aif.ru counter
31

Тамара Москвина: «Высокий спорт — это мини-Газпром»

 — Как же угадать, что из этого «гадкого утенка» получится «прекрасный лебедь», а из другого, сколько ни учи, ничего не выйдет?

— Разглядеть никто не может.

А вот оценить состояние спортсменов, правильно рассчитать весь путь до пьедестала — дело тренера. Мы — как любая коммерческая компания: если хочешь добиться успеха на рынке, надо тщательно продумывать каждый шаг.

— Вы для своих подопечных — не просто тренер, но и агент: «пробиваете» контракты, договариваетесь о выступлениях…

— Скажу больше. Я у них и  психолог, и преподаватель. Учу, как завоевать симпатии болельщиков, судей, ладить с руководством, общаться с коллегами. Обучаю также финансовой и налоговой дисциплине, дипломатии. Всему! Мне не жалко!

Ну а если серьезно, у спортсменов после тридцати наступает тупик профессиональной деятельности. К тому же их заработки предельно скромны. Хорошо, что сейчас моих учеников поддерживает банк «Московский капитал». А дальше? Поэтому мне хочется, чтобы они, выпрыгнув из-под моего крылышка, знали, куда ткнуться.

Сегодня все ребята, с которыми мы достигли вершин, в жизни устроены. И они все сделали сами.

— Теперь понятно, почему ваши ученики так активно идут во власть. Вы вооружили их знаниями на все случаи жизни.

— А почему так скептически? Спортсмены за свою короткую жизнь прошли путь от нуля до самой вершины. Научились работать до изнеможения, жертвовать личными интересами ради коллектива, поддерживать дисциплину. Спросите меня: могу ли я быть руководителем другого подразделения, не относящегося к спорту? Скажу: да. Я, например, сначала не знала тонкостей составления контрактов, юридических нюансов. Но когда мне пришлось этим заниматься — научилась. И так во всем.

«Ледниковый период» затянулся

— Сейчас фигурное катание на телевидении постепенно превращается в  шоу. Почему «танцев на льду» много, а медалей по-прежнему мало? Тот же 2007-й называют годом провалов для отечественной школы.

— Это два разных явления. Танцы на льду — только развлечение. Люди пришли с работы, им хочется посмотреть что-то красивое, яркое. А спорт высоких достижений — это мини-Газпром. У нас точно такое же «производство»: ставятся задачи, платятся налоги, учитываются средства. Тренер, хореограф и спортсмены — это маленькая компания, которая стремится стать лучшей в мире и работает на престиж своей страны. За максимально короткий срок мы должны подготовить лидеров.

— Помню такую картину: чемпионат мира, и весь пьедестал — наш. Прямо ком в горле от восторга. Есть надежда на повторение «кадра»?

— Первый раз олимпийских чемпионов я подготовила за восемь лет. Следующих — уже за четыре. А сейчас, например, пара Кавагути — Смирнов катаются всего полтора года. За это время невозможно «сделать» чемпионов мира или призеров. Извините. Кроме того, эти места просто заняты другими мастерами, которые участвовали в нескольких олимпиадах, завоевали имя. Что же они, на блюдечке с голубой каемочкой нам все отдадут? Ой, русские пары, вы всегда стояли на первом месте, давайте мы подвинемся… Сейчас наверху китайцы, и они не хотят сдавать позиций.

— А раньше мы там «сидели»?

— Да, мы, и также никого не пускали. Но с развалом СССР все изменилось. Кому какое дело до тодесов и четверных прыжков, когда рушится государство? Сегодня положение меняется. Посмотрите, сколько построили катков. Не только в Москве и в Питере — по всей стране. И в этом плане телевидение с его возможностями влиять на чувства людей на многое способно. После «Танцев на льду» дети просто ринулись в фигурное катание! Другое дело, что сюда впутывается коммерция и нужен разумный баланс.

— В тот сложный период многие знаменитые тренеры уехали в Америку — вы, Тарасова, Роднина…

— Иного выхода мы не видели. Разруха, финансовые дыры… А ведь почти у всех тренеров были спортсмены, которым предстояло выступать на Олимпийских играх. Ягудин у Тарасовой, у меня — Бережная и Сихарулидзе. За счет Запада мы пытались подготовить наших ребят. Для американцев, например, было престижно, что группа Москвиной работает на их катке. За это российские фигуристы тренировались бесплатно. Можно сказать, в тех условиях мы обошлись малой кровью.

«Я вас прощаю»

— Ягудин недавно выпустил книгу, где откровенно рассказывает о закулисной стороне соперничества. Он также пишет, что чем больше вставляют палок в колеса, тем сильнее хочется доказать, что ты лучший. Честолюбие — сильнейший стимул к победе?

— Когда я работаю, не думаю, что мне надо кого-то победить. Был великий Станислав Жук — почти икона. Москвин, Чайковская, Кудрявцев, Тарасова. Их побеждать? Никогда. Я думала, как бы мне поучиться у Жука.

И часто приходила на его тренировки, записывала, смотрела. Хотела, чтобы и моя работа была интересной для людей.

— Однако достаточно вспомнить олимпиаду в Турине, скандал, когда ваших учеников заставили повторно выйти на награждение, и становится понятно: медаль — заветная мечта.

— Действительно, некоторые откровенно рвутся к наградам, переживают, если не получили.

Я себя научила: никому не завидовать, не реагировать на выпады, а если конкурировать, то только доброжелательно. Не относиться со злостью к людям, которые явно делают гадости. В таких случаях говорю в душе: «Я вас прощаю». Вы меня этим не выведете из равновесия. Наоборот. Прохожу мимо человека, который всеми фибрами душа желает мне провала, и улыбаюсь: «Здравствуйте. Как дела, здоровье?» Выбиваю почву у него из-под ног. И учу этому своих ребят. Пусть мои воспитанники займут 151-е место, но с хорошим настроением и чистой совестью. Работа меня делает счастливой.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах