1466

Аскольд Запашный: «зеленые» демонизируют профессию дрессировщика

Сюжет События пресс-центра АиФ-Петербург

Народный артист России, дрессировщик Аскольд Запашный в интервью корреспонденту SPB.AIF.RU рассказал о провокациях зоозащитников, страхе перед дикими животными и новой программе, которую они с братом Эдгардом подготовили для показа в Петербурге.

«Аттракцион без аналогов»

Денис Приходько, SPB.AIF.RU: - В Петербург вы привезли программу «Эмоци… и», которую можно будет увидеть до середины июля. Где вы её презентовали, и чем она отличается от предыдущих ваших шоу?

Аскольд Запашный: - Мы уже показали программу в Москве, Воронеже и Риге. Раньше в Петербург мы старались привозить спектакли, а не постановки, то есть программы, в которых были яркие герои и сюжет. Постановка «Эмоци…и» не объединена одной историей, тем не менее она связана воедино. Ключевым моментом здесь является цвет, который и передает эмоции. Каждый из номеров имеет свой оттенок. Эквилибристы работают в красном цвете, жонглеры в золотом и так далее.

- В каких цветах выступаете вы с братом?

- В оранжевом и золотом. Мы с Эдгардом привезли два аттракциона. Один из них, конечно же, с хищниками, а второй – жонглеры на лошадях. Это большая конная история «Эллада» - уникальный аттракцион, аналогов которому нет в мире. В номере участвует огромное количество артистов. Присутствует эквилибристка на лошадях, джигитовка, жонглеры.

Братья Запашные будут показывать новую программу в Петербурге до середины июля. Фото: PR-служба шоу "Эмоци...и"

- В большинстве случаев новая программа откатывается сразу в Москве и Петербурге. Вы перед Северной столицей заехали еще в Воронеж и Ригу. Петербург требовал особой подготовки?

- Хитрого плана здесь не было, просто так получилось. Все предыдущие наши гастроли мы организовывали в Москве и Петербурге, потому что шоу были дорогостоящие. Мы опасались, что проект в других городах не окупится. Программа «Эмоци… и» была создана специально под Большой московский цирк. Мы не планировали даже дальше куда-то ехать. Но потом мы отвезли её в Воронеж, затем поступило предложение из Риги. Мы согласились, поскольку выход за рубеж для нас очень важен.

«Отношусь к зоозащитникам негативно»

- Ваш цирк, наверняка, продолжает оставаться объектом нападок со стороны зоозащитников. Однажды вас даже обвиняли в том, что вы заставляли прыгать через огненное кольцо четырехмесячного львенка. Как вы работаете в условиях претензий со стороны зоозащитных организаций?

- Касательно «зеленых», и тех людей, которые именуют себя зоозащитниками, я бы сказал очень резко, но этого делать не хочется.

- Но вы можете сказать, что они не правы?

- Дело не в том, что они не правы, а в том, что это одна большая афера, причем международного масштаба. Это чистой воды политика. К сожалению, информация доходит до любого зрителя, потребителя уже в извращенной форме.

Любая помощь, которая могла бы быть оказана животным, выходит за рамки деятельности этих людей. Поэтому я отношусь к ним негативно. Я не видел еще за время своего существования ни одного «зеленого», который бы помог животному. На мой взгляд, эти люди никогда не утихнут и будут продолжать свои нападки. Они преследуют одну единственную цель: занять свою нишу в жизни. Это делается для того, чтобы жизнь уже не могла существовать без их участия.

С нами никто из «зеленых» не вел нормального диалога. Мы бы обсудили все вопросы и поняли, как решать. Но все, что делается этими людьми - абсурдно.

- Как проявляется абсурдность их действий?

- Когда мы ехали на гастроли в Ригу, мы узнали, что там готовятся пикеты. Нас позиционировали как символ жестокого обращения с животными, и уже не важно, действительно ли это так. Местные активисты определили это для себя и навязали эту точку зрения обществу. Это просто процесс демонизации. К примеру, как сейчас демонизируют нашу страну, так и очерняют профессию дрессировщика. Не берется конкретных примеров, систематических вещей. У них даже нет материалов, которые бы что-то доказывали. Они печатают одни и те же картинки и распространяют.

Мне позвонила журналистка из Риги и попросила прокомментировать утверждения «зеленых». Я согласился поспорить. Когда она начала задавать вопросы, у меня появилось ощущение, что я беседую с ребенком, который может сказать все, что угодно.

Аскольд Запашный уверен, что реальной помощи от зоозащитников животные не получают. Фото: PR-служба шоу "Эмоци...и"

- Вы можете привести пример вопроса, заданного вам?

- Ну, например: «Зеленые» утверждают, что тигры охотятся в ночное время суток. У них софиты и яркие лампы вызывают стресс. Они не отдыхают днем и из-за этого не могут нормально питаться ночью и так далее». Вот что тут комментировать?

Я спросил, а не вызывает ли у неё это утверждение вопросов. Она ответила, что ее работа - задавать мне вопросы, и она хочет услышать мою позицию. В этот момент я подумал, что ситуация бредовая. Часто у моих оппонентов нет цели разобраться в ситуации.

Если пытаешься им задать нормальный вопрос и провести логическую цепочку, то вся их теория рушится на глазах. Они не пикетируют фаст-фуды, а появляются только тогда, когда на гастроли едет какой-то знаковый цирк. Они не идут на бойни, где каждый день убивают тысячи разных животных, чтобы кормить город. Они не пикетируют рестораны, где подают свежее мясо каждый день, не интересуются, как на самом деле живут наши животные. Они почему-то говорят от имени животных, хотят дать им права, равные человеческим, но не говорят, что с них надо тогда спросить определенные обязанности. Почему они считают общество глупым, которым можно манипулировать такими приемами? В конечном итоге все сводиться к тому, что диалог уже не целесообразен. Приходится от них огораживаться, избегать провокаций.

И про тот случай, про львенка через огненное кольцо, я даже не слышал.

«Хотели выставить меня ненормальным садистом»

- А какие вещи приписывали вам в последнее время?

- Недавно мы выиграли суд у одной московской организации «зеленых». Суть заключалась в том, что они совершили дешевую провокацию. Они в поезде из Петербурга перевозили львенка. Сказали, что купили его у кого-то, кто связан с Запашными. При этом доказательств этого не было.

Дальше они посадили со своим человеком львенка на поезд, потом человек с поезда сошел, и животное, которое было для них куклой, было отправлено в Москву. В столицу сообщили, чтобы его там принимали вместе с прессой. Мне же позвонили корреспонденты телеканала Lifenews и попросили разобраться в ситуации, помочь животному. Однако, подозреваю, цель была в другом: чтобы я пришел на вокзал и меня засняли, как я принимаю этого львенка, чтобы у меня не было оправданий в том случае, если бы говорили, что я к этому животному имею отношение. Чтобы создалось впечатление, что я ненормальный садист, который отправляет животное одного, не попоив, не покормив.

Тогда было несколько СМИ, копавших систематически на нас грязь. Мы решили среагировать как-то и подали иск о защите чести и достоинства. Все было настолько нечистоплотно. Самое противное, что это прикрывается благими намерениями, заботой о животных.

- Расскажите тогда, как во время гастролей вы транспортируете животных, сколько человек ухаживает за ними?

- У нас действуют определенные правила, которые мы четко соблюдаем. Для транспортировки есть специальные фургоны, в которых есть все необходимое. Внутри находятся специальные клетки, для лошадей – стойла. Также там есть зона обслуживания, чтобы люди могли ухаживать за животными. Мы соблюдаем там температурный режим. В фургонах всегда есть вода, еда, соблюдается пожарная безопасность.

- Вы прибегаете к каким-то успокоительным препаратам для животных?

- Ну что вы. Это бред какой-то! Никто этого никогда не делает. Нужно быть безумцем, чтобы этим заниматься. Любой человек, который работает с лекарствами, знает, насколько опасно медицинское вмешательство в организм и человека, и животного. В принципе медицинское вмешательство – крайность. Медпрепараты используются только тогда, когда животные подрались и нужно зашить рану. Да и не существует препаратов, которые бы могли успокоить агрессию хищников. Все разговоры, которые об этом появляются в СМИ, являются все лишь результатом незнания, непонимания, как все это существует.

Нам часто задают вопросы с подтекстом. Спрашивают, обкалываем ли мы наших животных. Довольно часто нам приписывают применение успокоительных и электрошокеров.

Животные, которые работают с нами, растут в этой среде с детства. Они привыкают к условиям этой жизни, и, в том числе, к транспортировке.

По заверениям Аскольда Запашного, у них в цирке созданы все нужные условия, чтобы звери могли комфортно гастролировать. Фото: PR-служба шоу "Эмоци...и"

- Есть те животные, которые в принципе не способны переносить гастрольную жизнь?

- Такого нет, но есть животные, которые трудно поддаются дисциплине, есть даже тупые, на которых не очень хочется тратить время. С ними проще расстаться, чем делать что-то. Ну это то же самое, как приходит человек с низким интеллектом, а вам надо сделать серьезную работу. Мы занимаемся не только дрессурой, так что ценим свое время и стараемся выбирать самых талантливых животных. Но расставание с животными происходит очень редко.

- Получается, что среди животных у вас есть любимцы. А есть хищники, перед которыми испытываете страх?

- Да, среди животных есть любимчики, которые позволяют с собой контактировать больше, чем остальные. Так есть и более опасные. В нашем коллективе есть и те, которые всегда представляют опасность. И я не стесняюсь признаваться в том, что мне частенько было страшно. Страх – естественно чувство, позволяющее осознавать, где опасность. Но страх и паника – разные вещи. Паника – не контролируема. Страх же абсолютно контролируем, но он не руководит нами. Нужно еще сказать, что животные мыслят согласно инстинктам и никогда не прощают ошибок.

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах