aif.ru counter
2439

Номинант на Шнобелевскую премию Александр Семенов: «Переключился на научно-техническую юмористику»

Сюжет Эти удивительные петербуржцы
Фото: АИФ

Речь идет о танке, который может стрелять продуктами человеческой жизнедеятельности. В описании к патенту подчеркивалось, в частности, что фекальные снаряды смогут подорвать боевой дух противника.

Корреспондент SPB.AIF.RU встретился с Александром Семеновым, чтобы узнать, над чем сейчас работает изобретатель и как он относится к широкому вниманию общественности.

SPB.AIF.RU: - Александр Георгиевич, расскажите, каким образом всему миру стало известно о вашем экстравагантном изобретении?

Александр Семенов: - Я, как и Марк Абрахамс, «отец» Шнобелевской премии, в последние годы неотвратимо переключаюсь на довольно специфическую область деятельности – научно-техническую юмористику. Это как самолет - в «штопор». У меня даже были неприятности из-за нарушения традиций серьезных научных журналов, в которых публикуюсь. Подло внедряю туда статьи, где допускаю и веселые фрагменты. Согласитесь, скучно читать только «интегралы». Это как квалифицированный преподаватель – при чтении лекции старается ее оживлять анекдотами в тему. Чтобы студенты просыпались.

А танк этот многострадальный, нового поколения, я сам отправил на соискание Шнобелевки в Кембридж. Самопредставление не возбраняется. Дал перевести свою работу студентке, которая дополнительно занимается английским языком. Она прочитала текст и спросила: «Ой, Вы серьезно? А я не буду выглядеть дурой?». Я авторитетно ответил: «Нет! Это я буду выглядеть дураком». Вестимо, Иван-дурак исконно был национальным Героем.

Все это я отправил туда в начале лета 2012 года, и Марк мне написал, что материал «потрясающий», и он безусловно будет продвигать проект. Только гарантировать Иг-Нобелевскую премию не может – на нее обычно по 9 тысяч заявок в год. Во всяком случае, опубликует в своем журнале или газете. А потом было отпускное затишье. Перед бурей. В сентябре я скромно напомнил ему о его журнале. Вместо пространного ответа он, как человек дела, опубликовал ни более - ни менее чем в авторитетнейшем издании «The Guardian» тот самый перевод полностью (а это дюжина плотных страниц), на первой полосе с одиозной иллюстрацией на обложке. Вот тут-то сначала Великобритания, а потом и остальной мир «встал на уши». В России особенно примечательна публикация в «Российской газете», - тоже на первой полосе, где обычно публикуют Указы Президента и Постановления Правительства.

 

Фото из личного архива Александра Семенова

 

SPB.AIF.RU: - На Шнобелевскую премию тоже надо подавать заявку?

Александр Семенов: - Конечно. Это же конкурс! И не зря в торжественной церемонии участвуют 5 нобелевских лауреатов! Пускай они там бумажные самолетики пускают, если в детстве не наигрались. Но процедура серьезная и с традициями.

SPB.AIF.RU: - Тем не менее, Шнобелевская премия за танк вам не досталась…

Александр Семенов: - Я подозреваю, это из-за того, что подразумевалась стрельба из танковой пушки фекалиями в сторону нашего потенциального противника, в соответствии с нашей военной оборонительной доктриной… А судьи кто? НАТОвцы!

SPB.AIF.RU: - Вас не смутило несерьезное отношение общественности к вашей разработке?

Александр Семенов: - Я, прежде всего, неожиданным образом решил серьезнейшую задачу жизнеобеспечения танкового экипажа в экстремальной ситуации, когда необходимо не менее трех суток продержаться в теснейшем загерметизированном пространстве бронированной капсулы. В условиях поражающих факторов ядерного, химического, бактериологического и прочего оружия. Танки – это военное дело, вот почему это перешло грань. У нас водитель-таксист и водитель-ассенизатор – серьезные мужики на серьезной мужской работе. Они знают свое «железо» как боец винтовку и имеют примерно одинаковую шоферскую квалификацию. Но всегда хихикали над ассенизатором. А таксисту разве что по голове стукнут и выручку заберут, что все-таки менее обидно.

SPB.AIF.RU: - Расскажите еще о какой-нибудь вашей разработке?

Александр Семенов: - Некоторые СМИ уже писали еще об одном «свежем» изобретении – так называемом «Щите демонстранта».

Разработка также была одиозная и злободневная. Изначально совместная с моим коллегой Александром Дмитриевичем Элизовым, тоже технарем-фанатиком. Почему в уличных демонстрациях ОМОН всегда со щитами, а супротивная сторона - с плакатами да еще и беззащитные в рубашечках и шортиках бегают с картонными плакатиками? Несправедливо! Не гуманно!

Так как я на все смотрю не только как технарь, но одновременно и как юрист и психолог (по образованию), то оформил все так, что на получение патента выставил не столько «щит», а «плакат». На каждом - наборная буква, как конструктор, закрепляется гаечками. В зависимости от обстановки вышедшие на улицы «пассионарии» могут сплоченно встать рядом в «живое слово-лозунг». Юридически это не защита от полицейского «демократизатора», а всего лишь плакат. Конституция гарантирует свободу слова.

Также из этого щита очень удобно делать носилки для раненых и затоптанных в мирной демонстрации или межэтнических стычках. Для этого «легким движением руки» два пара щитов сткуют последовательно с выдвижением ручек. Или устраивать пикеты у Смольного. Воткнул в землю, и стоишь хоть до следующего Нового Года, пьешь кофе из термоса, пока Власть не снизойдет и не удовлетворит твои требования. Или вспомнишь, что дома чайник забыл выключить…

 

Фото из личного архива Александра Семенова

 

SPB.AIF.RU: - Какими разработками вы удивите мировое сообщество в будущем?

Александр Семенов: - Мне сейчас часто звонят и спрашивают о новом. Очередь заняли, кому первее. Разработки есть, заранее готовлю кампании «Шнобель-2 и «Шнобель-3». Сериал, так сказать. Может, и танк еще доползет – не исключено, что его на 213 год сознательно организаторы придержали… Но из стратегических соображений не хочу раньше времени «стравливать газ из баллона», а то не «взорвется». Вообще, я буду действовать по той же схеме, что и с танком. «Фишка» всех этих патентуемых разработок в том, что они многофункциональны, многогранны. Вновь будет ярко выражена как научно-техническая задача, так и «оборотная», юмористическая сторона. По отработанной схеме - через Кембридж.

SPB.AIF.RU: - Сколько денег вы тратите на патент и почему он так важен?

Александр Семенов: - Я стараюсь в любых темах получить сперва патент. Это признание мировой новизны и изобретательского уровня. В России стоимость патента в очередной раз увеличили традиционно почти в два раза. До его получения придется отдать в виде пошлин порядка 10 тысяч рублей за штуку. При этом я сам делаю оформительскую работу на 800 – 1000 «американских рублей». Далее его надо поддерживать. В первые годы платить в среднем по 1 тысячи рублей, а потом по прогрессивной шкале. У меня 200 изобретений, из какой тумбочки брать? Неподдерживаемым патентом невозможно никому «перекрыть кислород».

SPB.AIF.RU: - Такая любовь к изобретательству вам досталась от родителей?

Александр Семенов: - Это, скорее, условный рефлекс по Павлову. На заре моей научной работы заведующий кафедрой авторитетно и как всегда лаконично сказал: «Александр Георгиевич, надо изобретать». А исполнительность у меня «армейская»… Но и не исключаю безусловности рефлексии. У меня мама, Лариса Анатольевна, была старшим инженером планового отдела на Ленинградском оптико-механическом объединении имени Ленина (ЛОМО), имела прямое отношение к созданию уникального 6-метрового азимутального телескопа – БТА Главного конструктора Б.К. Ионисиани. Отец, Георгий Васильевич, работал там же и в проектных организациях инженером-конструктором. Еще у меня есть старший брат Сергей – он всю сознательную жизнь работает в Университете, специалист мирового уровня в области квантовой химии.

SPB.AIF.RU: - Вы говорите о сотнях своих изобретений, над чем еще вам удалось поработать?

Александр Семенов: - 25 лет отдал Большому Космосу. Работал над проектами «Марс-Фобос», «Энергия-Буран», экзотическими марсоходами нового поколения, приборной платформой для орбитальной станции МКС, и другими национальными и международными проектами. Распираемый скромностью, вынужден констатировать, что являюсь первым «космонавтом» нашей кафедры. К сожалению, обе станции «Марс-Фобос» просто ушли в космос. На одной из них управленцы задали запятую вместо точки или что-то в этом роде. Вторую станцию захватили гуманоиды на стратегической летающей тарелке в 300 км от Марса – не пускают, бандиты инопланетные, к Фобосу. И американскую станцию через год захватили там же.

SPB.AIF.RU: - Вы действительно так думаете, или это юмор?

Александр Семенов: - Это действительно так, потому как не может быть иначе: там вам не тут! Последний снимок со второй автоматической станции: сплошь Марс и зловещая, геометрически правильная, чечевицеобразная тень под 30 градусов к вертикали. Даже по учебнику физики для 8-го класса можно сосчитать, что такую тень дает объект диаметром 200 метров. То есть это стратегическая летающая тарелка, -такая, которую в свое время видели, в частности, над США, кажется в районе Оклахомы. Из таких вылетают тактические тарелки, размером с «горбатый запорожец», на два посадочных места для этих хорошо законспирированных зеленых тварей. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (5)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество