aif.ru counter
630

Не музейные песни! Андрей Константинов о русской музыке и душе

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18. Аргументы и факты - Петербург 29/04/2015
У квартета появилось новое дыхание.
У квартета появилось новое дыхание. © / Из личного архива

О новой программе рассказывает Андрей Константинов. 

Сфера услуг?

- О программе военных песен мы задумались ещё в далёком 1997 году. Тогда на фестивале в Костомукше наш баянист Андрей Смирнов замечательно их пел, но не на сцене, а в кругу друзей. И вот - пришло время: Андрей «дорос» до того, чтобы петь перед публикой. Ну а мы до того, чтобы военные песни звучали не как «музейные», а рождались здесь и сейчас. Для этого требуется погружение в музыку и смысл. Если удаётся, то песни невозможно исполнять и слушать без волнения, они ведь связаны с генетической памятью народа. 
Но в медийном пространстве мы такого погружения не видим, военные песни исполняются поверхностно, с современными интонациями, потеряны их суть и нерв. 

АиФ-Петербург: - «Тёмная ночь», «Синий платочек», «Жди меня», «Журавли», «Я в весеннем лесу» - это ведь шедевры, и список можно продолжать. Военные песни знали все, они были народными. А почему сейчас не создаётся ничего, что мог бы петь народ? 

- Сейчас вообще перестали петь. Об этом говорят даже музыканты, которые работают по ресторанам. Раньше у них были талмуды с нотами и текстами, чтобы исполнять песни на заказ. А сейчас максимум 10-12 песен заказывают, только их и знают. 

Когда-то люди пели за праздничным столом. Теперь даже шутка появилась: свадьба прошла тихо, в кафе был вай-фай. Понятно - все уткнулись в гаджеты. 

С развитием технологий музыка звучит везде, её даже в уши себе вставляют. Но люди перестали понимать, что же такое музыка: отношение стало утилитарным, как к сфере услуг, как к фону. Когда слушаешь записи, музыка не затрагивает целиком. А вот когда люди попадают на живой концерт, это как обухом по голове, потому что весь зал попадает в общий поток. Музыка идёт напрямую, минуя сознание. Человек и сам не понимает, почему в душе что-то просыпается, и рождаются вера, надежда, любовь. 

Всё включено

АиФ-Петербург: - Вы ведь ищете новые краски и в русских народных песнях, в романсах?

- Все привыкли, что фольклор, как и романс, - немного кич. От «Калинки-малинки» и «Светит месяц» устали все, даже иностранцы. Потому что это клише, которое не отражает корни русской культуры. Потому что всё - напоказ, всё - шоу. А если углубиться даже в известные произведения, вылезают неведомые черты. 
Мы вот нередко выступаем с Василием Герелло. Как-то он предложил романс «О, если б мог выразить в звуке». Мы говорим: «Слишком грустный», он удивляется: «Да какой грустный - весёлый!» И начинает петь в другом характере. Подстраиваемся, и действительно появляются бодрые нотки. 

АиФ-Петербург: - Мне пришла в голову мысль, что Герелло определил некоторые черты русской души. На первый взгляд, она печальная, но если всмотреться…

- Мы сами долго обсуждали, что же такое русское восприятие жизни, русская душа. Она тем и отличается, что одновременно присутствуют слёзы и смех, плач и ирония, страдание и свет. Всё включено!
Правильное исполнение русской музыки - это когда ты полностью находишься внутри неё, и нет никаких сдерживающих факторов. 

АиФ-Петербург: - Кризис и санкции не стали сдерживающим фактором для ваших гастролей по миру?

- Когда начались санкции, на Запад стали меньше приглашать, но сейчас активность опять растёт. Зовут «на события», вот сейчас едем в Германию в Бохум, на юбилей освобождения концлагеря. Концерт будет в церкви. В прошлом году мы выступили с Баварским оркестром под управлением Мариса Янсонса в Мюнхене, концерт транслировался на всю Европу, теперь приходят предложения выступить с оркестрами и сольно. 
Культура и искусство должны быть выше политики, потому что это фундамент отношений между народами, на нём всё строится. Мы давно ощущаем себя дипломатами, послами культуры. Куда бы ни приезжали, везде ждут, потому что люди соскучились по человеческим связям, существует внутренняя, душевная ностальгия. 

Русский джаз

АиФ-Петербург: - «Терем-квартету» скоро исполнится 30 лет, но недавно его покинул один из основателей - Михаил Дзюдзе. Насколько это затронуло коллектив? 

- Михаил теперь играет в другом оркестре, а у нас появился контрабасист Владимир Кудрявцев. Он в музыкальном мире известен, лет десять работал в «Аквариуме» у Бориса Гребенщикова, играл с Давидом Голощёкиным. Владимир - великолепный профессионал, за три недели он ввёлся в программу, освоил около 60 произведений. Главное - духовно вписался в коллектив, пазл опять собрался. А у квартета появилось новое дыхание, потому что Владимир владеет джазовой техникой, так что перед нами открываются даже джазовые двери. Но это будет русский джаз! 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах