aif.ru counter
Елена Петрова 982

Выбросить из истории? Писатель Николай Прокудин о том, что такое патриотизм

«Говорят, что если выбросить из истории войны, то ничего не останется. Но надо сделать всё, чтобы войн не было».

В военных фильмах много фальши.
В военных фильмах много фальши. © / из личного архива / АиФ-Петербург

«Говорят, что если выбросить из истории войны, то ничего не останется. Но надо сделать всё, чтобы войн не было». 

Увлечь чтением

АиФ-Петербург: - Николай Николаевич, в Петербурге открывается Международный книжный салон. Одна из тем встреч писателей и читателей - книги о войне. В нашем городе в честь 70-летия Победы выходит серия «Писатели на войне, писатели о войне», посвящённая не только Великой Отечественной, но и всем «горячим точкам» ХХ века. Вы - автор книги «Вернуться живым» о войне в Афганистане, часто выступаете перед школьниками. Что они знают о Великой Отечественной, об Афганской, читают ли о них? 

- Действительно, перед школьниками, в основном младших классов, я выступаю 250 раз в году. Даже о Великой Отечественной войне дети знают мало. Книги могли бы помочь, это я по себе сужу: в детстве читал много исторической литературы. Надо бы обязательно внести в школьную программу «Прокляты и убиты» Астафьева, произведения Виктора Некрасова, Григория Бакланова, Вячеслава Кондратьева, Бориса Васильева, Виктора Курочкина и другого нашего петербургского писателя Николая Никулина, с книги которого «Воспоминания о войне» и началась серия «Писатели на войне, писатели о войне». У книги был гигантский по нашему времени тираж - 17 тысяч, он разошёлся за месяц, и планируется новый тираж! Считаю, что лучшая книга о войне - солдатская «На Западном фронте без перемен» Ремарка. 
Цель моих выступлений - привлечь детей к чтению. Пять лет мы проводили литературные марафоны по Ленинградской области, по 30 дней выступали в школах, библиотеках, это был праздник. Деньги давали спонсоры, экс-вице-губернатор Ленинградской области писатель Григорий Двас. Потом движение заглохло, но теперь государство обещает выделить средства, и на осень снова есть планы марафонов.

АиФ-Петербург: - А как воспринимают дети рассказ о войне в Афганистане? 

- Я уже научился общаться с ребятами. Не только рассказываю, но и показываю осколок, который меня не убил, пулю от пулемёта. Правда, вопросы задают ещё те, к примеру: «Сколько вы людей убили?» 
С детьми мне интереснее, чем с пенсионерами, которых волнует, в основном, политика. А ещё школьники книжки покупают, а взрослые - нет. Некоторые ребята говорят, что принесут томик в подарок папе. 

АиФ-Петербург: - Как получилось, что вы, начав с «взрослых» книг о войне, стали писать и детские?

- Моя младшая дочка, когда пошла в первый класс, сказала: «Папа ты пишешь всякую ерунду, почитать нечего, напиши детскую книжку, тогда пойму, что ты хороший автор». Я написал рассказик, прочла: «Вот видишь, у тебя получается, ты можешь стать настоящим писателем». Писал сказочные повести четыре года, и теперь уже вышло несколько детских книг… У нас в городе тысяча писателей, а для детей пишут лишь примерно тридцать авторов.

Пираты XXI века

АиФ-Петербург: - Правда, что о пиратах вы знаете не только из истории, а - как это ни странно звучит - встречались с ними и в наши дни? 

- Да, вот уже пять лет охраняю корабли от пиратов в Индийском океане. Это у меня такая подработка. 
Там война в принципе уже закончилась. Раньше пиратов - а это в основном сомалийцы - было очень много, теперь навели порядок: часть перебили, примерно полторы тысячи сидит по тюрьмам. Спонсоры из Эмиратов навербовали в ЮАР бывших полицейских, набрали сомалийцев и создали батальон береговой охраны - зачистили побережье. Но вскоре их перестали финансировать - распустили. В Аденском заливе действуют военные коалиционные силы, постоянно примерно двадцать кораблей. На все суда сопровождения не хватает, и на каждое гражданское судно садится охрана, люди из разных стран, в этом бизнесе около двухсот фирм. Так что стало спокойно, третий год - ни одного захвата. Но всё равно охрана есть, потому что стоит частной охране и флоту уйти - пираты вернутся. К судам, на которых я был, морские разбойники пару раз подходили, провоцировали, но мы стреляли в воздух, и они убирались.

АиФ-Петербург: - Насколько для вас, как для писателя, важен личный жизненный опыт?

- Да без него я ничего бы не написал. А так мне есть о чём рассказать. После окончания военного училища я год отслужил в Туркменистане, а потом написал рапорт, чтобы отправили в Афганистан. Зачем? Когда жена так спросила, я ответил: «Чтобы никто не сказал, что я отсиживался за чужими спинами». - «Да кто скажет? А даже если бы и сказали, ну и что?» - «И всё-таки, чтобы никто не мог меня упрекнуть». 
Конечно, порой когда полз на вершину хребта с грузом двадцать-тридцать килограммов, и жара невыносимая, и пить охота, и голодаешь, сидя в горах, и грязный - задумывался: и зачем мне это всё?! В итоге провоевал два года в рейдовом батальоне - участвовал в сорока двух боевых операциях. Ранен не был, только контузило. Но писать начал не от того, что контузило (смеётся). 

АиФ-Петербург: - Вас ведь дважды представляли к званию Героя Советского Союза?

- Получил два ордена Красной Звезды и медали. Как пошутил мой товарищ сержант-разведчик Виталий Лысак: «Замполит должен быть Героем Советского Союза только посмертно». 

АиФ-Петербург: - Есть такое мнение, что если убрать войны, то в истории ничего не останется. 

- Действительно, человечество постоянно себя истребляет. Надо не доводить до войны, сделать всё, чтобы её не было! И изжить шапкозакидательские настроения.

Считается, что на войне испытывают новое оружие, люди учатся воевать. Это так, но вот мы, «афганцы», демобилизовались, а когда началась Чечня, пришлось всё начинать с нуля. 

Патриотизм, на мой взгляд, это не «ура!» Сделайте дороги, постройте больницы, улучшите жизнь людей... Я живу в Сертолово, где население - 50 тысяч человек. А больницы нет, в поликлинике не осталось специалистов, одни терапевты, разбежались из-за маленькой зарплаты. Никакой аппаратуры. 
За строительство больницы я собрал полторы тысячи подписей и отвёз Д. Медведеву. После этого «наверху» сказали - надо! Проекты и прожекты. Но вот уже девять лет прошло, но ничего не делается. Одни обещания.

Ничто не забыто?

АиФ-Петербург: - В преддверии юбилея Победы вышло немало фильмов о войне. Насколько, на ваш взгляд, они правдивы?

- Много фальши даже в деталях. Актеры холёные, откормленные. Не знаю, что думают военные консультанты: смотришь - на экране бойцы и офицеры бегут в атаку с орденами и медалями. Но награды и документы оставляли в штабе или у старшины роты в обозе!

Или: герой нажал на спусковой крючок - и падают десятки врагов, кинул гранату - куча трупов. На самом деле в бою - я говорю об Афганистане - реально на каждого убитого в бою афганца - убитый наш. 
А то и хуже. Они же у себя дома воевали, из засад стреляли. 
А бросил автомат, взял мотыгу - ты уже крестьянин. Афганцы с детства с оружием в руках. Как-то ко мне подошёл мальчишка из отряда самообороны и через переводчика спросил: «Ты хорошо стреляешь?» - «Хорошо». - «В большой камень на горе попадёшь?» А до горы метров 400, я и камня-то этого не вижу, но говорю, что попаду, он говорит: «Я тоже в него попадаю», а ему лет 12 и ничему кроме как стрелять в жизни не учился. Наш молодой солдат был слабо подготовлен к той войне: жара, тяжёлая горно-пустынная местность, «зелёнка». Эпидемии инфекционных заболеваний выкашивали наши части! Можно сказать, что писать я начал потому, что душа болела за друзей, которые погибли. 

АиФ-Петербург: - В мире всё чётче проявляется тенденция к пересмотру итогов войн. История ничему не учит?

- Итоги Второй мировой стремятся пересмотреть и у нас, и на Западе. Вновь начинаем занижать свои боевые потери, ругать союзников, а те в ответ игнорируют наш основной вклад в Победу. Да и с новейшими войнами глупости творим - стали раздаваться голоса, чтобы признать правильной войну в Афганистане. А ведь ещё в 1989 году было решение о её политическом и моральном осуждении. Вот и думайте, чему и как учит история. 
Никто не забыт? Ничто не забыто? Хочу сказать о сайте Министерства обороны о воинах, погибших в Великую Отечественную войну. О своём деде Илье Васильевиче Волженине я нашёл данные, которые мы и так знали: призван 3 ноября 1941 г. и погиб 25 февраля 1942 г. Ни номера полевой почты, ни где погиб, ни где похоронен. Ничего! После войны прошло уже 70 лет, но рано говорить, что «никто не забыт».

 




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Может ли татуировка помешать устройству на работу?
  2. Где должна храниться медкарта?
  3. Кто сколько сейчас получает в Петербурге?