aif.ru counter
26

Игорь Спасский: «Творец все время недоволен»

— У меня родственник был геологом, исходил всю Сибирь, и мне очень нравились камушки, которые он привозил. Я и решил, что тоже выберу эту профессию. Но жизнь складывается по случайному закону. Отец, кадровый офицер, сказал твердо: «Чтобы из тебя человек получился, надо пройти военную службу». Я много читал морских книг и ответил, что если пойду — то только моряком. И только на надводные корабли. Погибать за Родину — так под солнышком.

В 1941 году поступил в морскую спецшколу в Москве. Потом — «Дзержинка», Черноморский флот. И вдруг на флот приходит приказ: отправить 20 моряков в судостроительную промышленность. Как из 600 человек выпуска попал в эту группу — не знаю. Кто-то случайно ткнул пальцем… В Ленинграде пришел по направлению в СКБ-143 — к главному инженеру П. З. Голосовскому. «А вы, чем занимаетесь?» — спрашиваю. «Проектируем подводные лодки». — «Да я в них ничего не понимаю. Я энергетик, паросиловик». — «Вот такой специалист нам и нужен». Так все и сошлось.

Проектировать… «на дурака»?

— Подводная лодка — мощнейшее оружие. В то же время это «дом» для десятков моряков. Что важнее при конструировании — люди или «железо»?

— Лодка создается для того, чтобы уничтожать противника. А значит, на первом месте боевые характеристики. Но они не должны идти в ущерб безопасности. Поэтому работа конструктора — это гармония, построенная на компромиссах. Чтобы и человеку, и технике было хорошо. Они должны соответствовать друг другу. И если личный состав не обучен, не воспитан, плохо обеспечен материально — от боевой мощи мало что останется. Я, например, смотрю на проект придирчиво, заранее настроен критически. И обязательно нахожу какие-то шероховатости.

— На огромной глубине атомные установки, ракеты и человек — один на один. Хорошо, если офицеры, матросы ориентируются в сложнейшей технике, как рыба в воде. А если нет?

— В 1949 году я служил на крейсере. Знаете, как у нас принимали окончательный зачет? Тушили свет. А помещение — огромное, высота 6–7 метров. И ты должен был все операции выполнить на ощупь.

— Говорят, что у конструкторов есть неписаное правило: надо проектировать «на дурака»…

— В том смысле, чтобы все было предельно просто и понятно. А сейчас техника стала настолько сложной, что отремонтировать ее могут только на специальных станциях. Вдобавок люди привыкли работать на кнопках. Нажал, задал режим — все. И далеко не каждый старается добросовестно изучить, как «идет» этот сигнал по проводам для исполнения команды. Чтобы избежать нештатных ситуаций, экипажи проходят подготовку на специальном оборудовании в учебных центрах. На тренировке и обучении личного состава экономить нельзя.

— Тем не менее и ваши лодки не раз попадали в аварии. Погибли «Курск», «Комсомолец»…

— Сегодня наукой установлено, что причина 80–85% катастроф — человеческий фактор. Когда случается авария, многие сразу начинают говорить: проект плохой… Но если до этого лодки плавали 20 лет без замечаний?

Не закладываются такие ситуации, когда недоработает личный состав. Конечно, когда что-то происходит, чувство вины обостряется. Например, пока так и не удалось добиться полной герметичности перекисно-водородных торпед, которые «дымятся», «текут».

«Курск» — это огромная человеческая трагедия, а его подъем — научный и технический прорыв. За год была выполнена сверхсложная операция по подъему ракетоносца. Подобную никто в мире до нас не проводил. Президенту я дал личные обязательства, что все будет выполнено в срок, но под ложечкой все время посасывало.

Некоторые «бронзовеют»

— Вы не раз говорили, что являетесь сторонником единоличного правления. Даже диктатуры. Но в создание лодки заложен труд десятков тысяч людей…

— Да, роль личности огромна. И есть руководители, которые считают, что они все двигают, решают. Конечно, как дирижер, генератор крупных идей такой человек незаменим. Однако оптимальные решения рождаются коллективно. И здесь очень важна динамика. Потому что через 10 лет сегодняшний вариант потеряет актуальность.

А некоторые этого не учитывают — застывают, «бронзовеют». Это уже не творцы. Творец все время должен быть недоволен. Да, хорошо сделано, но надо лучше! Человек, особенно конструктор, обязан быть очень самокритичен. Иначе будет обычная «серятина».

— Сегодня в ЦКБ «Рубин» пять генеральных конструкторов. И почти все они уже в возрасте. Есть ли кому передать дело?

— Мы взяли 450 молодых специалистов. Подбирали их в трех институтах. Ребята толковые. Беда в другом — небольшая зарплата. Казалось бы, конструктор должен получать больше, чем клерк в банке или администратор на выставке. Но у нас в стране все наоборот. Поэтому текучесть кадров на «Рубине» — 10%.

Вот перспективный инженер: женился, ребенок родился — уходит. И, как правило, теряет профессию. «Куда идешь?» — спрашиваю. «Да я бы никогда не уволился, но надо кормить семью». Локти кусаешь, и все.

Стоять на трех ногах

— С конструкторами все понятно, а со строителями? Кто сегодня делает знаменитые «Акулы» и «Тайфуны»?

— Было 5 заводов, сейчас нормально функционируют 2–3. Судостроители еще держатся, а вот поставщики… Возьмешь арматуру — Боже мой!

Своя политика и у монополистов. Пример — «Электросила». Частное предприятие, только одно по существу делает электромашины. Фигурально говоря, мы бегаем туда с протянутой рукой: «Ребята, работайте». Пока терпят. Но это не дело.

— Игорь Дмитриевич, а как атомные ракетоносцы сочетаются с ресторанами, бизнес-центрами? Ведь «Рубину» принадлежит немало таких заведений.

— Они появились в 90-е годы, когда не стало заказов. Мы 15 лет не строили лодок! Как удержать народ, чем платить зарплату?

Тогда я вспомнил мудрость, которой как-то поделились западные коллеги. Чтобы держаться на плаву, любой фирме надо стоять как минимум на трех ногах: одна ломается — на двух стоишь, а выбывшую подправляешь. Открыли в Москве и Питере рестораны, организовали «чайный дом», сейчас это уже сеть. Такая же ситуация с бизнес-центром. Ведь это же была целая проблема. Приезжают зарубежные специалисты — гостиниц нет, кормить негде. Плюнули и решили построить все сами.

Год назад открыли первый в стране океанариум, а в октябре-ноябре привезем туда тюленей, нерп. Пускай люди смотрят, любуются живой природой.

— Вы 57 лет занимаетесь подлодками. Наверное, уже все освоено.

— Что вы! Я творил все время и сейчас продолжаю. Врачи советуют отдохнуть «по возрасту», ну а я в ответ «нарисовал» 12 вариантов техники нового вида. Так что это процесс постоянный.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах