990

Помогала страна. В эвакуации из блокадного города спасли почти 2 млн детей

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 49. Аргументы и факты - Петербург 07/12/2018
К сентябрю 1941-го положение тысяч детей в Ленинграде и области стало катастрофическим.
К сентябрю 1941-го положение тысяч детей в Ленинграде и области стало катастрофическим. Архивное фото

Малышам пришлось пережить немало трудностей, вернуться в родной город тоже оказалось непросто. Как же сложилась их жизнь? Об этом «АиФ» рассказала председатель правления региональной общественной организации воспитанников детских домов блокадного Ленинграда Нина Фадеева. 

Круглые сутки, без отказа

- Нина Владимировна, как возникли в городе такие учреждения? 

- К сентябрю 1941-го положение тысяч детей в Ленинграде и области стало катастрофическим. И тогда по решению Государственного комитета обороны и Ленгорсовета стали формироваться блокадные детские дома. Там малышей кормили, одевали, обогревали. Также в каждом районе по квартирам направили специальные бригады, которые проверяли, кто умер, кто жив. Несмотря на войну, всё проходило упорядоченно, под девизом: «Ни одного беспризорного ребёнка в Ленинграде!». Принимали туда «в течение 24 часов без отказа». В итоге если в декабре 1941-го в осаждённом городе было открыто 17 детских домов, то в марте 1942-го уже 98. И ещё 32 действовали в различных районах области. 

- Известно, что эвакуация началась летом 1941-го. Куда же везли маленьких ленинградцев?

- Их принимала вся страна. Уже в августе 1941-го в близлежащую Ярославскую область ушли первые десять эшелонов с 15 тыс. детей. Основной поток направлялся в Ярославскую, Вологодскую, Горьковскую, Челябинскую, Кировскую, Свердловскую, Актюбинскую, Кзыл-Ординскую и другие области. Встречали юных ленинградцев и Башкирия, Удмуртия, Южный Казахстан. Выделили 600 мест и для только что родившихся крох… Путь предстоял тяжёлый и опасный. Так, 7 сентября перед станцией Званка немцы разбомбили поезд с детдомовцами, и следующие составы шли среди разбросанных взрывами окровавленных постелей. Ещё раньше фашисты расстреляли детский эшелон на станции Лычково возле Валдая. Эвакуация шла полным ходом и продолжалась до октября 1943-го. В общей сложности удалось освободить из блокадного плена свыше 1,7 миллиона детей. 

- Чем их встречали в далёких городах и сёлах?

- Время выпало тяжёлое, поэтому к переселенцам не везде относились благожелательно. Так, в очень трудном положении оказались 12 детских домов, эвакуированных в Краснодарский край. Немцы наступали стремительно, и дети стали жертвами оккупации… Но таких случаев, к счастью, немного. В абсолютном большинстве районов ребят встречали радушно. Разбирали по избам, аулам, выделяли для размещения школы, как могли, старались облегчить жизнь. 

Воспитанник детдома Михаил Игнатьев оказался под Горьким, Вера Малафеева - в Барнауле, Станислав Микони - в Карпинске Свердловской области. Всех ребят поселили в приспособленных помещениях, принесли одежду, выделяли продукты. И так происходило почти везде.

Замечу: власть следила за жизнью подростков. Открылись учебные учреждения, а в 1943-м вышло постановление о создании при детдомах «подсобных хозяйств от 3 до 10 га», что стало серьёзным подспорьем. В Свердловской области, например, были эвакуированы свыше 3 тыс. воспитанников, 26 ленинградских детдомов, и почти все они имели такие огороды. Помогали и предприятия, колхозы. Дети тоже трудились: работали в поле, осваивали различные специальности, шили одежду, делали мебель. Немало примеров, когда это стало их будущей профессией.

Детдомовское братство

- Как же затем складывались судьбы? 

- У всех по-разному. Ведь с жильём тогда было сложно. Комната в коммуналке считалась за счастье, в основном же выделялись общежития. Получить среднее образование тоже оказалось непросто. Так, в 
10-й класс принимали только тех, кто учился в предыдущих на «отлично». Понятно, что дети, приехавшие из эвакуации, таких знаний показать не могли. Поэтому большинство шли в фабрично-заводские, ремесленные училища. Тем не менее абсолютное большинство получили профессии, закончили институты. У нас есть маляры, токари, инженеры, врачи, профессора. Все - хорошие, добрые люди, связанные чувством локтя, блокадным, детдомовским братством. Мы привыкли выручать друг друга, подставлять плечо. Эти контакты не прерываются и сегодня. Так, Вера Семёновна Малафеева, о которой говорили выше, до сих пор поддерживает связь со своим детдомом из Барнаула, несколько раз посещала места, где была в эвакуации. А там установлен памятник детям блокадного Ленинграда. 

- Можно ли сегодняшним детдомовцам передать такие традиции?

- Мы много лет шефствуем в Петербурге над детскими домами № 23, 24, 17, 31. Есть и несколько знаковых мероприятий, которые проводим совместно. На весенних школьных каникулах организуем праздник «Преемственность поколений». Как правило, в нём участвует не менее 6-7 детдомов. А в конце апреля возим ребят по местам боевой славы. Таким походам уже более 55 лет. Посетили многие памятные места: Ораниенбаум, Кронштадт, Петродворец, Пискарёвский мемориал. Особенно запоминающимися и масштабными были поездки к монументу «Разорванное кольцо». В них участвовали до пятисот подростков. Долгое время нам помогал Ленинградский военный округ. Детей кормили солдатской кашей, а в конце праздника устраивали салют. 

Конечно, нынешние воспитанники другие, часто им не понять наших переживаний и горестей. Считаю, что патриотическое воспитание не должно ограничиваться прохождением раз в год «Бессмертного полка» и поздравлением ветеранов. Его необходимо дополнять свидетельствами тех, кто прошёл войну, блокаду, на себе испытал её ужасы. Поэтому пока живы, будем приходить, встречаться с молодёжью. Она обязана знать, какой ценой завоёвана Победа.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5

Самое интересное в регионах