aif.ru counter
3441

«Утопили как муху в варенье». Как Герберта Уэллса встречали в Петрограде

Уэллс определял свои политические взгляды как социалистические.
Уэллс определял свои политические взгляды как социалистические. © / Public Domain

«Подлинное положение в России настолько тяжело и ужасно, что не поддается никакой маскировке. Иногда можно отвлечь внимание каких-нибудь делегаций шумихой приемов, оркестров и речей. Но почти немыслимо приукрасить два больших города ради двух случайных гостей, часто бродивших порознь, внимательно ко всему приглядываясь», - писал Герберт Уэллс в своей книге «Россия во мгле», увидевшей свет после его визита в Советский Союз в 1920 году.

Это была его вторая поездка в Россию. Первая состоялась в 1914 году: писатель провел две недели в Петрограде и Москве, знакомясь с культурой страны, переживающей исторический перелом. Через шесть лет в Лондоне он получил заманчивое предложение совершить новый вояж в страну Советов. Его лично пригласил Лев Каменев, видный большевик, соратник Ленина. Писатель, придерживающийся социалистических взглядов, не стал упускать такой шанс и дал согласие. В сентябре он прибыл в Петроград вместе со своим сыном, который немного говорил по-русски. SPB.AIF.RU вспоминает, какое впечатление оставил Петроград 20-х годов XX века в сердце великого фантаста. 

«Беспристрастные» гиды

Перед поездкой в Советский Союз Герберта Уэллса неоднократно предупреждали, что ему вряд ли удастся увидеть настоящую жизнь в стране, что его ждет «тщательная маскировка реальной действительности» и шоры, которые на него попытаются надеть с первого дня приезда. Но он доверял своему старому другу Максиму Горькому, с которым был знаком с 1906 года, и надеялся, что тот покажет ему жизнь без прикрас. К тому же в качестве переводчицы к писателю была представлена Мария Игнатьевна Бенкендорф, которая до революции работала в русском посольстве в Берлине.

«Она получила образование в Ньюнхэме, была пять раз арестована при большевиках; выезд из Петрограда был ей запрещен после ее попытки пробраться через границу в Эстонию, к своим детям; поэтому уж она-то не стала бы участвовать в попытке ввести меня в заблуждение», - так писал о ней Уэллс.

Интересно, что знакомство с Марией Игнатьевной, которую близкие звали Мурой, во многом повлияло на всю дальнейшую жизнь писателя. Она стала его любовницей и подругой на долгие годы. Известно, что Уэллс делал ей предложение, но та решительно отвергла его. Пикантности ситуации придает тот факт, что Мура была не просто секретарем Максима Горького, но и фактически его женой. С Горьким она жила с 1920 по 1933 год. После расставания с ним, 41-летняя Мария уехала в Лондон к 67-летнему Герберту Уэллсу. В наши дни историки предполагают, что Мария Игнатьевна Бенкендорф была двойным агентом ОГПУ (Объединённого государственного политического управления при Совете народных комиссаров СССР) и английской разведки.

Во время 15-дневного пребывания Уэллса в России в 1920-м году она во многом была ответственна за то, что и как слышал английский писатель.

Горький, Герберт Уэллс и Мария Будберг в горьковской квартире на Кронверкском проспекте. Петроград. 1920.
Горький, Герберт Уэллс и Мария Игнатьевна. Петроград. 1920. Фото: Public Domain

Скандал в Доме искусств

30 сентября в Доме искусств был дан обед в честь визита именитого гостя.

На встречу были приглашены почти все представители литературного Петрограда. Присутствовал на мероприятии и Александр Амфетиатров, редактор газеты Совета союза казачьих войск «Вольность», автор критических статьей, направленных против большевиков. Он вспоминал, что публика была настроена чрезвычайно смирно и добродушно.

«В кои-то веки она сидела, как в былые годы, за хорошо сервированным столом и ела настоящий обед, с мясным супом, жарким, сладким, с конспектами к чаю. Петрокоммуна расшиблась для знатного иностранца: одного мяса прислала 9 пудов, так что затем потребители столовой Дома искусств чуть ли не целую неделю имели основание благословлять приезд Уэллса!» - писал он.

Амфетиатровбыл убежден, что Уэллс попал в «очарованный круг ближайших друзей, сотрудников и сочувственников господствующей правительственной партии».
Амфетиатров был убежден, что Уэллс попал в «очарованный круг ближайших друзей, сотрудников и сочувственников господствующей правительственной партии». Фото: Public Domain

Публицист был убежден, что Уэллс попал в «очарованный круг ближайших друзей, сотрудников и сочувственников господствующей правительственной партии», и поэтому намеревался передать на встрече ему письмо, в котором было изложено, как непросто живется петроградской интеллигенции.

Но большинство было настроено иначе. Позже он вспоминал, что «сытое общество вело себя благонравнее даже деточек, которыми умилял всех красноречивый Корней Чуковский».

« Горький утопил Уэллса, как муху в варенье, в комплиментах и хвалах за то, что он, этакий великий, приехал собственными глазами видеть, как живем мы после революции. Затем продолжали потопление мухи в варенье С.Ф. Ольденбург, К.И. Чуковский (конечно, опять о деточках и добром дяде Уэллсе) и др. Становилось приторно, тошно, скучно, словно на старинных казенных «юбилеях 25-летней безупречной деятельности», - писал он.

В какой-то момент Амфетиатров не выдержал и, взяв слово, зачитал перед собравшимися полное критики письмо, которое приготовил Уэллсу. После переведенный вариант рукописи он передал секретарю Академии наук Сергею Ольденбургу и Марии Бенкендорф.

«Полагаю, что отправленные такими путями рукописи не могли не дойти по назначению», - вспоминал он позже.

Стоит отметить, что вскоре Александру Амфетиатрову пришлось покинуть страну. 23 августа 1921 года из Петрограда он бежал на лодке с семьёй в Финляндию.

Известно, что на Герберта Уэллса его выступление произвело неприятное впечатление. В книге «Россия во мгле» он писал, что эта речь ему показалась «совершенно излишней».

«Когда я встретился с группой петроградских литераторов, известный писатель г.Амфитеатров обратился ко мне с длинной желчной речью. Он разделял общепринятое заблуждение, что я слеп и туп и что мне втирают очки. Амфитеатров предложил всем присутствующим снять свои благообразные пиджаки, чтобы я воочию увидел под ними жалкие лохмотья. Это была тягостная речь и – что касается меня – совершенно излишняя, и я упоминаю о ней здесь для того, чтобы подчеркнуть, до чего дошла всеобщая нищета», - признался английский писатель.

Герберт Уэллс доверял Максиму Горькому, которого считал своим другом.
Герберт Уэллс доверял Максиму Горькому, которого считал своим другом. Фото: Public Domain

«Россия и Англия могут любить и понимать друг друга»

Во время своего визита в Петрограде Уэллс побывал в нескольких учебных заведениях, посетил Академию наук, принял участие в обсуждении проспекта издательства «Всемирная литература», выступил на пленуме Петроградского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. 

Текст его речи был опубликован в «Петроградской правде». Выступая, писатель говорил о всемирном государстве социальной справедливости и возможности дружеского общения между Россией и Англией:

«Мы, на Западе, всеми силами стараемся добиться мира с Россией, - мира, при котором вы получите возможность продолжать в более легких условиях гигантскую работу создания нового политического и социального строя, среди полного разорения страны, доведенной до этого состояния милитаризмом и военной авантюрой царизма. Вы стоите перед созидательной работой, изумительной своим бесстрашием и силой. 

Россия и Англия, несмотря на все взаимные прегрешения, могут любить и понимать друг друга и вместе работать для человечества и для того нового мира, который рождается среди мрака и бедствий».

После Петрограда писатель отправился в Москву, где состоялась его встреча с самим Владимиром Лениным. «Кремлевский мечтатель» - так позже назвал Уэллс главу в своей книге, в которой подробно описал встречу с лидером мирового пролетариата.

Владимир Ленин встретился в Кремле с писателем Гербертом Уэллсом
Владимир Ленин встретился в Кремле с писателем Гербертом Уэллсом. Фото: РИА Новости/ Хемфриз

Цитаты из книги «Россия во мгле» о жизни в Петрограде

О литературе:

- В этой непостижимой России, воюющей, холодной, голодной, испытывающей бесконечные лишения, осуществляется литературное начинание, немыслимое сейчас в богатой Англии и богатой Америке. Духовная пища английских и американских масс становится все более скудной и низкопробной, и это нисколько не трогает тех, от кого это зависит. Большевистское правительство, во всяком случае, стоит на большей высоте. В умирающей с голоду России сотни людей работают над переводами; книги, переведенные ими, печатаются и смогут дать новой России такое знакомство с мировой литературой, какое недоступно ни одному Другому народу. 

Герберт Уэллс вновь посетил СССР в 1934 году.
Герберт Уэллс вновь посетил СССР в 1934 году. Во время своего третьего визита в страну Советов он встречался с Иосифом Сталиным. Фото: Public Domain

О магазинах:

- Магазины в Петрограде имеют самый жалкий и запущенный вид. Краска облупилась, витрины треснули, одни совсем заколочены досками, в других сохранились еще засиженные мухами остатки товара; некоторые заклеены декретами; стекла витрин по- тускнели, все покрыто двухлетним слоем пыли. Это мертвые магазины. Они никогда не откроются вновь

Об общественном транспорте:

- Трамваи все еще ходят до шести часов вечера; они всегда битком набиты. Это единственный вид транспорта для простых людей, оставшихся в городе, унаследованный от капитализма. Во время нашего пребывания в Петрограде был введен бесплатный проезд. До этого билет стоил два или три рубля – сотая часть стоимости одного яйца.

О дефиците:

- Купить стакан или чашку взамен разбитых удается только у спекулянтов, после кропотливых поисков. Мы ехали из Петрограда в Москву в спальном вагоне-люкс, но там не было ни графинов для воды, ни стаканов, ни тому подобных мелочей. Все это исчезло. Бросается в глаза, что большинство мужчин плохо выбрито, и сначала мы склонны были думать, что это одно из проявлений всеобщей апатии, но поняли, в чем дело, когда один из наших друзей в разговоре с моим сыном случайно упомянул, что пользуется одним и тем же лезвием почти целый год.

Об одежде:

- Вряд ли у кого в Петрограде найдется во что переодеться; старые, дырявые, часто не по ноге сапоги – единственный вид обуви в огромном городе, где не осталось никаких других средств транспорта, кроме нескольких битком набитых трамваев. Порой наталкиваешься на самые удивительные сочетания в одежде. Директор школы, которую мы посетили без предупреждения, был одет с необычайным щегольством: на нем был смокинг, из-под которого выглядывала синяя саржевая жилетка.

Книга «Россия во мгле» состоит из серии статей, написанных Уэллсом для газеты «The Sunday Express».
Книга «Россия во мгле» состоит из серии статей, написанных Уэллсом для газеты «The Sunday Express». Фото: www.globallookpress.com

О крестьянах:

- У крестьян сытый вид, и я сомневаюсь, чтобы им жилось много хуже, чем в 1914 году. Вероятно, им живется даже лучше. У них больше земли, чем раньше, и они избавились от помещиков. Они не примут участия в какой-либо попытке свергнуть советское правительство, так как уверены, что, пока оно у власти, теперешнее положение вещей сохранится. Это не мешает им всячески сопротивляться попыткам Красной Гвардии отобрать у них продовольствие по твердым ценам. Иной раз они нападают на небольшие отряды красногвардейцев и жестоко расправляются с ними. Лондонская печать раздувает подобные случаи и пре- подносит их как крестьянские восстания против большевиков. Но это отнюдь не так. Просто-напросто крестьяне стараются повольготнее устроиться при существующем режиме.

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах