедрять одними из первых среди музеев России, и сегодня в режиме трансляций находимся постоянно. Каждый день - виртуальные лекции, экскурсии, игровые программы. И до пандемии можно было при помощи гаджетов бродить по нашим залам, дворцам и получить столько информации, сколько не осилить и за десять визитов. Только за последние месяцы наш сайт посетили свыше 15 млн пользователей. Однако не надо рассматривать электронные версии как замену живому чувству. Тому неповторимому ощущению, которое дает реальная встреча с полотнами великих художников. Многие, в том числе молодежь, пишут, что сначала посмотрели картины в интернете, а потом приехали, чтобы увидеть их в залах Русского музея. Значит, мы на правильном пути.

 Вход в Летний сад - за деньги?

- Кризис ударил и по доходам учреждений культуры. Власть обещала помочь. Вы это почувствовали?

- Пока нет. Русский музей за месяцы пандемии потерял свыше 90 млн рублей. Зарплаты упали наполовину, большинство сотрудников получают только оклад, что гораздо ниже среднего заработка, учитывающего различные прибавки. Еще вопрос. Многим нашим специалистам - больше 65 лет.

В пандемию их отправили домой и оплатили больничные листы, спасибо, помогла федеральная служба социального страхования. Пока никого сокращать не собираемся, но чего ждать дальше?

Говорил об этом в Министерстве культуры, но четкого ответа, в том числе, когда конкретно выделят недостающее финансирование, не получил. В целом хочется, чтобы изменилось само отношение к музею, как источнику доходов. Нас все время заставляли гнаться за экономическими показателями, выходить на самоокупаемость, увеличивать число посетителей. Да, мы должны зарабатывать, но и государству необходимо выделять больше средств на содержание музеев. В нашем комплексе, например, немало зданий, которые требуют ухода и реставрации. Но пока с трудом находим нужные для этого суммы.

- Вы говорили, что многие предлагают вам ввести плату за посещение Летнего сада и таким образом хоть немного поправить оскудевший бюджет.

- Всячески сопротивляюсь подобному решению. С одной стороны, считаю, что Летний сад должен быть доступен для прогулок всем. С другой - финансово мы ничего не выиграем, это не решит возникших материальных трудностей. Конечно, если совсем станет туго, придется вернуться к продаже входных билетов. Кстати, в советское время подобная практика существовала, хотя плата была скромной.

А сейчас такая мера станет вынужденной. Ведь мы потеряли все внебюджетные средства, а они шли на содержание наших дворцов, садов и парков. В текущем сезоне хотели полностью восстановить в Летнем саду деревянные конструкции, но все придется отложить.

- Тем не менее у вас запланировано немало ремонтных работ. Многие намечено выполнить уже к Международному культурному форуму, который ориентировочно пройдет в ноябре.

- Да, эти замыслы сохраняются. Хотим завершить реставрацию парадной анфилады Михайловского замка, привести в порядок ограду домика Петра Первого. Также собираемся отремонтировать памятник Александру III, который сегодня украшает двор Мраморного дворца. Постараемся подготовить и исторические картины художника Григория Угрюмова, это большие полотна 4 на 6 метров. Возобновляют работу и наши филиалы. На днях открыли две выставки в испанской Малаге. Одна, «Художник пространства», посвящена Андрею Тарковскому. Другая рассказывает о «Плакате немого кино в России». Это более ста экспонатов эпохи становления массового искусства в нашей стране. На очереди - «Реализм в русском искусстве». Пока все работают в виртуальном формате. Ждем, когда появится возможность открыть экспозиции в реальности.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах