44

Дмитрий Артамонов: «Гринпис беднее террористов»

— Дмитрий Андреевич, европейцы, дабы защитить природу и животных, постоянно устраивают эпатажные акции. То голыми на улицу выйдут, то актрису в шубе краской окатят. У нас как-то все тихо-мирно…

— Семьдесят лет нас учили: природа — это стихия, которую надо покорить. Что мы до сих пор и делаем. Кроме того, общество в нашей стране не может повлиять на решения бизнеса и власти. Вот захотелось им построить олимпийские объекты именно в природном парке — красивое место. И ничего, что там территория всемирного наследия ЮНЕСКО. В Европе и Америке огромное количество общественных организаций, простые люди способны диктовать свои условия власти. Чиновники там служат обществу. Ждать, что наших политиков, олигархов осенит и они поймут, что они делают со страной, — бесполезно. Нужен толчок снизу. То есть от нас с вами. К слову, Гринпис никогда шубы краской не обливал. Это делают зоозащитные организации.

— Перейдем к конкретным проблемам. Качество водопроводной воды в Петербурге оставляет желать лучшего. Мне как-то парикмахер сказал, что из-за этого все питерские блондинки — «ржавого цвета»… Что скажет Гринпис?

— Надо знать, что вода в наши краны поступает из Невы. Здесь несколько важных вопросов: качество воды, забираемой из реки, ее очистки и  состояние труб, по которым она идет в домах. С трубами ситуация тяжелая, десятилетиями они не ремонтируются, из кранов бежит ржавая жидкость. Но это тоже не так опасно. А вот огромное количество предприятий сбрасывает в Неву промышленные стоки без всякой фильтрации. И в основном все это делается выше по течению от главного водозабора, напротив Смольного. Конечно, город тратит огромные деньги на очистку воды. Но нужно не чистить, а просто не гадить в Неву. И мне непонятно, почему я из своей зарплаты должен платить за то, что какие-то бизнесмены не соблюдают закон, по которому сброс неочищенных промышленных отходов в водоемы запрещен? И даже очень дорогие системы очистки все равно не смогут обеспечить нам качественную воду, пока предприятия будут сбрасывать в реку все подряд.

— Периодически в наших водоемах появляются нефтяные пятна. Гибнут сотни животных… Хотя бы раз за это кто-то ответил?

— Я не слышал. Недавно мы 4 месяца добивались проверки одного из стоков — через него в Охту сливался мазут. Но на весь Петербург приходится один инспектор, который от государства следит за качеством воды. И у него нет ни денег, ни техники на исследования. В итоге пробы из Охты брали сами представители Водоконала, который и является нарушителем. Несмотря на это, превышение нормативов было найдено. Водоканал оштрафовали на 40 тысяч рублей. По нашим оценкам, ущерб составил около 3 миллионов. Нужен контроль за соблюдением экологических требований со стороны государства. Увы, за последние 8 лет в стране экологические требования были крайне ослаблены. В результате сейчас по уровню экологического контроля мы находимся на уровне Гондураса и Зимбабве.

— Целлофановые пакеты, пластиковые бутылки и прочие блага цивилизации бьют по экологии. Но ведь наверняка и сотрудники Гринписа с удовольствием всем этим пользуются…

— Никто не призывает отказываться от благ цивилизации. Есть одно несложное правило, которое дети во многих странах мира проходят в школе. «Уменьшай потребление. Используй вторично. Перерабатывай». Хотите вы купить сыр, так купите тот, который завернут в одну упаковку, а не в три. Не смогли удержаться — купили в супермаркете пакет для продуктов, в следующий раз возьмите его с собой. Что касается переработки, то у нас из пластика и упаковки делают замечательные куртки, черепицу и многое другое.

 — А вы сами продукты из магазина в чем носите?

— В обычной холщовой сумке. Могу вам ее показать (достает сумку). И экономлю тем самым немало денег. У нас почему-то люди не понимают, что за упаковку они платят довольно приличные суммы.

Мы не продажные

— Россия давно стала хранилищем для ядерных отходов со всего мира. Их развозят по нескольким городам России, и «ядерные» вагоны проходят в том числе и через Санкт-Петербург. Чиновники утверждают, что никакой опасности они не представляют. На испытаниях из противотанковых пушек стреляли по контейнерам -не пробиваются…

— Через Петербург в Сибирь везут отвальный гексафторид урана. Европейцы с удовольствием от него избавляются и «сплавляют» нам. Я лично лазил по этим ржавым «ядерным» вагончикам на станции Капитолово. Они стояли на платформе, где обычные люди ждали электричку. Не знаю насчет пушек, но, по-моему, самое простое устройство смогло бы нарушить герметичность этих проржавевших емкостей. Кроме того, мы обнаружили цистерны с  ядерными отходами, закрытые пробками с пломбами. Любой может подойти и вытащить. Приборы показали, что уровень радиации на платформе — 2000 микрорентген в час, а норма для Петербурга — 15 — 20. Власти тогда тоже сказали, что все нормально. Но все же подразделение Роспотребнадзора на железнодорожном транспорте выявило нарушение правил перевозки ядерных отходов.

— А вы не думаете, что когда ваши сотрудники проникают на оборонные предприятия, где хранится ОЯТ, и показывают, как туда легко попасть, на весь мир (как это было в Красноярском крае), их можно считать пособниками террористов…

— У кого больше денег — у Гринписа или у террористов? При желании они могут узнать все это сами. Ядерные отходы в России кое-где хранятся в открытых доступных местах, что отчетливо видно на снимках из космоса. А в Сибири нам нужно было заставить власти обеспечить нормальную охрану крайне опасного объекта. Мы пытались привлечь их внимание к проблеме разными способами. Ноль эмоций. И вот когда наши сотрудники легко проникли на территорию горно-химического комбината в Железногорске, где хранится ОЯТ, и все это показали на весь мир — вот только тогда охрану усилили.

 — Есть мнение, что Гринпис существует на деньги западных спонсоров и продвигает нужные ему проекты. Поэтому и протестует против развития российской атомной энергетики…

— Мы против атомной энергетики во всем мире. Всегда есть вероятность аварий на этих объектах. По-моему, один Чернобыль перекрыл все доходы от атомной промышленности в России. ОЯТ сохраняет свою опасность десятки и сотни тысяч лет. Что мы оставляем будущим поколениям? Теперь что касается разговоров о нашей продажности. Гринпис никогда не принимает деньги от бизнесменов и политиков.

Мы существуем на пожертвования наших сторонников. Их в мире почти 3 миллиона.

А источников у таких слухов два. Во-первых, Гринпис многим перешел дорогу. Еще в 1985 году в Новой Зеландии сотрудники французских спецслужб взорвали флагман Гринписа, который протестовал против ядерных испытаний. Во-вторых, всегда есть люди, не верящие, что можно заниматься хорошим делом просто так. Ну как же, убирать мусор задаром — нонсенс!

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах