aif.ru counter
Алина КЛИМЕНКО 217

Денис Котов: Книга - по-прежнему лучший подарок

Подошёл к концу 2015 год, объявленный в России Годом литературы. Какие проблемы и тенденции он вскрыл в некогда самой читающей стране мира? Об этом мы попросили рассказать Дениса КОТОВА, генерального директора петербургской книжной сети «Буквоед».

Культурная карта России

АиФ-Петербург: - Год семьи, Год культуры, Год литературы, теперь вот - предстоящий Год отечественного кино… Неужели такие краткосрочные фокусировки на каком-то одном аспекте дают результаты? Как вы считаете?

- Конечно! Любое акцентирование внимания важно. Ведь за каждым из названных явлений - масса вопросов, тем, проблем, требующих решения. То, что президент предложил в уходящем году сосредоточиться на литературе, дало ряд заметных и незаметных эффектов. Но это не значит, что они менее важны, их мы увидим и почувствуем позже.

Какие результаты можно отметить уже сегодня? Во-первых, прошедшие масштабные праздники книги по всей стране. В Санкт-Петербурге это, прежде всего, юбилейный Международный книжный салон и «Книжные аллеи».

Сдвинулся с мёртвой точки вопрос об авторских правах и запрете пиратства в Интернете. Принятие соответствующего законопроекта состоялось, и он даже уже имеет правоприменительную практику.

Ещё один важный шаг - Российским книжным союзом совместно с Федеральным агентством по печати и массовым коммуникациям была проведена ревизия книжной инфраструктуры страны и составлена «Культурная карта России», из которой стала математически чётко ясна сегодняшняя ситуация.

АиФ-Петербург: - Судя по всему, цифры неутешительные?

- Сейчас на территории России работают 1,5 тысячи книжных магазинов. Это в пять раз меньше, чем в 1990 году. И это в десятки раз меньше числа точек по продаже алкоголя. Я бы назвал данную цифру критической. И, к сожалению, пока ситуация не выправляется.

Внутренний ребёнок

АиФ-Петербург: - Поясните, что в данной проблеме является первичным? Следуя закону рынка, спрос рождает предложение. Резкое снижение числа книжных магазинов в стране свидетельствует о том, что мы просто перестали читать?

- Если бы в обществе спрос на книгу был критически мал, то такой масштабной сети, как наша, просто бы не существовало. А «Буквоед» только в этом году открыл в регионе 16 новых магазинов. Здесь как раз ситуация, обратная общепринятой. Скорее, предложение стимулирует спрос. Когда в спальных районах, в небольших населённых пунктах появляются точки по продаже книжной продукции, люди начинают больше читать. Потому что в каждом из нас, независимо от возраста, живет ребёнок. И если человек не закрыл себе окончательно перспективы развития, он остаётся любопытным и интересующимся.

А книжный магазин - это как раз то пространство, в котором нашему внутреннему ребёнку есть где развернуться. Ведь книги - это ключи к самым разнообразным мирам и знаниям. Это самый эффективный маленький университет, который можно пройти за пару дней, заплатив всего несколько сотен рублей. Моё абсолютное убеждение - если бы в стране снова было 8,5 тысячи книжных магазинов, мы бы вернули себе звание самой читающей нации.

АиФ-Петербург: - В чём же тогда проблема? Если спрос есть, что мешает бизнесу заполнить эту пустующую нишу?

- Книжное дело - сложное и тяжёлое. Магазины по продаже такой продукции должны иметь определённые финансовые ресурсы, технологии, бренд. К примеру, в нашей сети сейчас порядка 200 тысяч наименований различных изданий. Причём средний тираж книги - всего около 50 экземпляров в год. Что влечёт сразу ряд проблем. Первая - повышается цена. Представьте себе, если бы на хлебозаводе «главный продукт» выпекали «тиражом» 500 буханок. Конечно, это сразу бы отразилось на цене хлеба. Потому что потоковое производство всегда намного дешевле штучного. Так происходит и с книгой. Растёт её стоимость, а следовательно, снижается покупательная способность потенциального читателя и вероятность, что её приобретут.

Отсюда вытекает проблема номер два - значительно уменьшаются авторские гонорары, поэтому писатель вынужден ещё чем-то заниматься, чтобы выжить. А это означает снова уменьшение частотности выхода новых произведений. Получается замкнутый круг.

И здесь, конечно, не обойтись без чёткой позиции государства. Потому что именно книжный магазин является базой для развития интеллекта и культуры наших граждан.

Меняют судьбы народов

АиФ-Петербург: - А ещё книжный магазин - это маленький исследовательский институт, способный рассказать, в каком направлении развивается наше общество…

- И в этом смысле наша статистика радует. К примеру, уже на протяжении нескольких лет абсолютным лидером продаж остаётся Рэй Брэдбери с его бессмертным «451 градус по Фаренгейту». В романе описывается общество, в котором доминирует потребительское мышление, а все книги, заставляющие задумываться о жизни, подлежат сожжению. То есть наши люди понимают, что этот сюжет сегодня актуален как никогда, и хотят узнать, а что же будет там, в нечитающем мире.

Ведь что такое книга? Она была и остаётся тренажёром по развитию самостоятельного образного мышления. Телевидение и интернет-культура, напротив, на таком мышлении паразитируют, пытаясь превратить его в чужое и безо`бразное (или безобрáзное, ударение можно поставить в любом месте, смысл от этого в данном случае не изменится).

А думать чужими мыслями гораздо легче. Зачем напрягать мозги, когда тебе уже предлагают два варианта ответа? Всё предельно упрощено. И неважно, кликнешь ты первый пункт или второй - оба они приведут к тому, что нужно тем, кто навязывает вам свои мысли.

И только грамотный человек понимает, что не всё так линейно и примитивно. Только читающий и думающий человек может разглядеть и третий вариант, не предложенный и не написанный на клавишах.

В этом смысле книжные магазины и библиотеки - это средоточие знания народа, свободы мысли и слова. Потому что свобода слова - она не на площадях и не на баррикадах, а внутри человека с богатым внутренним пространством.

АиФ-Петербург: - В связи с вышесказанным разрешите популярный в последние годы спор: умрёт ли книга как бумажный носитель?

- Это бессмысленный спор, у которого ответ один - сам вопрос поставлен неверно. Бумажная, электронная и аудиокнига не конкурируют, а взаимно дополняют друг друга. И даже если сейчас идёт определённый потребительский переток в сторону электронного чтения, то, уверяю вас, отчасти существует и обратный. Всё это - колебательные процессы. Растёт спрос и на аудиокниги. А чем заниматься водителю в пробке, если уже невыносимо терпеть шум мегаполиса и рекламы по радио? Или что делать читающему человеку в отпуске, когда взять с собой несколько увесистых томов крайне обременительно? Тогда на помощь и приходит электронная книга.

Но если ты находишься дома, всегда приятнее полистать печатное издание. Бумажная книга как физическая сущность имеет большее число мерностей и индивидуальность. Когда она оказывается в руках, у человека в мозгу возникает целый ряд процессов. Потому что книга имеет свою толщину, цвет, запах, качество бумаги и иллюстраций. В отличие от электронной, которая всегда выглядит одинаково. Читая бумажное издание, мы понимаем, на каком месте находимся, можем делать пометки, можем подарить его.

Книжная культура никуда не делась, для этого она имеет слишком сильный фундамент.

Соприкосновение с великой мыслью предков или представителей других народов расширяет нашу картину мира, а значит - умножает наши возможности. Книги меняют судьбы не только людей, но и целых государств! Например, «Капитал» Карла Маркса.

И если мы вдруг разом уберём все книги, то лет через десять, а вероятнее всего, и раньше, мы столкнёмся с настоящим коллапсом. Коллапсом компетентностным. Поэтому книга, как и во все времена, остаётся лучшим подарком.

Смотрите также:




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Когда в Петербурге включат отопление?
  2. Правда, что в Петербурге установлен температурный рекорд последних 136 лет?
  3. Как оформить визу в Финляндию после 1 сентября 2019 года?
Сколько денег вы потратили на обновление осеннего гардероба?