Примерное время чтения: 8 минут
963

Композитор и моряк. Римский-Корсаков служил в Балтфлоте и помогал Линкольну

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 42. Аргументы и факты - Петербург 20/10/2021
Илья Репин «Садко» (1876, фрагмент) и 19-летний гардемарин Николай Римский-Корсаков с клипера «Алмаз».
Илья Репин «Садко» (1876, фрагмент) и 19-летний гардемарин Николай Римский-Корсаков с клипера «Алмаз». Commons.wikimedia.org

125 лет назад, осенью 1896 года, состоялось первое прослушивание оперы «Садко» русского композитора Николая Римского-Корсакова. Это произведение стало своеобразным синтезом двух ипостасей Николая Андреевича – офицера Балтфлота, с самого детства глубоко увлеченного морем, и известного композитора, члена знаменитой «Могучей кучки».

В «Садко» нашли свое музыкальное воплощение те впечатления, которые Римский-Корсаков получил во время далеких морских путешествий.

О чем мечтал в детстве?

Николай Андреевич родился 18 марта в Тихвине. Отношение в его семье к флоту было особенным – Римские-Корсаковы были настоящей «кузницей кадров» ВМФ на протяжении двух веков кряду. Около 20 отличных морских офицеров немаленького калибра, два вице-адмирала, четыре директора Морского корпуса.

Первым в этом ряду был прапрадед будущего композитора, который дослужился до звания контр-адмирала еще при Елизавете Петровне, а особое влияние на юношу имел его родной брат Воин Андреевич Римский-Корсаков, морской офицер и будущий контр-адмирал. Поэтому желание стать моряком у Римского-Корсакова было с самого детства.

«Обезьянничая своего старшего брата Воина Андреевича, бывшего в то время лейтенантом флота и писавшего нам письма из-за границы, я полюбил море, пристрастился к нему, не видав его… оснащал бриг, играл, изображая из себя морехода; а прочитав однажды книгу «Гибель фрегата Ингерманланд», запомнил множество морских технических названий. Сделаться же музыкантом я никогда не мечтал, учился музыке не особенно прилежно, и меня пленяла мысль быть моряком», – писал в мемуарах сам Римский-Корсаков.

Это намерение в семье поддерживали и поэтому отправили мальчика в Санкт-Петербургское морское училище.

В столице он впервые близко познакомился с классической музыкой, начал посещать концерты и даже сам их устраивать. «В 1860-1861 годах я начал проявлять музыкальную деятельность и в стенах училища. Между товарищами моими нашлись любители музыки и хорового пения. Я управлял составившимся из них хором. Мы разучивали первый хор (мужской) из «Жизни за царя», финал оттуда же... Пели также «Гой ты, Днепр» из «Аскольдовой могилы» и т. д. Хоровое пение почему-то преследовалось в училище начальством, и мы делали это тайком, в пустых классах, за что однажды нам досталось», – вспоминал композитор. Во время учебы в училище Николай Римский-Корсаков продолжал заниматься музыкой, а знакомство в 1861 году с композитором Милием Балакиревым и его кружком «Могучая кучка», в который входили композиторы Цезарь Кюи, Модест Мусоргский, позднее Александр Бородин, оказало на него решающее влияние.

Но прежде одному из лучших выпускников морского училища предстояло несколько дальних морских походов. Гардемарин Римский-Корсаков получил назначение на клипер «Алмаз», который в 1862 году отправился в полное опасностей плавание к берегам Америки.

Чем помогли президенту?

Это был знаменитый рейд Балтийского флота, в результате которого североамериканские Штаты избежали вторжения англо-французских союзников «южан» и смогли победить в Гражданской войне. Решение царского правительства о поддержке президента Линкольна было продиктовано логикой дружбы «против» Великобритании, которая активно разжигала беспорядки на территории самой Российской империи. Русский флот был представлен двумя эскадрами – в состав Атлантической эскадры вошли лучшие корабли Балтийского флота: фрегаты «Александр Невский», «Пересвет» и «Ослябя», корветы «Варяг» и «Витязь», а также тот самый клипер «Алмаз». Командующим эскадрой был назначен капитан 1-го ранга Степан Степанович Лесовский.

Римскому-Корсакову было всего 19 лет, когда корабли отправились к берегам Америки. Плавание было тяжелым, особенно много волнений доставил переход по северным морям и Северной Атлантике. Важнейшим условием путешествия было сохранение секретности. Однако русские корабли сумели дойти до Нью-Йорка в целости и сохранности, вызвав настоящий восторг американской публики. США, ожидавшие вторжения английских интервентов, были спасены. Великобритания и Франция, поддерживавшие южные мятежные штаты, отменили планировавшиеся военные операции, так как не желали прямого военного столкновения с русскими моряками.

«Нашу эскадру здесь приняли дружественно, даже до крайности. В военном платье на берег и показаться нельзя: не ты будешь смотреть, а на тебя будут смотреть. Будут подходить (даже дамы) с изъявлением своего уважения к русским и удовольствия, что они находятся в Нью-Йорке», – вспоминал Николай Андреевич.

Римский-Корсаков и другие члены экипажа с интересом бывали на берегу, путешествовали по Америке. Сохранилось оставленное композитором описание Ниагарского водопада – кстати, именно в одной из местных гостиниц состоялось первое выступление композитора перед иностранной публикой. По просьбе командующего эскадрой Степана Степановича Лесовского молодой гардемарин развлекал собравшихся игрой на фортепиано.

Но самое большое впечатление на будущего композитора произвел поход эскадры к берегам Бразилии.

«Чудные дни и чудные ночи! Дивный, темно-лазоревый днем цвет океана сменялся фантастическим фосфорическим свечением ночью. Свет ныряющего среди кучевых облаков месяца в полнолуние просто ослепителен. Чудесен тропический океан со своей лазурью и фосфорическим светом, чудесны тропическое солнце и облака, но ночное тропическое небо на океане чудеснее всего на свете», – восторженно писал Римский-Корсаков.

Позднее эти впечатления нашли свое музыкальное отражение в его произведениях, так или иначе связанных с морем. Не случайно критик А. Н. Серов описывал оперу «Садко» так: «Эта музыка переносит нас на глубь волн, это что-то водяное, подводное настолько, что никакими словами нельзя было бы выразить ничего подобного… Это произведение принадлежит таланту огромному в своей способности живописать при помощи музыки…»

Когда был сделан выбор?

Однако «Садко», как и другие произведения композитора, появится много позже – а во время самого похода, который продолжался 2 года и 8 месяцев, времени на сочинение музыки у Римского-Корсакова, произведенного в офицеры, уже не оставалось.

Вернуться к музицированию он смог только после возвращения в Петербург – и тут перед ним впервые встал вопрос ребром: намерен ли он продолжать флотскую карьеру, к чему его, казалось, подталкивали и детские мечты, и пример родственников, или все-таки отдаться музыкальной стихии. Быть своим в двух мирах уже не получалось.

«Музыкальная моя жизнь раздваивалась: в одной половине, в кружке Балакирева, меня считали композиторским талантом, плохим пианистом или вовсе не пианистом, милым и недалеким офицериком; в другой половине, между знакомыми и родными семейства Воина Андреевича, я был морской офицер, дилетант, прекрасно играющий на фортепиано и знаток серьезной музыки, между прочим, что-то сочиняющий», – с самоиронией рассказывал о нелегком выборе Николай Андреевич.

Однако выход был найден – в 1871 году по инициативе заведующего Санкт-Петербургской консерватории Михаила Азанчевского Римский-Корсаков был приглашен на должность преподавателя классов инструментовки, практического сочинения (кстати, по собственному признанию композитора, он не столько учил студентов сочинению музыки, сколько учился сам). Но уйдя в 1873 году окончательно в отставку, связи с флотом он не разорвал, став инспектором военно-морских хоров (духовых оркестров).

В его обязанности входил контроль над оркестрами и их репертуаром на всех флотах, руководство капельмейстерами, курирование учеников Консерватории – стипендиатов морского ведомства. Этому хлопотному делу он посвятил более 10 лет.

«Не знаю, будут ли когда-нибудь морские хоры играть с такой отделкою и так стройно, как тогда, но что до этого им никогда не приходилось так подтянуться – я в этом уверен», – написал он впоследствии.

В 1878 году Римский-Корсаков дирижировал Адмиралтейским военно-морским оркестром. Композитор первым среди моряков организовал сводный оркестр Кронштадского порта, с которым дал три благотворительных (инвалидных) концерта. Для этих концертов он специально написал Вариации для гобоя, Концерт для тромбона и Концерт для кларнета. Последний, правда, автору не понравился во время оркестровой репетиции и в концертах не исполнялся. Что же касается гобойных вариаций и тромбонового концерта, то, как сказано в официальной хронике, «они прозвучали в сопровождении сводного оркестра под личным управлением автора».

Это интересно

Римский-Корсаков написал 15 опер – больше, чем любой другой отечественный композитор. Его перу принадлежит первая в истории русской музыки симфония. За 37 лет работы в Петербургской консерватории он воспитал более 200 музыкантов.

Справка

Центральный оркестр ВМФ России, основанный в 1941 году и входящий в число музыкальных оркестров центрального подчинения, наряду с Первым показным оркестром Министерства обороны и Оркестром почетного караула, носит имя композитора. Его полное название – Центральный концертный образцовый оркестр им. Н. А. Римского-Корсакова ВМФ России.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5


Самое интересное в регионах