aif.ru counter
364

Андеграундный человек. Александр Красовицкий о термоядерной реакции и быте

В последнее время Красовицкий работает над новым проектом -- «Zero People». 30 апреля в клубе «Космонавт» состоится первый большой концерт группы.

Не врать!

Елена Петрова, SPB.AIF.RU: - Александр, всё-таки «Zero People» существует не первый год, почему же - первый большой концерт?

- Концерты были: если нас зовут – не отказываемся. Но выступления всё-таки ещё не стали для нас с клавишником Александром Заранкиным традицией. «Zero People» - это только клавиши и вокал, мы играем минималистический рок.

- На концерте вы обещали представить сингл «Отпусти меня», как часть нового, уже третьего по счёту студийного альбома. А когда выйдет сам альбом? 

- Альбом как всегда готовится задолго, репетируем не мене полугода, а потом в студии за один-два раза всё записываем.

Для нас этот альбом - революционный, потому что - концептуальный. Такое случалось в истории музыки: концептуальные альбомы были особенно популярны в 70-х годах прошлого века, да и потом периодически появлялись.

Наш альбом - не набор песен, а сюита, музыкальное полотно более чем на сорок минут. Причем, между песнями нет пауз. Когда мы репетируем, нам с Сашей так интересно, что просто чума! Верю, что и слушателям скучно не будет.

- В сюите вы рассказываете некую историю?

- Идею подсказала моя девушка, когда прослушала рабочий материал. Она воскликнула: «Так это же фотографии!» Сюита - фактически иллюстрации к фотоальбому: человек вспоминает то, что было в прошлом, чуть заглядывает в будущее. 

- История получается не очень-то оптимистичная?

- Какую жизнь ты живёшь, такая она у тебя и на фотокарточках.

Оптимизм – штука, направленная в будущее, а альбом - о прошлом и настоящем, поэтому достаточно грустный. Но для тех, кто знает «Zero People», это не новость, а продолжение канвы, в которой мы существуем.

…«Zero Perople» для меня лично хорош тем, что я ничего не пытаюсь специально «делать», это нечто, само изливающееся из сердца…

Как получается, так и записывается, без мысли о том, как это будет воспринято, как прозвучит. В «Animal ДжаZ» такие мысли есть, пусть и на дальней подкорке, потому что группа всё-таки популярная. Там у меня существует определённая ответственность перед образом, который сам и создал. Хотя образ, конечно, спорный, часто от него отступаю. В «Зеро» у меня свободы как у личности больше. 

- А в чём для вас заключается ответственность перед публикой?

- Я определил для себя так: ответственность на сцене заключается в том, что ты не должен врать перед самим собой! И правильно передать эмоцию, которую вложил в песню.

Величие и неполнолценность

- Творчество помогает решить внутренние проблемы?

- Безусловно. «Zero People» - это психоанализ. Притом я замечаю, что наши песни зачастую банальны по своей сути, по мыслям, которые излагаю, да и по способу изложения. Там нет откровений, но в том и суть, что каждодневные проблемы человека - это житейская бытовуха. Благодаря тому, что я это спел, озвучил, взглянул на проблему со стороны - стало легче. Так в жизни и бывает – надо выговориться. И публика, слушая понятные, типичные и для неё истории, видимо, свои проблемы решает, и людям тоже становится лучше.

- А ирония по отношению к себе вам свойственна?

- Мне ирония очень свойственна, но она легко перетекает в самоедство. Особенно, если остаюсь наедине с собой. Поэтому лучше себя сдерживать, не оставаться долго в одиночестве, и иметь рядом человека, чтобы он над тобой подтрунивал. У меня ведь мания величия, смешанная с комплексом неполноценности. С одной стороны - ценишь себя высоко, с другой – ненавидишь даже внешность. Благодарю Бога, что могу петь. Таким людям, у которых внутри термоядерная реакция, нужен выход в творчестве. 

- Поэтому и бросили науку, аспирантуру факультета социологии Петербургского университете, и ушли в музыку?

- Я долго созревал. То, что люди находят в 20 лет – своё истинное призвание, я нашёл в 28. Хотя во всём есть смысл, всё неслучайно, а кроме внутренней жизни есть и внешняя. Если бы я начал заниматься музыкой в 18 лет, в 1991 году, была бы только одна судьба – русский рок, какая-нибудь группа «Ария-2». Андеграунд тогда влачил жалкое существование. Я же как музыкант появился тогда, когда андеграунд вышел из подполья.

Это для меня идеальная ситуация. Доволен, что нашёл дело, которым занимаюсь вот уже почти 20 лет, и которое для меня – источник жизни, радости, печали, ощущения того, что ты занят не бессмыслицей, да ещё и оказываешься нужен людям. Это для мужчины счастье.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах