aif.ru counter
72

Двойная жизнь. Она вынуждена скрываться от людей

Тогда, в 88-м, Людмила пошла вставать на учет по второй беременности. Сыну было уже несколько лет, и она мечтала о дочке. Что еще надо женщине для счастья? Муж, двое малышей… Когда пришли результаты анализов, к ней в коридор выбежала медсестра и закричала: «В центр-СПИД! Быстрее! Если нам оттуда не позвонят и не скажут, что вы пришли, — найдем и приведем силой».

Подопытные кролики

— Когда врачи сказали, что у меня ВИЧ, страх парализовал все тело, — вспоминает Людмила. — Кто мог подумать, что я — порядочная женщина, мать, — столкнусь с такой проблемой. В голове крутилось одно: «Все, конец!»

О своем диагнозе Людмила рассказала только одному человеку — своему мужу. Он был моряком, подолгу бывал за границей. Первые подозрения в том, кто мог заразить женщину, конечно, пали на него. Но на просьбу сдать анализы мужчина отмахнулся: «Мне это не надо». Вскоре муж погиб, а Людмила так и не узнала правды. Зато девочка родилась здоровенькой — значит, Господь не отвернулся. Но началась другая жизнь. Двойная.

— От нас и сегодня бегут как от чумы. Представьте, что было в то время!

Я даже от родных держала в тайне свой диагноз. Для родителей, детей была обычной любящей мамочкой и дочкой. А друзья «отпали» сами собой, ведь я по 9 месяцев в году лежала в больницах. Мы в то время были как подопытные кролики… Нас изучали, на нас тренировались… Никто из близких не догадывался, от чего лечусь. И сейчас, спустя 20 лет, они ни о чем не знают.

На вопрос: «Неужели вы думаете, что дети от вас отказались бы?» — Людмила пожимает плечами:

— Столько лет беречь их от удара и теперь подставлять под него — смысла уже нет. Это только моя боль. Молодежь как-то спокойнее относится к ВИЧ, многие и не скрывают, что инфицированы. Мне 50, и я боюсь. В конце 80-х в нашей группе инфицированных появился один мужчина, Николай. О своей болезни он узнал в Калининграде. Сразу же в больницу за ним приехала милиция, надели наручники и посадили. Он никогда ни от кого не скрывал своей болезни — и от него отказались все родственники, квартиру подожгли… С Колей мы до сих пор дружим, работаем вместе. Но жить так открыто, как он, я не могу.

Шарахаются даже врачи

Кажется, что за столько лет можно привыкнуть ко всему. И к этому диагнозу тоже. Но так могут думать только здоровые люди.

— ВИЧ — это образ жизни, — говорит Людмила. — Когда знаешь, что в любой момент может оборваться твоя жизнь, забыться невозможно. Я видела, как умирают наши… Это очень тяжело. Вмиг обостряются все болезни и просто съедают человека. Пока больших проблем со здоровьем у меня нет, но я знаю, что такой конец неизбежен.

Сейчас Людмила работает в благотворительной организации — помогает таким же, как она сама.

— Самое страшное — видеть, как умирают дети, — продолжает женщина. — Был у нас в хосписе девятилетний Гриша. Его заразили ВИЧ в больнице — в Элисте. Он так рассуждал о жизни, что мне казалось, ему лет сорок. Когда Гришеньке при мне ставили капельницу, то на постель попала кровь. И он закричал, чтобы медсестра скорее отошла. Все время боялся, что кого-нибудь заразит. Гришенька до конца сдерживал свои эмоции, чтобы окружающие не переживали. Ну как к этому привыкнешь…

А вот с тем, что мы, здоровые, от таких, как Людмила, шарахаемся, она, похоже, свыклась:

— Уже сто раз объясняли, что «в быту» мы не опасны, но общество не спешит быть толерантным. Иногда доходит до смешного. Вот прихожу недавно к участковому врачу — предупреждаю, что у меня такой диагноз. Она при мне надевает несколько пар перчаток и другой халат — я его называю «противочумным». Если «скорую» вызовешь и скажешь, что тебе нужно в «специфическую» больницу — в ответ, скорее всего, услышишь: «Как хотите, так и добирайтесь. Мы что, после вас машину будем обрабатывать?» Но я людей не осуждаю. Сама была бы такой же. Срабатывает инстинкт самосохранения. Другое дело, что не за горами то время, когда 50% нашего населения будет ВИЧ-инфицировано, и тогда вы вынуждены будете относиться к нам по-другому.

* * *

Каждый день Людмила возвращается с работы домой, готовит семье обед, смотрит телевизор — все как у всех. Чтобы никто не догадался. Болезнь ее подкосила, но и научила главному — безумно любить жизнь. «Когда завтра с тобой может что-то случиться, сегодня хочется подарить всю нежность и тепло близким. Насладиться каждой минутой», — говорит Людмила. А недавно в ее доме появился еще один объект для любви — Сергей. Он здоровый человек, о диагнозе Людмилы узнал сразу. Но это его не остановило. Нам Сергей сказал: «Меня эта болезнь не пугает. Я люблю человека, а не его диагноз. А Люда как никто заслуживает любви…».

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах