aif.ru counter
Елена ДАНИЛЕВИЧ 197

Город… под землёй. Строительство на глубине ведётся с нарушениями и ошибкам

Специалисты давно предупреждают: грунты в нашем городе зыбкие, коварные, и массовое вторжение может привести к непредсказуемым результатам. Как же не допустить ошибок, осваивая подземное пространство?

Каменноостровский театр на 6 метров ушёл под землю!
Каменноостровский театр на 6 метров ушёл под землю! © / Из личного архива

В октябре в районе строительства фондохранилища Эрмитажа опрокинулся кран с вытянутой стрелой. Чудом никто не пострадал. Эксперты подтвердили: виноват просевший грунт. Аналогичный случай недавно произошёл в Кировском районе. Также на днях на Дворцовой площади провалился асфальт. Причина знакомая - сползание почвы. Специалисты давно предупреждают: грунты в нашем городе зыбкие, коварные, и массовое вторжение может привести к непредсказуемым результатам. Как же не допустить ошибок, осваивая подземное пространство? 

Построили и… взорвали

- Конечно, хорошо, если бы Северную столицу построили на скалах, как Хельсинки, или на месте Выборга, где твёрдые почвы, но это был бы уже не наш город, - считает Владимир Улицкий, д. т. н., заведующий кафедрой «Основания и фундаменты» Госуниверситета путей сообщения. - Закладывая Петербург, Пётр стремился, чтобы он встал прочно и был стратегическим оплотом России на Балтийском море. Своею рукой царь написал: «Фундаменты строючи живота и содержания не жалеючи». Что значит: на фундаменте сэкономишь - дом потеряешь. 

В старину это правило соблюдали. Почти два века стоит Исаакий, самый крупный православный собор мира, прошли проверку временем Смольный, Зимний дворец и другие уникальные по расчётам сооружения. К сожалению, сегодня заповедь Петра не выполняется.

АиФ-Петербург: - Почему? Ведь в Петербурге создана одна из ведущих в мире геотехнических школ. 

- Её силы подорваны. Ещё в 90-е годы в городе было несколько сильнейших институтов. Подземстрой, например, подготовил свыше 20 масштабных проектов глубинного строительства, затрагивающих зону Витебского вокзала, «Владимирской», Технологического института, других ключевых магистралей. Под Невским проспектом собирались проложить подземный тоннель. Причём эти планы не должны были мешать комплексному развитию города. Итог - трест расформировали. Закрыли и Фундаментпроект, основанный ещё в 1944-м. Печальна судьба и мощнейшего НИИземмаш на Московском проспекте. Там проектировали оборудование для разработки грунта и подземного строительства, затем продавали в 26 стран мира. Но здание приглянулось людям с деньгами, и будущее науки было решено. Сейчас технику закупаем за границей.  

Где эксперты?

АиФ-Петербург: - А чем опасны петербургские грунты?

- Под нами 6 видов напластования. Для центра характерны пески, ниже ленточные грунты, глина и песок. Они возникли на месте древних озёр и морей и очень опасны. А вот в районе Пушкина и Купчино чудесная, твёрдая почва. Можно спокойно поднимать хоть небоскрёбы. Правда, у нас богатством не умеют пользоваться. Несколько лет назад построили в Пушкине дом-красавец. Как вдруг он осел почти на метр. Выяснилось: на зиму котлован залили водой, чтобы сохранить от промерзания, в итоге структура грунта разрушилась. Тем не менее здание всё равно построили. Результат печален. Опасную для жизни многоэтажку взорвали, а на её месте возвели новую.

АиФ-Петербург: - Выводы были сделаны или ошибки повторяются?

- Город стоит довольно прочно, но сейчас требования к мегаполисам меняются, они должны быть удобны для людей, улучшать качество жизни. У нас почему-то приоритеты другие. С каждого квадратного метра выжимается максимум рублей, а об интересах жителей думают в последнюю очередь. Инвесторам невыгодно что-то делать под землёй - дорого. В итоге у нас толпы людей скапливаются на переходах вместо того, чтобы спокойно пройти по тоннелю. Припарковаться на наших улицах - тоже проблема. В европейских столицах по-иному: автомобиль оставляешь в паркинге, уходящем на несколько этажей вниз. В Амстердаме под землёй расположился целый город, а там грунты намного хуже.

АиФ-Петербург: - Почему же у нас не получается решить задачу? Ведь в городе активно строят, причём в соответствии с мировыми стандартами. 

- А вы не замечали тенденцию? Начинается всё с помпой, шумом, а затем или не получается, или результат достигают через годы, потратив немерено сил и средств? Так было со второй сценой Мариинки, аэропортом, сейчас происходит со стадионом. Считаю, что за такими уникальными, многомиллиардными объектами должна быть особая система контроля, принятая в мире. Надо привлекать признанных специалистов, учёных. Они являются гарантами успешной работы. Сейчас в Дубае строят небоскрёб высотой 1350 м. За процессом днём и ночью наблюдают 8 экспертов мирового уровня. И будьте уверены - уложатся точно в смету и срок. В Варшаве к чемпионату Европы по футболу аналогичный с нашим стадион появился за год с небольшим. «Зенит-арене» пошёл 9-й год. 

АиФ-Петербург: - Но у нас иная система - конкурс, где выбирают того, кто построит за меньшие деньги.

- Брать самое дешёвое - себе в убыток. Тот, кто обещает хорошо трудиться за копейки, - или авантюрист, или хочет облагодетельствовать заказчика. Поэтому подрядчика нужно выбирать не самого дорогого или дешёвого, а лучшего. А у нас - помните скандал с реконструкцией Американских мостов? Выбрали фирму, а через два года узнали, что до тех пор она умела строить только заборы.

АиФ-Петербург: - Уже к 2018 г. должно появиться 7 новых станций метро и целая сеть паркингов. Предпроектные работы вскоре начнутся на Греческой, Владимирской площадях, в районе Витебского и Балтийского вокзалов. Вас привлекают?

- Нет. Я выступал на слушаниях в ЗакСе, и депутаты, инвесторы в кулуарах откровенно мне говорили: «Зачем нам высокая наука? Надо что-то попроще, чтобы людям дали команду - и они сделали». Но это в корне неправильно. С таким подходом в 1995-м не учли особенности грунтов при прокладке метро, в результате плывун размыл тоннели, и движение на участке остановилось на 9 лет. Также нужно вести постоянный мониторинг, наблюдать за грунтовыми водами. От их непредсказуемого движения трещат уникальные здания. Когда на станции «Невский проспект» сделали переход, я предостерегал: нельзя выкачивать воду, пострадает собор Святой Екатерины. Не послушали. В результате храм осел, стали выпадать кирпичи. Чиновники, бизнес заинтересованы в объёмах, продолжении работ. Учёные - в результате. Поэтому государ-
ственные деньги надо отдавать в руки независимых специалистов. У нас же в большинстве - зависимые… 

Отдать в хорошие руки

Александр Марголис, председатель петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры:

- Мы сплошь и рядом сталкиваемся с инвестором, который, узнав, сколько будет стоить освоение подземного пространства, говорит: «Это меня разорит», - и выбирает дешёвый вариант. Пример - «Стокманн», где пошли трещинами сразу несколько соседних домов. Все хотят побыстрее построить и выйти на прибыль. Так мы относимся и к историческим зданиям, и к новым районам. Начинаешь смотреть документы - согласовано на всех уровнях. Хотя даже беглый взгляд показывает: при таком отношении можем потерять памятник. 

А к памятникам надо применять принцип НЕ навреди. Если тот или иной вариант современного использования не гарантирует их сохранение, от него надо воздержаться. До тех пор, пока не будет средств и возможностей всё сделать качественно. 

К сожалению, пока так поступают немногие. Поэтому нужны ресурсы и хорошие руки.

Дома трещат и разрушаются

Александр Леонтьев, первый заместитель председателя Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры:

- Опыт освоения подземного пространства даётся Петербургу трудно. Пример - реконструкция гостиницы «Невский палас». 

Я видел этот проект ещё в конце 80-х, обещалось, что будут сохранены старинные дворы, а соседние здания не пострадают. В итоге сложилась аварийная ситуация: из-за подземных работ и осадки грунта разрушились три соседних дома - на Невском и Стремянной улице. Фактически их пришлось перестроить заново. Аналогичный случай произошёл при строительстве вокзального комплекса на Лиговском. Печально известный дом Рогова тоже просел при оттаивания почвы. На Лейтенанта Шмидта, 21, инвестор хочет освоить подземные пространства, но уже сейчас в доме трещины. За зданием наблюдают, сделана опорная стена, однако как поведут себя грунты - большой вопрос. Здесь и нужны расчёты учёных, чтобы ясно представлять, что будет при вмешательстве. Инвесторам тоже надо объяснять остроту проблемы, потому что они часто даже не понимают, с чем имеют дело. Бывает, что хотят 10 подземных этажей в середине исторического квартала и добиваются этого от инженеров, экономистов, давят на чиновников. Это не значит, что под землю идти нельзя. Но подходить к освоению этой сложной и рискованной территории надо осторожно. 

Стройка с риском для жизни

- Удачное решение подземного строительства - Каменноостровский театр, - считает Алексей Шашкин, д. г.-м. н., генеральный директор НПО «Геореконструкция». - Это здание уцелело в революцию, выстояло в блокаду, и нашим долгом было сохранить его для потомков. Для того чтобы сделать театр современным, пришлось уйти вниз на 6 м. Сегодня зрители даже не догадываются, что все подземные залы, фойе построены заново, при этом театр полностью сохранил свой исторический облик. (Сейчас, оценив этот метод, петербургскую «Геореконструкцию»  попросили применить его на уникальном деревянном дворце-театре Шереметьевых в Останкино - ред.) Всё грамотно выполнено и на Загородном, 19, Почтамской, 3, где паркинги идут на несколько этажей вниз. Но такие примеры единичны. Сегодня городу предстоит сложная реконструкция исторических кварталов. Без научных исследований решить эти задачи невозможно. Вышел закон, где требуется научное сопровождение изысканий и проектирования объектов повышенной сложности, но он выполняется слабо.  

Пока в центре Петербурга слишком мало серьёзных подземных сооружений. А если они появляются, то чаще всего возводятся с риском, без изучения поведения сложных питерских грунтов. Когда мы говорим о подземном сооружении, где технологии сложнее на два-три порядка,  ошибка грозит не просто осадкой на несколько сантиметров, а обрушением домов. Всё это надо учитывать, иначе цена просчётов окажется чрезвычайно высокой. Наш опыт показывает, что подземное строительство в Петербурге  может быть вполне успешным. Условие успеха - профессионализм, исследования грунтов и собственные расчётные программы,  учитывающие результаты  исследований.

Памятники, спасённые за счет подземных работ. Фото: АиФ-Петербург

 

Жизнь на глубине 30 метров

  • Хельсинки - ещё в 1973-м создан план развития подземного пространства до 2025 г. Реализуется в том числе за счёт частного финансирования. Все, кто вкладывает туда средства, по закону получают доход.
  • Токио - раньше был «забит», сейчас можно двигаться свободно. Всё за счёт инфраструктуры, которую вынесли за город. Японские социологи проанализировали, зачем люди направляются в город и выяснили: только 25% едут на работу, остальные - за покупками. В итоге построили кольцевые и всю торговлю, развлечения переместили за черту столицы. Освоив, в том числе, огромные площади под землёй.
  • Норвегия - в этой стране на глубину уходят в том числе для сохранения экологии. Пример - город Тромсё, «ворота в Арктику». Там ныряешь под землю в аэропорту и выныриваешь уже в центре. Всё для того, чтобы не нагружать лишний раз дефицитную почву и беречь окружающую среду.
  • В Стокгольме, Копенгагене существует геотехническое бюро, которое следит за грунтовыми водами. Если в ходе строительства они опускаются даже на сантиметр, стройка приостанавливается, пока не обеспечат сохранность всей среды.
  • Амстердам - основная торговля находится на отметке 25-30 метров, там же размещено большинство паркингов, хотя грунты в городе хуже, чем наши. Такая же глубина тоннелей в Риме.



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Может ли татуировка помешать устройству на работу?
  2. Где должна храниться медкарта?
  3. Кто сколько сейчас получает в Петербурге?