aif.ru counter
4133

Блокадные преступления. В Ленинграде случались мародёрства и убийства

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 44. Аргументы и факты - Петербург 28/10/2014
Борис Кудояров / Commons.wikimedia.org

Владимир Иванович Теребилов 10 лет, с 1939-го по 1949 годы, работал в прокуратуре Ленинграда и области, а затем в Генеральной прокуратуре. Позже был министром юстиции и председателем Верховного суда СССР. Уникальны воспоминания нашего героя о блокадных годах, о работе надзорных органов в это страшное для Ленинграда время.

За годы своей жизни я пережил колючую полярную зиму, видел страшные обвалы в горах и на шахтах, тяжёлые последствия воздушных и железнодорожных катастроф, - говорил Теребилов. - Но не было картины тяжелей, чем холодная и голодная зима 1941-1942 года. 

«Старуха-то моя!»

Для нас, прокуроров, в первые дни войны главная оперативная задача - срочно завершить следственные дела и проверку материалов. Все заняты подготовкой огневых точек и траншей, ломаная линия которых проходит как раз по склону холма, на котором расположено здание Парголовской прокуратуры. Началась массовая эвакуация населения. Особенно непреклонно исполнялось распоряжение об эвакуации граждан немецкой и финской национальностей. Значительная их часть - хозяйственно-партийный актив колхозов и учреждений района. Плач, просьбы, жалобы. Многие категорически отказывались уезжать, но дейст-
вовал суровый закон войны.

Тяжелейшая обстановка порождала и необычайные криминальные ситуации. Упомяну дело бывшего главного редактора журнала «Сельская жизнь России», патронируемого ещё цесаревичем Алексеем. Кажется, фамилия его была Штейнберг. Он обратил на себя внимание тем, что, подражая собаке, вечерами лаял! Да, лаял на крыльце своего дома. Как оказалось, собаку он съел, но, имитируя собачий лай, видимо, хотел скрыть этот факт. При обыске в чугунке вместе с жижей были обнаружены и куски человеческого тела. Это то, что осталось от его исчезнувшей за несколько дней до этого служанки. Допросить несчастного не пришлось, он умер в нашем присутствии. Можно только представить ужас последних часов его жизни. Позже родственнице умершего, её фамилия Грушко, мы передали сохранившиеся у Штейнберга несколько килограммов замороженного картофеля. Через окно я видел, как измождённая женщина, еле передвигаясь, тянула на санках жалкое, но по тем временам ценное наследство. Ведь это, может быть, была её последняя поклажа, а может, последний шанс выжить.

Несомненно, голод и дистрофия часто влекут серьёзные изменения в психике. Например, на допросе старик В., использовавший в пищу части трупа умершей жены, говорил: «А что тут такого, старуха-то моя!»

Не смогли унести

К концу зимы положение со снабжением города несколько улучшилось, его стали завозить по Ладоге. Но случались и факты хищений. Вот один эпизод. Чтобы хоть как-то поддержать научных работников, было разрешено привлекать их для разгрузки продовольствия. Там им иногда что-то перепадало. Трое, как оказалось, инженеров, не удержались, унесли и спрятали в землянку три мешка муки. Здесь их и обнаружили. Но как?! Они уронили ношу, и двое оказались под мешками, а у третьего, такого же, как и они, дистрофика, не хватило сил их освободить. Все трое тихо плакали... Глядя на их измождённые лица, мы, скрывая слёзы, помогли им выбраться.

Было бы неправдой утверждать, что голод - единственная причина всех правонарушений в городе. Нет, не только из-за голода мародёрствовали и даже убивали. Тяжкие преступления расследовались, и виновные шли под суд. Правда, далеко не все доживали. В камерах предварительного заключения была минусовая температура, а это означало смерть от холода и голода.

Не по-людски

Блокада и война долго не давали о себе забыть и в послевоенные годы. Однажды ко мне в прокуратуру пришла фронтовичка, демобилизованная из армии молодая женщина. Просила вернуть квартиру, занятую во время блокады. По закону жилплощадь надо возвращать, но как, если поселившуюся в ней семью блокадников некуда переселить?! Отсрочил выселение, а женщине предложил прийти через месяц. Затем продлил отсрочку ещё на 3 недели, ещё на две... Как назло, вопрос долго не решался. Женщина, видимо, по-своему расценила волокиту, положила мне на стол конверт, а сама выбежала из кабинета. А дальше - суд по делу о попытке дать взятку должностному лицу. На суде присутствовали два её брата, тоже прошедшие всю войну. Её наказали лишением свободы. Формально всё правильно, а по существу - не по-людски, не по совести. Приходится носить этот грех на душе.

Прошло несколько месяцев, и снова похожий эпизод. Пришёл старик, просит отпустить до суда его сына, которого привлекли за небольшую кражу. Я пообещал поговорить со следователем. Старик, уходя, оставил около дверей сверток. Его задержали и привели обратно. В свёртке была небольшая сумма денег, крупа, водка. Что делать? Старик твердит: это в знак «благодарности». Велел старика отпустить, свёрток вернули. На прощание пригрозил ему всеми возможными карами, но сына его мы всё же до суда освободили.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество