aif.ru counter
3739

Без роду и племени. Как в России появились первые Воспитательные дома

Грудное отделение Императорского воспитательного дома. Санкт-Петербург.
Грудное отделение Императорского воспитательного дома. Санкт-Петербург. © / Commons.wikimedia.org

«Во избежание злодейства»

В XVIII веке появления ребенка в бедной семье не всегда было радостным событием. Чтобы избавиться от «лишнего рта» родители даже были готовы идти на преступление. Подобная печальная участь могла ждать и незаконнорожденных детей, чье рождение сказывалось на дальнейшей судьбе матери. Проблема детской смертности, подкидышей и беспризорников была острой, но мало обсуждалась на самых верхах власти. В основном заботой о таких детях занимались частные лица по собственной инициативе. Так, к примеру, в 1706 году Новгородский митрополит Иов за собственный счет построил воспитательный дом для «подкидных младенцев» при Холмово-Успенском монастыре. Позже число приютов, открытых по его инициативе, возросло до десяти. В них принимали детей,  «коих жены и девки рожают беззаконно и стыда ради отметывают в разные места, от чего оные младенцы безгодно помирают». 

Его инициатива, правда, не осталась незамеченной царем. Петр I в 1715 году издал указ, согласно которому  в городах должны были быть открыты госпитали «для зазорных младенцев, которые не от законных жен рождены, дабы вящего греха не делали, сиречь убийства». Первой задачей таких учреждений было сохранение жизни брошенных на произвол судьбы детей. Воспитательная задача была далеко не первостепенной.

Однако государству нужны были верные подданные, способные служить ему верой и правдой. Еще в середине XVIII века потребность в подобных учреждениях оставалась острой. О необходимости создавать «народные богадельни» писал в своем трактате «О сохранении и размножении русского народа» и Михаил Ломоносов в 1761 году.

Идеей «исправления сердец и нравов народа» горел и видный деятель эпохи русского Просвещения Иван Иванович Бецкой. Он верил, что путем воспитания молодежи возможно изменить будущее страны. Именно ему было суждено сыграть одну из главных ролей в создании Воспитательных домов в России.

Портрет И. И. Бецкого работы Александра Рослина (1777)
Портрет И. И. Бецкого работы Александра Рослина (1777). Фото: Commons.wikimedia.org

Благими намерениямя

Иван Иванович Бецкой был внебрачным сыном последнего в русской истории боярина – Ивана Юрьевича Трубецкого, соратника Петра I. Когда Екатерина II пришла к власти, она приблизила Бецкого к себе, оценив его блестящее образование, полученное за границей.

Несмотря на то, что он стал личным секретарем императрицы, Иван Иванович не вмешивался в политические дела и старался обходить стороной дворцовые интриги. Сферой его интересов было воспитание и образование подрастающего поколения. 

Историки ему приписывают составление плана, по которому в 1763 году и был издан манифест об учреждении московского Воспитательного дома. В 1770 году по его образцу было открыто заведение и в Петербурге.

Идеи Бецкого на бумаге выглядели превосходно. Воспитательные дома обеспечивали брошенных детей не только крышей над головой, но и давали возможность получить хорошее образование. Воспитанники могли находиться там до достижения 21 года. За это время они обучались ремеслам, осваивали иностранные языки, рисование, основы театрального искусства. Одаренные юноши могли продолжить обучение в Академии художеств, московском университете или даже на медицинском факультете в Страсбурге.

Воспитательный дом, 1860-е годы.Рисовал Р. П. Липсберг.
Воспитательный дом, 1860-е годы.Рисовал Р. П. Липсберг. Фото: Commons.wikimedia.org

Но на деле все получилось не так идеалистично. Воспитательные дома с момента открытия оказались переполнены. В них взрослые анонимно приносили детей в возрасте до двух лет в любое время суток. Также туда за помощью обращались женщины, находящиеся на последнем сроке беременности.

Справиться с нахлынувшим количеством брошенных младенцев руководству было трудно. Нехватка средств привела к тому, что в заведениях едва удавалось поддерживать санитарно-гигиенические требования. Если в заполненных помещениях заболевал один ребенок, то избежать массовой вспышки инфекции было практически невозможно. Воспитанники домов страдали не только от дизентерии, но и от туберкулеза, оспы и холеры.

Итогом этого становилась высокая смертность в учреждениях. Сохранились данные, что из 25 тысяч детей, поступивших в Дом с 1770 по 1796 год, выжило всего 5 тысяч.

В итоге императрица Екатерина II сочла, что Бецкой не справился с поставленной задачей, и отстранила его от работы.

Вид Миллионной улицы. Гравюра Т. Малтона 1790 года. Слева, напротив Мраморного дворца, видно здание Ломбарда и Воспитательного дома, выстроенное Ю. Фельтеном в 1779 году.
Вид Миллионной улицы. Гравюра Т. Малтона 1790 года. Слева, напротив Мраморного дворца, видно здание Ломбарда и Воспитательного дома, выстроенное Ю. Фельтеном в 1779 году. Фото: Commons.wikimedia.org

Под патронажем императрицы

Одной из причин, почему работа Воспитательных домов в первые годы была неудовлетворительной, историки называют финансовые трудности. Несмотря на то, что учреждения имели широкие налоговые льготы, их финансирование в основном ложилось на плечи общества. Подаяний не хватало, чтобы содержать тысячи детей. 

Ситуация изменилась в 1797 году, когда воспитательные дома перешли под руководство императрицы Марии Федоровны, то есть фактически получили статус официальных учреждений, находящихся под покровительством императорской семьи.

Именно при ней в петербургском воспитательном доме стали готовить специалистов со средним специальным образованием. Кроме того, стали уделять внимание «особенным» детям. Так, к примеру, в 1806 году там открылся класс для глухонемых ребят, который стал первым в России.

Гербом Воспитательного дома стал пеликан, кормящий своих детей – символ, означающий любовь к детям.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах