aif.ru counter
Артем КУРТОВ 1445

Выжила одна Нина. В блокаду она потеряла всю семью из 11 человек

Когда началась война, Нине было 15 лет.

Фото с мужем. А более ранние фотокарточки Нина Михайловна сожгла.
Фото с мужем. А более ранние фотокарточки Нина Михайловна сожгла. © / АиФ-Петербург

Нине Михайловне Голубковой 89 лет. Когда началась война, ей было 15 лет. Всю блокаду провела в Ленинграде, голодала, находилась при смерти. Её огромная семья, все коренные ленинградцы, насчитывала 11 человек. Никто из них не пережил первые две военные зимы. 

Невыносимый голод

- Всю жизнь я прожила в Ленинграде, родилась в Московском районе, здесь, наверное, и умру, - говорит Нина Михайловна. 

Когда началась война, всю семью Нины эвакуировали из Московского в Петроградский район. А в их доме поселили военных, которые периодически возвращались с передовой из Пушкина. Семья юной Нины - это её мама, три сестры, из которых Нина - младшая, родной брат, с первых дней войны ушедший добровольцем на фронт, и пять малышей, детей старших сестёр.

Голод начался очень быстро, уже в ноябре 1941-го были съедены все запасы. 

- Сначала мы с мамой варили студень из кожаных ремней, кисель из клея, использовали любую возможность поесть, - вспоминает Нина Михайловна. - Знаю, что соседи ловили кошек, варили из них суп, но очень скоро домашние животные исчезли с улиц Ленинграда. Слышала и о том, что в городе, особенно в первую, самую лютую, зиму были случаи людоедства. Об этом перешёптывались, говорили, что таких людей ловили военные патрули и расстреливали.

Первыми начали умирать маленькие детки. Сёстры Нины закутывали трупики и уносили на кладбище. Потом не стало и сестёр. Дольше всех держались сама Нина и её мама. 

- Однажды мама пошла за хлебным пайком, который выдавали по карточкам, - Нина Михайловна не может сдержать слёз, когда вспоминает этот страшный эпизод. - На Лебяжьем мосту на неё напали обезумевшие от голода прохожие, отобрали хлебные корки. Мама долго лежала, не могла встать на ноги от слабости. А мороз - 40 градусов! Нашлись добрые люди, подняли её и привели домой. Но так и не смогла мамочка после этого встать на ноги, слишком замёрзла, а в квартире температура была чуть выше уличной...

Вопреки законам жизни

Мама умерла. 15-летняя Нина закутала любимую мамочку в одеяло, перевязала верёвкой и потащила волоком на Волковское кладбище.

- Одна мысль была: все умерли, а я не знаю, где похоронены мои родные. Уж могилку мамы я должна знать. 

И Нина тащила скорбный груз через весь Ленинград, невзирая на голод и холод. По обочинам улиц были свалены трупы, у большинства ленинградцев не было сил довезти своих родных до кладбища. Их собрали и похоронили лишь весной.

- Мама похоронена в 6-й траншее на Волковском кладбище, я сумела её дотащить. Когда хоронили, солдаты, рывшие котлованы, насильно выгнали меня с кладбища. 

Я была настолько обессиленная и замёрзшая, они боялись, что и я там же умру. Да, наверное, и умерла бы спустя пару дней, если бы не провидение. Не знаю, что за жажда жизни во мне горела, но будто свыше меня кто-то подтолкнул, и я побрела в ближайшую войсковую часть. Упала командиру в ноги, умоляла, чтобы меня взял на работу. А я несовершеннолетняя, не положено меня трудоустраивать. Но видя живого скелета, которому жить осталось всего ничего, командир сжалился и пристроил меня на подработку.

Вопреки всем законам жизни Нина Михайловна выжила. Хотя должна была несколько раз умереть. Зимой 1942 года мучилась от цинги, все ноги были в коростах, не гнулись и кровоточили, несколько раз попадала под бомбёжку, тогда осколками убивало людей, находящихся рядом с ней. 

- Левитан по ночам зловеще так объявлял: «Внимание, внимание! Воздушная тревога!» У кого были силы, уползали в бомбоубежище. А я решила: не буду прятаться. Если уж суждено погибнуть, то Бог с ним! 
Последним в семье Нины Михайловны из жизни ушёл старший брат. Похоронка с чёрным известием о том, что он погиб смертью храбрых под Сталинградом, пришла в начале 1943 года. 

- А я так мечтала, что хоть брат выживет, вернётся с войны, и мы с ним попытаемся начать новую жизнь, найдём могилы родных. 

Война закончилась, и осталась от большой и дружной ленинградской семьи одна Нина. Неизвестно, как сложилась бы жизнь девчонки-блокадницы, не встреть она героя войны, матроса первого в СССР ледокола «Микоян» Алексея Голубкова. Он что-то разглядел в исхудавшей, измождённой девушке и предложил пожениться. 

- Я в 19 выглядела хуже, чем сегодня в 89, - считает Нина Михайловна. - Кожа да кости, одни глазищи горели.

Смотрите также:




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Когда в Петербурге включат отопление?
  2. Правда, что в Петербурге установлен температурный рекорд последних 136 лет?
  3. Как оформить визу в Финляндию после 1 сентября 2019 года?
Сколько денег вы потратили на обновление осеннего гардероба?