aif.ru counter
1251

Метод Цыбина. Как сын коммуниста стал мастером мелкописных икон

«По природе я ленивый»

Мелкописные иконы перестали создавать еще в начале прошлого столетия. Это очень трудоемкий процесс, ведь практически вся работа по написанию идет под лупой. Мелкописная икона «нарядней» обычной – в ней больше орнамента, она ярче. Для создания таких шедевров нужна огромная практика. Владимир Цыбин возродил мелкописный метод. Он пишет иконы для домашних коллекций заказчиков.

Через несколько недель эта заготовка превратится в икону Фото: АиФ / Яна Хватова

Цыбин стал известен широкой публике совсем недавно – после проведения выставки в Москве, хотя иконописью художник занимается уже сорок лет. На вопрос, почему выставок не было раньше, Цыбин только улыбается и говорит: «Просто я по своей природе ленивый».

Иконописец живет в Сестрорецке. «Люблю природу, - объясняет художник. - В Петербурге прожил двадцать лет – на углу Фонтанки и Гороховой улицы – и с удовольствием оттуда уехал. Все мы родом из детства, а я ребенком семь лет прожил в Зеленогорске. Вот в детство и потянуло». В Петербург художник выбирается по мере необходимости – купить краски или кисти, а уж в Москву на открытие собственной выставки ехать и вовсе не хотел, но пришлось.

Эскиз постепенно превращается в икону Фото: АиФ / Яна Хватова

Специального художественного образования у иконописца нет. Цыбин посещал Художественную академию, читал книги по росписи шкатулок и основам композиции. Самой же иконописи при Советской власти не учили нигде. Когда Владимир вернулся из армии, два года ходил по окрестностям с этюдником – писал пейзажи. После этого начал работать в объединении реставраторов. Увидел мелкописные иконы прошлых столетий – и был поражен. «Когда я держал в руках работы Зубова, Спиридонова, я даже не знал, как их делать», - признается Цыбин.

Эскиз работы переносится на кальку, а после этого - на специальную доску Фото: АиФ / Яна Хватова

Крещен был тайно

Часто на реставрацию люди приносили «семейные» иконы. Они ничего не стоит в материальном отношении, но человеку они дороги, потому что достались, например, от прабабушки. «К сожалению, в нашей семье такой иконы нет, - признается Цыбин. – Мой отец был ярым коммунистом. Меня крестили втайне от него. Мне было тогда года три или четыре. Мы жили в Сибири . Матушка поехала в отпуск в Воронеж и взяла меня с собой. Мы с ней чуть ли не ночью поехали в деревню около Воронежа, где я  и был крещен».

Через несколько лет после работы реставратором художник начал самостоятельно пробовать мелкописную технику. «Когда только начинал, у меня не хватало терпения, - признается художник. – Я не понимал, как можно сидеть 10 – 20 часов над одной иконой. Сейчас, бывает, на одну икону уходит больше тысячи часов. Чем дольше работаешь, тем больше успеваешь сделать эскизов, набросков, больше времени все продумать. Иногда в иконе орнамент длинный, приходится два дня выводить завитки. После работы ляжешь, глаза закроешь – все равно орнамент в голове остается». На икону Богородицы у Цыбина ушло около восьми месяцев, миниатюрную же икону можно написать за 3 – 4 недели.

Эскиз работы переносится на кальку, а после этого - на специальную доску Фото: Из личного архива

С конца 80-х годов Цыбин стал вольным художником, он пишет иконы под заказ. После проведения выставки заказов стало намного больше. Сейчас художник трудится над иконой мученицы Татьяны. На доске для иконы пока что лишь несколько линий, сделанных карандашом. «Здесь будет Татьяна, за ней – Кремль, - объясняет художник, – орнамента почти не будет. Вверху сделаю Спас Нерукотворный, а здесь, наверно, херувима».

«Лучший отдых – смена деятельности»

Мастерская Цыбина находится прямо у него дома – в одной из комнат. Для самого художника это очень удобно – ехать на работу не надо. «Я провожу здесь почти все время, - говорит Цыбин. – В гостевой комнате почти не бываю. Моя жена знает: в такое-то время сюда не надо заходить. Предпочитаю работать в тишине или под тихую классическую музыку. В 89-м году я делал много работы для одного американца, и он попросил меня показать ему свою студия. Я тогда жил в коммунальной квартире на Фонтанке. Моя мастерская была в небольшом углу? Стоял стол и полки какие-то висели. Он сказал тогда: «Да, только русские так могут».

Всю работу Цыбин делает под лупой Фото: ikones.ru

К сожалению, учеников у Цыбина нет. Пытались несколько человек, да терпения не хватило. Сын художника не проявил интереса к иконам, внук тоже. «Внук весь в папу, - смеется Цыбин. – Марки автомобилей все знает. У сына уже попыток не будет, ему 37 лет. Когда он был маленьким, увидел висевшую на стене гитару и попросил  взять ее, чтобы научиться играть. Я разрешил. Он попробовал и забросил тут же. А у нас, помню, в школьные годы, своя музыкальная группа была. Играли с утра до вечера, пальцы в кровь. Когда с женой познакомился, ей очень понравилось, как я играю, и мы сразу в ЗАГС пошли. А талант приходит со временем – будь это игра на гитаре или же иконопись».

По мнению художника, научиться иконописи может каждый. Главное – желание и вера. Когда художник пишет икону, он забывает обо всем. Как-то раз Цыбину принесли икону, которую он написал несколько лет назад – и мастер не узнал ее. Порой художник признается, что сам не понимает, как у него выходят такие иконы. Цыбин работает в течение всего дня. По мнению художника, лучший отдых – это смена деятельности. Например, если надоело работать кистью, можно пошкурить заготовку или загрунтовать ее. «Такой отдых, как, например, прогулки в парке,  я не признаю, - говорит Цыбин. – Сейчас с женой, правда, занимаемся модной скандинавской ходьбой – с палками и быстрым шагом. Но я делаю это только для своего здоровья, иначе ни за что не пошел бы на это».

Иконы Цыбина отличаются от других своей "нарядностью" Фото: Из личного архива

«Жена – главный цензор»

За сорок лет работы Владимир Цыбин постиг множество секретов иконописи, хотя об этом не написано ни одной книги. Художник сам научился покрывать икону лаком и делать золотую краску. Готовая краска в магазине грубее самодельной. Для изготовления краски Цыбин придумал специальное приспособление, благодаря которому теперь можно не испачкать в краске пальцы. Жена Владимира Цыбина помогает художнику перетирать заготовки золота в краску – на это уходят часы работы.

В мастерской Цыбина много современной компьютерной техники: художник любит различную аппаратуру. К тому же, это очень удобно для работы. Нарисовал эскиз, отсканировал, отправил заказчику. Если что-то не понравилось – переделал. Главный же цензор Цыбина – жена, фармацевт по образованию. «Жена – мой самый суровый критик, - заявляет художник. – Придет, скажет: «Криво». Я ей говорю: «Подожди, я еще не закончил». Потом она посмотрит: «Вот теперь хорошо, можно сдавать работу». Другие ведь могут и не сказать из вежливости, а тут никаких сантиментов».

Персональная выставка у Цыбина прошла впервые Фото: Из личного архива

Выставку Владимир Цыбин решил провести из тех же соображений: чтобы люди посмотрели и оценили иконы. Самостоятельно трудно дать оценку собственной работе: глаз «замыливается». Для выставки владельцам икон пришлось ненадолго расстаться с ними. «Я сделал одному московскому заказчику четыре иконы, а он привез на выставку только две, - рассказывает художник. – Я спросил, где остальные. Он говорит: «Я снял их со стены, смотрю – у меня комната опустела. Повесил обратно». Это было очень приятно для меня. После выставки у Цыбина появилось много заказчиков из столицы. Художник рад тому, что теперь у него еще больше работы. На икону мученицы Татьяны у Цыбина осталось чуть больше двух месяцев – она должна быть готова уже к 25 января.

После выставки у Цыбина появилось больше заказов Фото: Из личного архива

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах