Примерное время чтения: 9 минут
1241

«Ели березовую кору и столярный клей». Как ленинградцы выживали в блокаду?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 3. Аргументы и факты - Петербург 18/01/2023 Сюжет Голоса Победы
Из-за ежедневных бомбежек и сильных морозов водопроводное снабжение часто прерывалось, и жители шли за водой к рекам и каналам. У прорубей выстраивались очереди.
Из-за ежедневных бомбежек и сильных морозов водопроводное снабжение часто прерывалось, и жители шли за водой к рекам и каналам. У прорубей выстраивались очереди. АиФ

Сегодня в Петербурге живут 52 тысячи блокадников. Из них 1400 награждены медалью «За оборону Ленинграда» и свыше 50 тысяч имеют знак «Житель блокадного Ленинграда». Судьба каждого – уникальна.

Одна из тех, кто выжил в то страшное время, – Валентина Федоровна Богданова. Подростком она оставалась в городе в самую лютую зиму 1941–1942 года, видела, как от голода умирают близкие, выдержала тяжесть эвакуации. Накануне памятной даты ветеран рассказала «АиФ» о тех трагических днях.

Фото: АиФ/ Елена Данилевич

Кольцо замкнулось

Валентине Федоровне 95 лет. Но это по паспорту. В реальности кажется, что намного меньше – она энергичная и активная, хорошо и правильно говорит, а события прошлого помнит в подробностях.

«Когда началась война, мне было 12 лет, – рассказывает женщина (тогда у нее была фамилия Родионова). – Мы жили в самом центре, на Красной улице, 44 (с октября 1991 г. улице вернули историческое название Галерная. – Прим. ред.). Мама, папа и пятеро детей. Я – четвертая. Всемером мы занимали две маленькие комнаты по восемь метров в коммунальной квартире. Питались тоже скромно. Я почти не ела сахар, сливочное масло, сыр только по праздникам. Отец мог покрошить хлеб, посолить, залить холодной водой, и мы спокойно уплетали такую похлебку. Но на трудности никто не обращал внимания. Все делали вместе, помогали друг другу.

22 июня 1941-го был выходной день, и к нам приехали два моих двоюродных брата – курсанты военного училища в Пушкине. Мама поила их чаем, светило солнце, мы собирались пойти погулять, как вдруг по радио началось выступление Молотова. Война…»

Сначала жизнь семьи не очень изменилась, однако обстановка становилась все тревожнее. Уже в июле ввели продовольственные карточки. Хлеб еще выдавали по 800 граммов, однако в начале сентября эти нормы сократились вдвое.

А 8 сентября 1941-го немецкие части взяли Шлиссельбург. Кольцо окружения вокруг Ленинграда замкнулось. Сухопутная связь со страной была прервана. Началась блокада. 

«Голод подступил уже в октябре, а в декабре стал невыносимым, – переносится в прошлое моя собеседница. – Мы ели столярный клей, варили березовую кору. Отцу, уже когда полки магазинов опустели, удалось купить 10 килограммов соли. Он повторял, что без сахара мы проживем, а вот без соли – нет. Так и вышло: заливали соль кипятком, бросали туда крошки, и нам казалось, что это лучшая еда».

В тисках голода

Сегодня Валентина Федоровна говорит, что их семье несказанно повезло. Еще летом 1941 года заготовили много дров, и когда начался холод, печка-буржуйка в большой кухне топилась постоянно, давая хоть какое-то тепло. Даже ни одной книги не сожгли. Кроме того, рядом с домом находился Судостроительный завод имени Андре Марти – Судомех. Зная, что многие рабочие живут недалеко, руководство предприятия распорядилось пробить в Неве полыньи, чтобы люди могли брать воду. В их квартире постоянно были вода и кипяток, что считалось настоящей роскошью.

Но страшный голод, лишения, мороз до 40 градусов брали обессиленных людей в тиски все сильнее. В декабре от дистрофии умерли родной дядя Валентины и двое его детей. В феврале 1942-го не стало отца, которому было всего 58 лет. Старшая сестра от слабости и недоедания тоже передвигалась с трудом. Неизвестно, чем бы все закончилось, но судьба решила по-своему. Однажды из соседней квартиры вышла заплаканная девочка: «У меня папа умер. Я осталась одна». «Пойдем к нам,– сказала мама Валентины. – Будем все вместе». Сироту обогрели и даже искупали. Однако через какое-то время за девочкой пришли из завода Судомех. Оказалось, ее отец был крупным инженером и на предприятии решили позаботиться о дочке погибшего специалиста, вывезти на Большую землю.

«Девочку звали Нина Лузина, я навсегда запомнила ее имя, – тихо произносит Валентина Федоровна. – Она посмотрела на членов комиссии и твердо сказала: «А я без них не поеду. Они меня не бросили, и я их не оставлю». Проверяющие растерялись, но записали и всех нас: «Ждите, за вами приедут». Теперь понимаю, что Нина нас спасла».

Так, в марте 1942-го Родионовы уехали в эвакуацию. В кузове полуторки их перевезли по льду Ладожского озера. С тревогой вглядывались в свинцовое небо, ожидая смертоносных самолетов с крестами, но, к счастью, под вражеский налет не попали и благополучно добрались на другой берег. Там голодных людей накормили и посадили в товарные вагоны.

«Куда везут – не знали, потом объявили, что состав идет в Куйбышев. Ехали почти две недели и вдруг говорят: «Подъезжаем к Рязани». А у нас родители из этих мест. И снова стечение обстоятельств. Одна из сестер побежала за кипятком и случайно столкнулась с родственницей, которая работала на железной дороге и тоже решила посмотреть на поезд из Ленинграда: «Может, наших встречу»? И мы вышли в Рязани, где до линии фронта было всего 30 километров. Старшая сестра и брат от дистрофии уже не могли идти и в деревню, где жила родня, их везли на телеге. Когда добрались, нам сразу дали 400 граммов хлеба, немного крупы и мешок картошки – огромное богатство».

В Ленинград вернулись в 1946-м. Удалось снова войти в пусть маленькие, но свои комнаты в центре. А вот с Ниной Лузиной они увиделись только в 1960-е, когда она уже с семьей приехала из Куйбышева в Ленинград. Пришла в свою квартиру, где давно жили другие люди, плакала и целовала стены…

В дальнейшем Валентина Федоровна много и честно работала. Вышла замуж, родила двух дочек. Сегодня у нее трое внуков и четверо правнуков. Живет ветеран по-прежнему скромно. Занимает небольшую комнату в малогабаритной двушке в Красносельском районе. В другой – семья внучки, где двое маленьких детей. Она ни на что не жалуется, любит свою семью, страну и хочет только одного, чтобы ужасы блокады никогда не повторились.

Кстати
В эти памятные дни многие мероприятия город проводит совместно с Ленинградской областью. Так, в Кировском районе, где 80 лет назад и была прорвана блокада, пройдет торжественная акция «На рубеже бессмертия». Во Дворце искусств Ленобласти (пр. Стачек, 4) состоится премьера оперы А. Чайковского «Рубеж» в исполнении Симфонического оркестра под управлением Михаила Голикова. А 29 января стартует традиционный легкоатлетический марафон «Дорога жизни». В одно время с Петербургом зажжется «Свеча памяти», будет объявлена минута молчания.

«Уважение к защитникам города»

Вице-губернатор Санкт-Петербурга Борис Пиотровский:

«День прорыва вражеской осады – одна из важнейших дат в истории нашего города. В последнее время эта тема зазвучала с новой силой: в 2022 году блокаду Ленинграда признали геноцидом. Прошла серия судов, где были представлены все необходимые доказательства. Это выводит изучение и обсуждение трагических страниц истории на новый уровень. Сегодня достоверно известно, что в то время погибли не менее 1 093 000 человек. Финансовый ущерб превысил 35 миллиардов рублей. Мы никогда не забудем тяжесть потерь, боль утраты и сделаем все, чтобы сохранить память о мужестве и героизме защитников города. В прошлом году в городе открыли памятник «Блокадному учителю», а в январе в Соляном переулке будет установлена скульптурная композиция, посвященная медикам.

С 17 по 22 января в центре Петербурга появятся «Живые улицы» (Итальянская, Садовая, Манежная площадь. – Прим. ред.), где жители, гости смогут почувствовать атмосферу тех тяжелых лет. Этот проект реализуется совместно с объединением «Ленрезерв». В честь торжественной даты традиционно зажгут факелы Ростральных колонн, а волонтеры раздадут свыше 5 тысяч памятных ленточек. Разработан и специальный логотип, на котором изображен мемориал «Разорванное кольцо» – символ Дороги жизни. Две полукруглые арки монумента раскрашены в цвета ленты Ленинградской победы. В памятных мероприятиях смогут принять участие и ветераны из новых территорий РФ. Они постоянно приезжают в Петербург и мы их активно поддерживаем».

«Кто пытается украсть память?»

Историк, публицист Юрий Светов:

«Сегодня память о блокаде отдвигается все дальше. Выросли несколько поколений, кто знает о тех днях только по книгам или рассказам очевидцев. Все больше семей, где, к сожалению, свидетелей героической обороны, мужества жителей уже не осталось. И здесь важна роль властей, представителей общественности, которые должны напоминать о том, что было. Широко показывать документы, фотографии, фильмы, организовывать встречи и выставки.

Потому что в последние годы немало тех, кто пытаются украсть у нас эту память, переписать историю, принизить роль нашей страны в Победе над врагом. Мы не должны этого допустить. Ведь забыть – значит предать своих предков, то самоотверженное поколение, благодаря которому мы сегодня радуемся жизни. Если не будем помнить об их подвиге, то придет время – забудут и о нас. Мы должны беречь, ценить ветеранов и сделать все, чтобы молодежь могла с ними, насколько это возможно, пообщаться и поговорить».

Подписывайтесь на наш Телеграмм-канал  – https://t.me/aifspb. Обсудить публикации можно в нашей группе ВКонтакте – https://vk.com/aif_spb.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5


Самое интересное в регионах