104

Max Payne: история в стиле нуар

Режиссер:   Джон Мур

В ролях:   Марк Уолберг, Мила Кунис, Бо Бриджес, Лудакрис

История взаимоотношений между играми и кинематографом знает лишь пару примеров, когда фильм по мотивам игровых развлечений получал признание критики и публики: и оба связаны с Полом Андерсоном, экранизировавшим сначала Mortal Combat с Кристофером Ламбером в главной роли, а затем Resident Evil со своей будущей женой Милой Йовович. Большинство же подобных работ связано с именем, ставшим уже нарицательным – немецким "ремесленником" от кино Уве Боллом, скупающим права на экранизацию пачками, а затем выпускающим в лучшем случае проходные фильмы. Но даже без Уве дела идут плохо: дружно провалились и Doom от Анджея Бартовяка с Дуэном Джонсоном, и Hitman Ксавье Генса, где роль лысого киллера почему-то досталась не Виню Дизелю, а Тимоти Олифанту.

Это уже тенденция, клиника, и причины ее лежат на поверхности: в большинстве случаев режиссеры уж слишком буквально подходят к экранизации, делая вслед за игрой упор на бесконечные перестрелки и идиотский сценарий. Экшен-играм простенький, полный нестыковок и привычных штампов сюжет простителен – там все-таки главное не история, а процесс аннигиляции врага. А вот в кинотеатре примитивизм и кретинизм истории сразу бросается в глаза. Чтобы этот пробел компенсировался симфонией огня и свинца, то бишь фееричными сценами массовых перестрелок, нужно быть, как минимумом, Джоном Ву, Такеши Китано или, на худой конец, братьями Вачовски. Ни Бартовяк, ни Генс, ни, прости господи, Уве Болл таковыми явно не являются.

Джону Муру в этом плане, казалось бы, повезло меньше всех. Культовая компьютерная игра Max Payne, вышедшая в 2001 году, как раз от и до была вдохновлена фильмами Джона Ву и «Матрицей» братьев Вачовски.  Там было много киноцитат, кросскультурных ссылок и иронии, рассчитанной только на настоящих киноманов.

Браться за такое, имея за плечами лишь сиквел к «Омену» да драму на тему Второй Мировой «В тылу врага», казалось бы, заранее гибельное дело. Но Мур правильно оценил обстановку и ставку сделал отнюдь не на художественные перестрелки. Благо материал на самом деле к тому подталкивал. Max Payne – пожалуй, до сих пор единственный компьютерный экшен, где главное как раз не экшен. Там главное - грустная, атмосферная история мести, разворачивающаяся под аккомпанемент унылого воя сирен, меланхолично падающего снега и внутренних монологов героя. История в стиле нуар. В силу того, что это все-таки игра, попутно приходилось отстреливать толпы врагов. Но экшен был все-таки средством, а не целью.

Мур все это намерено усугубил. В итоге за всю первую половину картины герой у него производит максимум 2-3 выстрела. Зато здесь есть вой сирен, снег, воспоминания, приправленные болью, и мистика. Режиссер сосредоточено создает нужную атмосферу, размашистыми черно-белыми мазками рисует мрак, который сгущается в небе Нью-Йорка и в душе героя. Действует Мур при этом простенько, но эффективно, по всем законам нуара, где  главное не интрига, не изощренный сюжет и не пиршество киноприемов, а настроение и атмосфера: есть черное и белое, добро и зло, есть враги и есть ты, твоя месть, твоя боль, а все остальное не важно. И Мур это настроение прекрасно транслирует в зал. Марк Уолберг при этом ему не мешает: да, он не идеален, слишком мало внутренней боли на лице, слишком много показной хмурости, но на полицейского, которому нечего терять, он вполне похож, а это уже немало.

Кроме того, режиссеру надо отдать должное за прекрасное решение с появлением в фильме летающих валькирий: и со смысловой, и с визуальной точки зрения это шикарная находка, которая только подчеркивает насыщенность окружающего воздуха мраком, внутренними демонами и прочим нуаром.

А ближе к концу фильм, наконец, взрывается свинцовым ливнем, где заскучавшие было фанаты игры получают пусть небольшую, но все-таки съедобную порцию знакомых спецприемов из арсенала героя. Получается тот самый эффект slo-mo, замедления времени, который был одной из визитных карточек игры: сначала медленный затяжной полет в вакууме из снега, боли и воспоминаний, сопровождаемый одиночными выстрелами, затем резкое падение, яростная перестрелка и снова замедление, когда все уже кончено, Макс стоит на крыше в окружении спецназа, а время вокруг него, кажется, остановилось. Как и в игре, этот прием достигает нужного эффекта: мы реально сопереживаем герою, и рваный ритм повествований тому только способствует.

Важно и то, что Мур не стал углублять в дебри сюжетных завихрений оригинала, а рассказал более простую, но от того и более понятную, логически завершенную историю. Добавив в нее валькирий и борьбу с внутренними демонами, он убил двух зайцев: у фильма появилась своя визуальная фишка, собственная метафора, но на самом деле она только подчеркивают царившее в игре настроение, сгущая столь важное для нуара душевное напряжение и тьму. 

Конечно, можно было снять лучше. Конечно, тут слишком явные заимствования, например, из «Константина» и из «Гладиатора», где герой Рассела Кроу в конце точно также уходил к своей жене и ребенку. Конечно, тот же Кроу больше подошел бы на роль Макса, чем Уолберг.  Конечно, хотелось бы более интересного сценария. Конечно, хотелось бы Джона Ву. Но нужно быть объективными – в отведенных ему рамках Мур снял вполне качественный, добротный нуар, где важны не перестрелки, а черно-белое настроение.

ТРЕЙЛЕР ФИЛЬМА

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах