aif.ru counter
Елена Петрова
1260

Стране нужен подвиг. Шемякин о невежестве, забытой истории и Годе культуры

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 51. Аргументы и факты - Петербург 17/12/2014

Недавно Михаил Шемякин побывал в родном городе. Он был приглашён на Международный культурный форум и в своём Центре на Садовой улице открыл выставку эскизов, костюмов, масок и бутафории «Художник и театр». 

Чем дышит Россия

- Я был приглашён и на прошлый форум, и на обоих сидел в качестве свадебного генерала. Выступить не дали. Считаю нелепостью не дать слова Шемякину, когда идёт разговор о проблемах современного искусства. Прожив столько лет на Западе, уж наверняка немного больше, чем другие, знаю, что такое современное искусство - западное, российское. И в каком статусе оно сегодня пребывает, какие есть надежды, что можно сделать.  

АиФ-Петербург: - И что же можно сделать?

- Как сказал Пиотровский, культура нужна для того, чтобы наводить мосты и исправлять ошибки, которые делают правительства государств. А Россия даже не всегда принимает участие в знаковых европейских событиях! Например, в Венецианском карнавале, где все страны представлены. Несколько лет назад мы со Славой Полуниным - по договору с Россией - делали перформанс «Великое посольство в Венеции». И продолжаем размышлять, как представлять страну, хотим, чтобы русский карнавал, русское искусство завоёвывали своё место. 

АиФ-Петербург: - Знаю, что место для выставок в своём Центре на Садовой вы всегда отдаёте молодым художникам, собственную экспозицию открыли едва ли не впервые. Какое впечатление на вас производит молодое поколение?

- С молодыми я общаюсь всё более плотно, потому что в этом году принял профессорскую должность в Академии искусств в Воронеже. Студентов отобрал из разных городов России. Шесть лет буду вести с ними занятия по станковой живописи. Причём не только в России, два месяца в году студенты будут жить и учиться у меня во Франции. 

Ребята талантливые, но я был поражён их невежеством! Они не знают даже своё российское искусство, историю. Впервые услышали имена Леонида Утёсова, Клавдии Шульженко, Марка Бернеса. Так что помимо классической музыки я их заставляю слушать советскую, чтобы знали, чем дышала Россия совсем недавно. Это же великие голоса, это душа, а не какой-нибудь Киркоров. 

У нашего поколения не было возможности проникнуть к знаниям, которые сегодня открыты. Кстати, своих ребят заставляю вести конспекты от руки, чтобы не разучились писать. А если отключится Интернет, то ничего и знать не будут? Нужно тренировать память. 

АиФ-Петербург: - Откуда молодые могут знать историю, если никто их в этом не заинтересовывает? 

- В мае я планирую открыть фотовыставку «Образы Петербурга 1960-х годов». Фото моих друзей, перформансов - нам тогда хотелось создавать безумные сцены! Скоро выйдет книга «Круг Шемякина», собравшая приблизительно 120 персонажей. Я написал 73 статьи о художниках, о том, чем жил город в 
60-е годы. Сейчас работаю над проектом «Нью-Йорк. 80-е годы. Мы» для московского театра Стаса Намина. Это был интереснейший период, когда в Нью-Йорке собралось много замечательных русских: Нуреев, Макарова, Годунов, Лимонов, Кузьминский… Я их фотографировал или старался записать на видео, потому что чувствовал, что они представляют историю российского искусства. 

«Торты» из гранита

АиФ-Петербург: - В России заканчивается Год культуры. К сожалению, о ней больше говорили, чем финансировали…

- Конечно, часть интеллигенции пытается сохранить культуру - Додин, Гергиев, Гранин. Это подвиг, без него российской культуре не выжить. Мне понятно и близко такое понимание интеллигенцией своего долга. Работа - это и есть наша жизнь. Тем более потрясают высказывания о том, что зло в стране идёт от интеллигенции. 

И не перестаёт удивлять пренебрежительное отношение к духовности других наций. Традиционная песня о том, что американцы - бездуховны, французы - лягушатники, Европа - пустая и буржуазная... При этом мы всё больше «американизируемся», кино, к примеру, сплошь «сделано в США».

А посмотрите на современную архитектуру, в ней нет национальных черт. В Москве я часто фотографирую новые кусочки столицы, а потом показываю друзьям - французам, американцам, немцам, и спрашиваю: «Что это за город?» Называют какие-то Эмираты, новостроящуюся Азию, Гонконг. Но никто никогда не угадал, что это Москва, Россия. Возвели немыслимые «торты» из гранита, стекла, жирных колонн, всё отполированное, безвкусное - это вызывает смех сквозь слёзы. 

АиФ-Петербург: - А в Петербурге такие фотографии делаете?

- Нет, потому что Питер - слишком для меня больной вопрос. Как для любого человека, который любит архитектуру, историю уникального города, принадлежащего всему миру. 

АиФ-Петербург: - При этом горожане сами уродуют Северную столицу. Буквально на днях вандалы разукрасили постамент одного из клодтовских коней на Аничковом мосту. На Западе вандализм такой же?

- Нет, я долгие годы прожил в Нью-Йорке, там Центральный парк украшен великолепными скульптурами, никто их не уродует. А сколько скульптур разбросано по всему Парижу! Есть смешные традиции, к примеру, студенты периодически натирают яйца «Кентавру» Сезара. И в Петербурге есть подобные обряды, но тот вандализм, который наблюдается, - на уровне беспредела. На мой взгляд, вандализм - один из признаков падения и разочарования нации. Люди убеждаются, что законы действуют не для всех. Вот я работал в колпинской колонии, там были ребята, которые сидят по три-четыре года за кражу велосипеда, какого-то старого пиджака… А те, кто совершают крупнейшие хищения, - гуляют на свободе, они - «уважаемые люди».

Люблю будни

АиФ-Петербург: - Вы встречаете Новый год в мрачном настроении? 

- В жизни полно позитива! Проснулся утром, в окне солнце - прекрасно, снег - ещё прекраснее… Если жить в негативе, нужно верёвку намыливать. Родину, как и родственников, не выбирают. Я принадлежу России, служу и всегда буду ей служить. 

Ну а Новый год, признаюсь, не люблю. У меня отец был алкоголиком, в праздник напивался, рубил шашкой, поднимал руку на мать. Детские воспоминания хоть и стираются, но не окончательно. Я вообще не люблю праздники, люблю будни. 

Ёлку мы дома ставим, но справляем Рождество. Моя жена Сара - протестантка, поэтому ходим в собор на рождественскую мессу. Тем более что половина моей семьи были католиками: мой дед ходил в храм в Ковенском переулке. Я прекрасно чувствую себя в католической церкви, как и в православной, - потому что был когда-то послушником в монастыре. А учитывая то, что отец родился в мусульманской среде, уютно чувствую себя и в мечети. И с буддистами мне хорошо. 

Хотя во всём мире верующему человеку, как и настоящему интеллигенту, жить очень сложно. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество