aif.ru counter
1035

Януш Вишневский: «Если бы женщины пришли к власти – не было бы войн»

Сюжет События пресс-центра АиФ-Петербург
Ирина Сергеенкова / АиФ

Польский писатель Януш Вишневский в интервью SPB.AIF.RU рассказал о своей новой книге «Гранд», о женщинах, об отношении к политике, России и истории.

«Путин остановился в номере де Голля»

Денис Приходько, SPB.AIF.RU: - Действие в вашем новом произведении происходит в одноименной польской гостинице. Там останавливались многие известные персонажи, включая де Голля и Шакиру. Почему объектом вашего пристального внимания был выбран этот отель?

Януш Вишневский: - Это место с большой историей. В Польше все знают, что «Гранд» - отель в Сопоте, а не где-то еще. Его построили в 1927 году. За всю его историю там побывали многие люди. Какое-то время та территория принадлежала Германии. Во время Второй мировой войны 21 сентября 1939 года в «Гранде» в трех номерах проживал Адольф Гитлер. Когда я готовился писать эту книгу, я получил много документов из архива Германии. В это не верится, но у меня в руках была даже копия счета за проживание Гитлера в этой гостинице. Я знал даже, какие генералы тогда были с ним.

- При подготовке книги вам удалось побывать в тех номерах?

- Я приехал в «Гранд» сначала инкогнито. В гостинице я не рассказал, что буду писать книгу об отеле. Потом, конечно, они узнали, пригласили и показали всё, что можно. У них на последнем этаже есть маленький музей, который они не демонстрируют обычным гостям.

Вообще в Сопоте раньше организовывали международный фестиваль песни. Туда приглашали артистов со всего мира. Популярность Аллы Пугачевой началась в том городе. Она частенько останавливалась там.

- Примадонна российской эстрады попала в книгу?

- Думаю, что в числе прочих я вспомнил и её. В тексте много исторических личностей, много России. Я сделал в этой книге синергию истории гостиницы с современностью. Люди приезжают в этот отель, проживают там выходные и уезжают совершенно другими. Это гостиница перемен.

Каждая глава в книге – это номер отеля. Я вхожу в комнату и рассказываю историю жизни, биографию людей, которые там находятся, и связываю потом с летописью отеля «Гранд». И это не рассказы, это повести.

Вишневский считает, что не является автором одной книги. Фото: АиФ / Ирина Сергеенкова

- Чтобы было понятнее, в книге есть какая-то мистика, либо же случайные встречи в «Гранде» меняют людей?

- Думаю, это случается во всех гостиницах. Я решил написать книгу об этом, потому что жил в огромном количестве отелей. Я много путешествую как ученый и как автор книг. Знаю, что люди ведут себя в гостиницах по-другому, потому что там их никто не знает. Они анонимны. Они рассказывают правду о себе, которую никто не узнает. Такая же ситуация с попутчиками в купе поезда. Я и задумал написать историю о такой перемене. Я подслушивал много историй и провоцировал многих людей в гостиницах на разговор, чтобы заполучить рассказы.

- Как взаимодействуют исторические персонажи в книге? Как вы соединили в ней людей из разных эпох?

- Это происходит очень просто. К примеру, я рассказываю, как 1 сентября 2009 года там побывал Владимир Путин. Это было 70-летие начала Второй мировой. Путин жил в тех же комнатах, где останавливались Фидель Кастро и Де Голль. Там должна была быть организована конференция с российским президентом и польским премьером Дональдом Туском. Но в последний момент они решили не делать её в гостинице «Гранд»: захотели без СМИ прогуляться. И это было странно, поскольку никто не знал, о чем они говорили и что обсуждали. Я включил это в разговоры двух гостей в книге.

Или, к примеру, в «Гранд» приезжает немецкий посол. Его дедушка работал недалеко от Сопота в городе, где был один из самых главных концентрационных лагерей во время Второй мировой. Он чувствует себя виноватым за своего дедушку. Это также личная история и для меня, потому что в этом лагере был и мой папа – польский солдат. Посол чувствует вину и рассказывает об этом. Я включил сюда эту историю, потому что он поведал свой рассказ польской женщине, в которую этот посол и влюбился. И эта книга, как и все мои, о любви.

В одной из комнат живет и женщина из России. Она убирает номера, приехав из Красноярска подработать и подучить польский язык. Она влюбляется в поляка, который прибыл из Италии. Его дедушка был другом Иосифа Бродского. Поэт дружил с Ахматовой, а моя героиня обожала её. Она хотела от него узнать, как происходило общение Ахматовой и Бродского. Далее она влюбляется в нового знакомого, который оказывается плохим мужчиной. Он не рассказал ей, что у него есть жена… Это история несчастной любви.

«Я стал писателем в Петербурге»

- Вновь в центре сюжета женщина и вы передаете ее мысли. Существует суждение, что Вишневский умеет думать по-женски. Вы как к нему относитесь?

- Для начала хотел бы всем сказать, что у меня нормальный уровень тестостерона в крови. Некоторые ведь думают, что Вишневский – это псевдоним, а все мои книги писала женщина, поскольку мужчина так чувствовать не может. Но это неправда. У меня есть все негативные последствия этого тестостерона. Я написал книгу «Одиночество в сети» и там есть идеальный мужчина – Якоб. Такие по улицам не ходят. Их не существует, хотя многие женщины думают, что поляки именно такие. Но этот персонаж – пазл. Я его собирал с многих мужчин. Я делал идеального персонажа, потому что мне он на тот момент был очень нужен. Я тогда чувствовал себя плохим мужчиной и думал, что если напишу такого героя, то буду немного похож на него.

- Вы говорили, что книга «Одиночество в сети» уже стала для вас татуировкой. «Гранд» сможет её свести?

- Это очень сложно. Я думал, что каждая книга сводит эту татуировку. Помню как в Варшаве в 2009 году на презентации романа «Бикини», который я очень люблю, был огромный постер, где было написано «новая книга автора «Одиночества в сети». Но вообще это для меня не такая проблема, от которой я не могу спать ночью. От «Одиночества в сети» я все-таки получил большую популярность. Не считаю себя автором одной книги. Для меня важны все мои «дети».

- Вы довольно часто посещаете Петербург. Вас всегда тянет сюда?

- Петербург - мой любимый город, здесь случилось очень много важных событий для меня. Моя дочь была студенткой в Северной столице. Она провела здесь один семестр по специальной программе и здесь ей очень понравилось.

Моя первая книга была издана через издательство «Азбука», которое находится в Петербурге. Я чувствую, что я начал быть писателем в этом городе. Люди из издательства всегда меня тепло встречали, давали мне возможность встретиться с читателями. Говорить на русском языке, с теми ошибками, которые делаю сегодня, я начал тоже в Петербурге. Когда решил учить русский, взял две недели отпуска и приехал в ваш город, чтобы пройти курсы.

Также нужно сказать, что в «Балтийском доме» идет уже несколько лет постановка по моей книге «Одиночество в сети». Они уже 5,5 лет показывают спектакль. Я не думал, что будет так долго. Они молодцы. Эта пьеса – прекрасная адаптация книги.

- Что скажете об экранизации «Одиночества в сети»?

- Есть польский фильм, но постановка в «Балтийском доме» мне нравится больше. В экранизации можно сказать, что всё прекрасно. Были деньги, самые популярные польские актеры на тот момент. Они сделали это в Париже, Варшаве, Франкфурте, Новом Орлеане. Там звучит прекрасный скандинавский джаз. Но так всё замешано, что вкуса в этом не было. Люди хотели пойти в кино и плакать, но эмоций не получили. Это мне не нравится.

Но, и это я скажу впервые, будет российская версия «Одиночества в сети», сделанная для одного из телеканалов. Героиня будет русской, а герой – поляком. Пока решаются все вопросы с правами. Я жду этого фильма и хочу пережить эти эмоции. И, если честно, я хотел бы играть в этом фильме. Если всё будет хорошо, то должны начать снимать в конце 2014 года.

«Учись хорошо, иначе будешь политиком»

- Что привело вас к русскому языку?

- Я всегда хотел научиться читать книги русских писателей в оригинале. К тому же в школе в Польше нам преподавали русский язык. Просто я 30 лет на русском не говорил. Мне нужен был английский. Затем, когда пригласили в Германию работать, я учил немецкий. Уже в 2005 году, когда меня позвали в Москву после премьеры «Одиночества в сети», я начал говорить на русском.

- Какое определение вы можете дать русским?

- Они для меня всегда были теплые. Очень похожи на поляков, поскольку мы славяне. У нас есть особенность быть очень грустными. Грустная здесь и литература. И поляки и русские очень романтичные. У нас похожи женщины – очень красивые. К примеру, немцы любят жениться на русских, украинках, белорусках, польках. Потому что они умные, очень образованы. У них есть чувствительность. Теперь вообще появились русские альфа-женщины, которые сами отвечают за свою жизнь. Раньше это больше относилось к немкам. Эти женщины зарабатывают больше денег, чем мужчины. Для многих мужчин это несчастье.

Писатель уверен, что надо грустить, чтобы писать. Фото: pr-служба издательства "Эксмо"

- Вы сами смогли бы быть с такой женщиной?

- Это прекрасно, когда женщина на таком же уровне. Это невероятно интересно быть с альфа-женщиной, у нее есть успех. Я могу что-то получить от нее, а она от меня. Но не всех мужчин это устраивает. Книгу «188 дней и ночей» я написал, когда общался с ортодоксальной феминисткой. Мы с ней дискуссировали. Она мне рассказывала, что идеальные женщины, которые есть в моих книгах – это неправда. Я с ней всегда спорил, что это правда. Вообще считаю, что если бы женщины пришли к власти, то не было бы воин. Потому что будет ненормальным, что матери будут посылать на войну своих сыновей.

- Вы затронули тему войны, достаточно непростую на данный момент. Вы по работе посещаете сегодня много европейских стран. Скажите, изменилось ли за рубежом отношение к России?

- Изменилось. Конечно, на улицах в Германии или Польше почувствовать этого еще нельзя. Но люди стали немного подозрительнее. Теперь есть страх. Люди хотят на него отреагировать, но никто не знает правды. Потому что есть правда в Германии, в Польше, в США, в России, на Украине – у каждого своя. Я тоже не знаю, где она. Для меня ситуация непростая, не хочу, чтобы она перенеслась на улицы. Я не занимаюсь политикой. Однажды мне папа (а он, напомню, был в концентрационном лагере) сказал: «Сынок, учись хорошо в школе. Иначе ты будешь политиком».

И не буду нигде отвечать на вопросы про Путина. Я не хочу быть втянут в это. Мое дело – культура. Я уверен, она может помочь людям говорить друг с другом.

Смотрите также:

Оставить комментарий (5)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество