aif.ru counter
26

Коалиция «Градозащита» занялась распространением дезинформации

Если верить тексту доклада, Алексей Комлев виновен в том, что допустил строительство в охранных зонах в историческом центре Санкт-Петербурга современных высотных зданий из стекла и бетона. Как утверждают авторы документа, на проектах ряда скандальных новостроек стоит не только подпись чиновника, но и автографы якобы проектировщиков архитектурных монстров, его ближайших родственниц: жены Надежды Комлевой - собственницы проектной студии «РИМ», и дочери Натальи Тимофеевой, учредившей вместе с сестрой чиновника Еленой Коробковой второе юридическое лицо той же студии.

Кроме того, утверждается в докладе, Коробкова - начальник сектора информации об объектах культурного наследия и режимах зон охраны отдела государственного учета КГИОП, где курирует свой проектный бизнес. А дочь чиновника входит в число учредителей ООО «Научно-реставрационная фирма «РесКон», которое регулярно получают от КГИОП заказы на выполнение реставрационных работ, говорится в докладе.

Как же обстоят дела в действительности? Начнем с того, что сестра Комлева - Елена Коробкова, которая, по мнению «Градозащиты», выдает справки, на основании которых здание признается или не признается историческим памятником, на самом деле не имеет ни малейшей возможности влиять на статус объекта - она просто выдает справки по факту текущего состояния дел. Если сегодня это здание проходит как памятник - она выдаст соответствующую справку и заключение о режимах использования. Если завтра снимут с охраны - Коробкова выдаст справку, что здание памятником не является.

Коррупционную схему на этом построить, мягко говоря, сложно. Особенно если учесть тот факт, что размещением заказов на выполнение реставрационных работ занимается не Комлев - это компетенция другого зампреда КГИОПа Игоря Гришина. Снятием же объектов с охраны при этом занимается Управление учета, в данном конкретном случае - Алексей Разумов. А зона ответственности самого Алексея Комлева - вопросы, связанные с зонами охраны, причем это даже не согласование проекта, а просто заключение на соответствие 827-му закону.

Кстати, Комлева обвиняют и в том, что благодаря ему 827-й закон о защите исторических зданий получился тенденциозным и «неправильным», дающим «зеленый свет» сносу памятников. Но он не был написан Комлевым лично - над ним трудился целый коллектив, он прошел не одно согласование, в частности при участии ВООПиКа... Сейчас, через два года работы, видно, что документ нуждается в корректировках, но учитывая, что это первый в городе закон, направленный на охрану исторических памятников, то сам факт его появления - уже огромный плюс.

Например, скандально известный проект «Адаманта» (наб. р. Мойки, д. 74, лит. Б,) не может пройти согласование - по проекту он нарушает высотный регламент. И Комлев дважды ставил свою подпись на отказе в строительстве из-за несоответствия 827 закону. Правда, «Градозащита» утверждает, что Комлев не препятствовал строительству, а напротив - содействовал ему и приводит в подтверждение своих слов ссылку распоряжение No.3-2319 от 11 марта 2009 года о реконструкции исторического здания по набережной реки Мойки, 74 и сносе внутриквартальной застройки для строительства бизнес-центра, которое, по уверениям общественной организации, подписано Комлевым.

На самом деле снятие с охраны этих выявленных объектов культурного наследия и их снос были санкционированы и подписаны совершенно другими лицами (главной КГИОПа Дементьевой, Кириковым, Разумовым и др.) и распоряжения эти были опубликованы в открытом доступе. А по ссылке, приведенной авторами документа, вместо «компромата» находится совершенно стандартное письмо о согласовании объемно-планировочных решений реставрации и приспособления корпуса А (лицевого) по Мойке, 74. В отличие от корпуса Б он с охраны не снимался, не сносился, не надстраивается, а только реставрируется, чем и занималась архитектурная мастерская «РИМ».

Здание на месте корпуса Б при этом проектировала совсем другая организация - ООО «Студия АДМ, Фрайфельд, Седаков» (генпроектировщик – «Адаманта»). Кстати, студия «Рим» в принципе не могла заниматься проектированием - она не имеет соответствующей лицензии и занимается только реставрационными работами. Также «Градозащита» приписала «Риму» проектные работы по адресу Конногвардейский бульвар, 7, - при этом студия не имела никакого отношения к этому проекту. Работала на объекте фирма «ATLAS», выполнившая оштукатуривание стен и цементно-песчаные стяжки пола.

Еще один «горячий» адрес, приведенный авторами документа - Чайковского, 29, «подросший» после реконструкции на 8 метров. Здесь действительно работала студия «Рим», но при этом проект (широко обсуждавшийся еще в 2009-2010 году) был согласован не только с КГИОПом, но и с Росохранкультурой. Точнее, даже с Росохранкультурой в первую очередь, поскольку здание - федеральный памятник.

Примерно такая же ситуация по остальным адресам, приведенным «Градозащитой» - либо полное несоответствие изложенных фактов действительности, либо искажение их до неузнаваемости. При таком подходе к передаче информации не удивляет, что наиболее компетентный и уважаемый градозащитными организациями города чиновник КГИОП, открыто выступавший, в частности, против снова «Литературного дома», целого ряда «продвигаемых сверху» строительных проектов (таких, как «Охта-центр» или высотка на Синопской набережной) оказался вдруг «главным разрушителем Петербурга».

Отметим, что такие градозащитные организации, как ВООПиК или «Живой город», резко негативно отреагировали на инициативу «Градозащиты» и расценили текст как дезинформацию явно провокационного характера. По мнению ВООПиК, не исключено, что она носит заказной характер.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах