1832

Виктория Платова: «Обожаю неудачников, которым есть, куда расти»

Сюжет События пресс-центра АиФ-Петербург
Виктория Платова
Виктория Платова © / pr-служба издательства "Эксмо"

«Она уже мертва» - так называется новый детектив Виктории Платовой. Эту книгу сама автор называет своим возвращением к жанру классического детектива, от которого она отошла в последнее время. В интервью SPB.AIF.RU мастер остросюжетной прозы рассказала о своем новом произведении, о том, как она работает над книгами, и какой сериал ей интересно было бы снять в дождливом Петербурге. 

Мария Соколова, SPB.AIF.RU: Виктория, вокруг какой тайны закручивается сюжет вашего нового романа «Она уже мертва»?

Виктория Платова: - В центре внимания - история большой семьи. Это расхожий сюжет в мировой литературе, который был рассказан в разных жанрах: от драмы до детектива. Это история детей и убийц. Причем это одни и те же люди. Дело в том, что между совершенным преступлением и развязкой проходит 20 лет. Главные герои - двоюродные братья и сестры, которым от 5 до 17 лет. С двумя из них происходит несчастье, впоследствии их смерти получают объяснение только спустя два десятилетия. Те, кто остался в живых, и те, кто был замешан в этом преступлении, собираются через 20 лет в Крыму вместе и пытаются разгадать это преступление.

Герои этой книги - очень сумрачные люди, в каждом из них есть загадка, червоточина, которая проявляется в течение времени. Даже тот, кто не убил, оказывается ничуть не лучше убийц. У каждого есть своя тайна, свой скелет в шкафу.  

- Когда создавалось произведение, вы могли представить, что Крым вернется в состав России?

 - Этот роман писался задолго до того, как произошли политические события. Он уже был написан, когда Крым стал частью России.

- Сколько времени шла работа над книгой?

 - Около года. Для меня эта книга очень важна. Я возвращаюсь к жанру чистого детектива, к тому, с чего я начинала. Мне кажется, что это получилось. 

Последнее время я пыталась найти баланс между стилем, жанром, историей, ее исполнением, тем, как я себя ощущаю в стиле. Мне кажется, детектив подходит мне больше всего. Я люблю разгадывать загадки. Мне это интересно.

Триллер требует от читателя большего сопереживания, большего погружения. Его воздействие на человека достаточно болезненно.

Последнее время я работала в жанре психологического триллера. В нем нет той легкости, той мироусловности, которая позволяет читателю находиться в относительной безопасности. Триллер требует от читателя большего сопереживания, большего погружения. Его воздействие на человека достаточно болезненно.

Сейчас же у меня наступил новый творческий этап. Это старая я, но с новым стилистическим багажом. Возможно, я отточила стиль за те годы, когда я изменяла детективу с другими жанрами. Посмотрим, думаю, следующая книга будет для меня еще интереснее.  

- В какой стадии находится работа над новым следующим детективом?

- Я уже заканчиваю новую книгу. Мои герои – простой следователь и его кот по кличке Мандарин. Мне ужасно нравятся эти персонажи. Следователь воплощает мой любимый типаж неудачника, которому есть куда развиваться. Вообще успешные люди меня мало интересуют в качестве литературных героев. В книге есть место и похищению, и убийству. Это классический детектив.

- Как вы работаете над романом? Можете ли вы изменить сюжетную линию в ходе написания книги?

- Обычно детектив пишут с конца: для авторов не секрет, чем закончится книга. Я же работаю по-другому. Я иду вслед за героями. Я не знаю, что происходит, может опережаю персонажей только на пару страниц.

Толчком для написания романа может послужить все, что угодно. Обычно я придумываю убийство, убийцу или героя, а иногда создаю общий пейзаж, в который погружаю героев, как семена в почву. Со временем они начинают пускать корни, расти, в итоге получаются забавные витиеватые растения. Иногда получаются и «венерины мухоловки», настоящие растения-хищники…

- Чтобы писать остросюжетную прозу, на мой взгляд, нужно быть немного авантюристом, человеком любопытным к разным проявлениям жизни. Есть ли эти черты характера в вас?

Я иду вслед за героями и по-детски восхищаюсь вещами, которые они творят.

- Я не авантюрный человек, но, безусловно, любопытный. При этом я простодушный и спокойный человек, наверно, поэтому мне так интересно писать детективные истории. Я иду вслед за героями и по-детски восхищаюсь вещами, которые они творят. Хотя, в каких-то экстремальных ситуациях, думаю, я могу проявить себя и как авантюрист. 

- В процессе написания романа «Она уже мертва» думали ли вы, что она может быть экранизирована?

- Грамотно написанная книга – всегда материал для киновоплощения. Да и дурно написанная книга, если в ней есть идея, тоже может послужить сюжетом для кино. Важно, что видит в этом режиссер. Он может сделать психологический триллер, драму страстей или роман взросления. По своему первому образованию я сценарист. Мне кажется, мою новую книгу легко упаковать в какую-то кинематографическую форму.

- Многие ваши произведения были экранизированы. Насколько вы довольны тем, что получалось в итоге?

 - Бессмысленно говорить, довольна я или нет – это свершившийся факт. Кино ни есть книга. Отдавая книгу на экранизацию, надо прекрасно понимать, что придут люди со своими деньгами и своими установками, и твое мнение уже не так важно. Если ты хочешь руководить процессом, то нужно брать в руки камеру и снимать.

Возможно только два варианта: либо ты сотрудничаешь с киношниками, либо нет. Странно говорить им «вы исказили мой текст» или « вы неправильно трактуете образ героев». Если ты продал книгу, то свободен.

- Вы принимали участие в работе над сериалом «Охота на золушку». Насколько интересным для вас был этот опыт?

- Я писала сценарий. Сценарист – командная профессия, когда надо подчиняться замыслу, продюсера, режиссера. Она хотела видеть мою «золушку» неким вариантом русской Никиты, а этого не было в характере персонажа книге. Но это сработало, несмотря на то, что героиня книги была немного другая. Это был для меня хороший опыт.

- Этот опыт стал для вас первым и последним?

Мне было бы интересно попробовать взломать устоявшийся сериальный контекст и понять, почему же при таком количестве талантливых людей у нас такие бездарные сериалы?!

- В то пору я была очень увлечена книгами. Кино - командная профессия, а я скорее по природе своей одиночка. Хотя я очень увлечена кино. Мне было бы интересно попробовать взломать устоявшийся сериальный контекст и понять, почему же при таком количестве талантливых людей у нас такие бездарные сериалы?! 

- Как вы считаете, почему российские сериалы уступают по качеству зарубежным?

- Существует море причин. Существует политика канала, некие хранители внутри нас самих. Мы не настолько открыты. Думаю, даже в развитых странах, где производят сериалы, много балласта, откровенного барахла. Просто то, что доходит до нас – это лучшее, продукция очень хорошего качества. Мне кажется, все со временем должно измениться. Куда девать ум, талант тем людям, которые пишут сценарии для российских сериалов? Я понимаю, каким может быть уровень кино, если режиссерам не мешать, дать им выразить себя.

- Какие сериалы, которые вы посмотрели, вы могли бы назвать одними из лучших?

- Это безусловно скандинский  нуар «Мост» и «Убийство». Это американский «Карточный домик», «Мастера секса». Я пересматриваю истории Пуаро. Он вечен и прекрасен. Жанр ретро-детектива дорого стоит.

Вообще мне очень нравится этот жанр. Если бы я снимала сериал, то сделал бы петербургский нуар. Петербург – город, где очень много воды. Вода повсюду: под ногами, в небе. Это город сумерек. Он очень подходит нуару. Хочется снять стильный сериал, в котором действие раскручивалось бы вокруг интересного преступления. Это моя мечта.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах