aif.ru counter

Школа Крупской, Форш и Блок. Чему учили женщин на Бестужевских курсах

20 сентября (3 октября по новому стилю) 1878 года в Санкт-Петербурге в здании Александровской гимназии на Гороховой улице состоялось торжественное открытие первого высшего учебного заведения для женщин в России — Высших женских курсов.

На фото (слева направо) Надежда Крупская, Ольга Форш и Любовь Блок.
На фото (слева направо) Надежда Крупская, Ольга Форш и Любовь Блок. © / Коллаж АиФ

20 сентября 1878 года в Петербурге открыты Высшие Бестужевские курсы — первый женский университет страны. Здесь слушали лекции революционерка Надежда Крупская, писательница Ольга Форш, актриса Любовь Блок.  Бестужевские курсы стали не только рупором женского образования, но и помогли появлению женщины нового типа — решительной, активной, имеющей одинаковые с мужчинами права. 

Страх перед «учёной» женщиной

Невзирая на то, что девятнадцатое столетие славится всевозможными реформами на тему политики, экономики и образования, женщины по-прежнему не допускались к ученической парте, а, обнаруживая явным интерес к науке, вызывали со стороны консервативно настроенного общества недоумение и осуждение. Русский географ и историк Пётр Кропоткин вспоминал, что Александр II не только с недоверием относился к «учёным» женщинам, но даже боялся их. Особенно это было заметно, когда он, встречая девушку в очках и гарибальдийской шапочке, думал, что перед ним стоит настоящая нигилистка, пугался и ожидал, что она вот-вот «выпалит в него из пистолета».

Как бы то ни было, попытки создания специальных курсов были предприняты ещё в 1869 году, когда в Петербурге появились Аларчинские, а в Москве — Лубянские курсы. Годом позже в Петербурге попытались организовать подобие университета, который наравне с мужчинами смогли бы посещать женщины. Лекции получили название Владимирских курсов (по имени Владимирского училища, где они проходили). Для того, чтобы дать верный окрас разрешению, которое дало царское правительство на учреждение такого заведения, нужно отметить, что за деятельностью курсов сразу же установили полицейский надзор.

Александр II не только с недоверием относился к «учёным» женщинам, но даже боялся их.  Фото: Commons.wikimedia.org

Первые попытки женщины получить образование

Свой вклад в развитие женского образования внёс военный министр Дмитрий Милютин, благодаря которому в 1872 году в Петербурге открываются курсы образования учёных акушерок при Медико-хирургической академии. Появление академии стало прямым следствием понимания, что без привлечения женщин жёсткая потребность в медработниках никогда не будет полностью удовлетворена. 

Одновременно с созданием этого учреждения, набирало силу движение за создание высших женских курсов по университетской модели. Здесь своё активное участие проявили учёные Андрей Бекетов, Дмитрий Менделеев, Александр Бутлеров, Константин Бестужев-Рюмин, а также лидеры женского движения Анна Философова, Надежда Стасова, Ольга Мордвинова, Варвара Тарновская.

«Бесстыжевки» и «бестужевки»

«Курсистка», картина Н. А. Ярошенко (1880). На картине изображена А. К. Дитерихс, в пору написания картины — слушательница Бестужевских курсов. Фото: Commons.wikimedia.org 

Подготовив таким образом почву для создания достойного учреждения, 20 сентября 1878 года в Санкт-Петербурге в здании Александровской гимназии на Гороховой улице состоялось торжественное открытие первого высшего учебного заведения для женщин в России — Высших женских курсов. Первым директором курсов стал историк Константин Бестужев-Рюмин, который руководил ими на протяжении четырёх лет. Именно в его честь курсы получили неофициальное название «Бестужевские», а ученицы, посещавшие их, стали «бестужевками». Однако не обошлось и без курьёзов: в народе, девиц,  проявляющих склонность к получению образования «обласкали», назвав «бесстыжевками».

Так как идея женского образования так и не получила одобрения со стороны правительства, курсы стали частным учебным заведением, которое было не в праве рассчитывать на государственные дотации. Впрочем, Министерство народного просвещения выделяло ежегодно по 3 тысячи рублей на нужды курсов, которых, разумеется, не хватало. Основное финансирование происходило за счёт созданного «Общества для доставления средств Высшим женским курсам», деньги для которого выделялись из оплаты обучения.

Музыкальный и художественный критик Владимир Стасов, чья сестра, общественная деятельница Надежда Стасова, являвшаяся одним из инициаторов и создателей курсов, вспоминал те героические годы, когда активисты по рублю собирали деньги, чтобы позволить курсам стать не одной лишь бесплотной мечтой: «мы начинали действовать, имея на текущем счету немногим более 200 рублей, которые большие и малые, дала вся страна. Какое нужно было чудо, какая потребна была храбрость, чтобы с двумястами рублей в кармане затеять и выстроить дом в 200 000 рублей».

Нечего и говорить, что члены общества, преподававшие на курсах, не получали жалованья и работали, как сейчас говорят, «за интерес». Невзирая на столь немилосердные условия, на курсах сложилась своя школа долгожителей, которые работали, несмотря на отсутствие финансирования. Так Варвара Павловна Тарновская 25 лет исполняла обязанности казначея курсов, которому вменялся многообразный перечень обязанностей: бухгалтерский учёт и управление финансами Курсов, начинавшееся от сбора взносов со слушательниц до работы с банковскими закладными и процентными бумагами.

К слову, начиная с 200 рублей первоначального капитала и получая 3 тысячи рублей от правительства, курсы впоследствии доказали свою нужность и «окупаемость»: к концу 1903 года материальный актив курсов составлял миллион рублей, и к тому времени удалось построить три дополнительных корпуса, хорошую библиотеку, лаборатории и астрономическую вышку.

Группа первых деятелей по организации Бестужевских курсов: (слева направо, стоят) О. А. Мордвинова, А. Н. Бекетов, А. П. Философова, П. С. Стасова; (сидят) Н. А. Белозерская, В. П. Терновская, Н. В. Стасова, М. А. Менжинская. Фото: Commons.wikimedia.org

Чему учили на Бестужевских курсах

На Бестужевских курсах было открыто три отделения: историко-филологическое, юридическое и физико-математическое (с химическим курсом). Минимальный срок обучения составлял четыре года, но многие слушательницы увеличивали время пребывания на курсах для того, чтобы освоить дополнительные дисциплины. Бестужевки посещали лекции по богословию, психологии, истории древней и новой философии, истории педагогики, теории эмпирического познания, истории литературы, русского, французского, немецкого и английского языков. Студентки физико-математического отделения слушали лекции по математике, физике, химии, ботанике, зоологии, минералогии, кристаллографии и, физической географии. Также в число необязательных предметов входила латынь и хоровое пение.

Несмотря на то, что обучение было платным (за год вносилась плата в сто рублей), в желающих посещать лекции отбоя не было. Порядок поступления был следующим: девушки, которым сравнялся 21 год, должны были до 1 августа подать заявление, и приложить к нему документы: метрическое свидетельство, аттестат о полном среднем образовании и свидетельство о политической благонадёжности. Последний документ был актуален для слушательниц, которые поступали не в год окончания школы. В случаях, когда заявления не переставали поступать, а вакантных мест не хватало, устраивали конкурс аттестатов. К слову, чтобы поступить на обучение, вступительные экзамены не сдавали.

Химическая лаборатория Бестужевских курсов. Фото: Commons.wikimedia.org

Вместе с тем, положение слушательниц зачастую оказывало не самым сладким. Невзирая на пожертвования, поступавшие от меценатов, и, несмотря на то, что к 1885 году курсы обзавелись новым зданием, переехав на десятую линию Васильевского острова, курсистки из небогатых семей жили трудно. Мария Константиновна Цебрикова, русская писательница, литературный критик, и борец за равноправие женщин, посещавшая лекции, вспоминала: «Эти сырые и холодные углы, где набиваются по три, по четыре слушательницы, нередко одна постель на троих, которой пользуются по очереди; этот в трескучий мороз плед поверх пальто, подбитого ветерком; эти обеды грошовых кухмистерских, а зачастую колбаса с чёрствым хлебом и чаем; эти бессонные ночи над оплачиваемой грошами перепиской вместо отдыха…».

Полицейская слежка за курсистками

Также негативный осадок оставляла политика Александр II, проявившая себя в год учреждения Курсов. Император требовал от шефа жандармов Александра Дрентельна собирать сведения о политических настроениях среди женщин. Полицейский оправдал ожидания царя и представил отчёт, из которого следовало, что слушательницы не довольствуются одними лишь знаниями, а «стремятся подражать прискорбным уклонениям от правильного пути, которыми в последнее время отличается учащаяся молодёжь».

Царь отреагировал моментально: бестужевские курсы не давали своим выпускницам никаких, даже самых призрачных, надежд и прав на преподавание. Так, петербургский обер-полицмейстер Пётр Грессер ставил специальную печать на все аттестаты, в которых было написано, что их обладательница — курсистка. Таким образом Александр II контролировал, чтобы бестужевки не допускались к учительству.

Впрочем, отчёт полицейского едва ли можно было считать клеветническим. Уже в первый учебный год за принадлежность к «Народной воле» была арестована группа курсисток. Сестёр Юшиных задерживали по делу о покушении на Александра II, а по подсчётам Департамента полиции, за 1880-1885 годы из 1988 бестужевок 241 из них обратила на себя внимание полиции, что составило 12,07 % слушательниц. Таким образом, в 1886 году решением министра Ивана Делянова приём на курсы был прекращён «до особого рассмотрения вопроса о высшем образовании для женщин.

Слушательницы Бестужевских курсов (слева направо): Надежда Крупская, Ольга Форш и Любовь Блок. Фото: Коллаж АиФ

Жёсткие меры

Тремя годами спустя было опубликовано Временное положение о Санкт-Петербургских Высших женских курсах, из которого следовало, что количество слушательниц должно быть сокращено, а для зачисления требуется письменное разрешение родителей или опекунов. Помимо этого, плату за обучение повысили до 200 рублей в год. Также приём зависел от личного усмотрения директора, а сами курсистки имели право жить только дома или у родственников: наёмные квартиры исключались. Прежних преподавателей уволили, а некоторые дисциплины были исключены из списка предметов. Как ни странно, резкие реформы не только не запугали слушательниц, а, напротив, подтолкнули их к бунту: если до 1886 года ни одна курсистка не привлекалась по политической статье, то в конце 80-х годов это стало вещью обыкновенной.

Отношение к Курсам изменилось, когда Николай II взошёл на престол: в 1903 году царём было утверждено положение Опекунского совета о допущении к преподаванию лиц, с успехом окончивших Высшие женские курсы.

Последние годы

Первая мировая война внесла свои коррективы в благополучие «Бестужевки», относительно наладившееся за последние десять лет. Финансирование стало нестабильным, и здание, где располагались курсы, стали по частям сдавать под общежития. Однако проблема заключалась не только в этом. Бессистемность образовательного процесса и ухудшение дисциплины сделали своё: в 1918 году большевики закрыли Бестужевские Курсы. В здании, где они раньше располагались, открыли Третий петроградский университет, который войдя в 1919 году в состав Петроградского университета, позже превратился в Санкт-Петербургский государственный университет.

Здание Бестужевских курсов на 10-й линии В.О. Фото: Commons.wikimedia.org / Alextiger



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Может ли татуировка помешать устройству на работу?
  2. Где должна храниться медкарта?
  3. Кто сколько сейчас получает в Петербурге?